вторник, 31 октября 2017 г.

Об экологии, мусоре и обитателях моря

Экспедиционный сезон


На горизонте становится всё больше «сапожок» острова Большой Пелис – центр Восточного участка Дальневосточного морского заповедника, цель моей поездки и дом на ближайшие полтора месяца. Здесь я буду продолжать работы по мониторингу рыб заповедника. Разгрузившись, иду проведать озеро – как там поживают караси и утки? Передо мной с тропы взлетают две белоснежные птицы – большие белые цапли. В этом я усмотрел некий символ – ждут меня здесь какие-то две большие хорошие новости.

Собравшись, отправляюсь в первую подводную прогулку по бухте возле кордона заповедника. Вода не очень тёплая, но 21° все же есть, коренные морские жители на своих местах, вот только тихоокеанские волосатки задерживаются – пора бы им уже в конце первой недели сентября быть на нерестилище. Пока никаких сюрпризов, только неприятно поразил участок дна на глубине 3-4 м рядом с пирсом – он завален разным мусором, принесённым морем. Здесь и обрывки тканевых мешков, и куски пластика, и доски, ветки, и всякая всячина. Такой же неприглядный вид имеет и берег бухты – сплошной мусор. Увы, Homo sapiens считает себя самым разумным существом на Земле, но насколько же неразумно его отношение к Природе! Сами мусорим и сами же жалуемся на «плохую экологию» (абсолютно, на мой взгляд, безграмотное выражение). Если есть отходы – в лес их, в море, и куда угодно, лишь бы в квартирах и городах было чисто! Вторичная переработка производится редко, мусора становится всё больше, и мы постепенно начинаем в нём захлебываться и тонуть. Мировой океан засорен не меньше, чем суша. Дошло уже до того, что в Тихом океане, севернее Гавайских островов, образовался огромный мусорный «континент» размером с Европу. Конечно, всё это негативно сказывается и на обитателях моря. Но так ли всё однозначно плохо?

Перед животными в течение всей жизни (как и перед человеком, кстати) стоят несколько основных стратегических задач: защититься от хищников (найти убежище, замаскироваться), добыть корм, успешно размножиться. Как ни странно, но деятельность человека, и его отходы, в частности, немного помогают животным в решении этих задач. Например, всем известно, во что превращаются затонувшие суда на дне моря – это оазисы жизни с массой кораллов, водорослей, моллюсков, рыб, которые находят здесь и убежища, и корм. С помощью плавучего мусора, в основном, пластика, многие сидячие и малоподвижные морские животные пересекают бескрайние водные пространства, расширяя свои ареалы обитания, многие здесь и кормятся, и размножаются. Несколько примеров того, как обитатели моря используют отходы человеческой деятельности себе во благо, нашёл и я во время своих работ в бухте возле острова Большой Пелис.

Вот серый морской ёж. В отличие от своего длинноиглого собрата – чёрного морского ежа, он имеет короткие иглы и поэтому, вероятно, ощущая некоторую свою уязвимость, постоянно старается замаскироваться, нахлобучивая на себя камешки, отмершие куски водорослей, пустые раковины моллюсков и другие природные материалы. Но всё больше ежей прикрывают себя антропогенным мусором: пластиковыми пакетами и зажигалками, какими-то трубками, пуговицами, гильзами от охотничьих патронов и многим другим. Убирая кучу обрывков зелёных полипропиленовых мешков со дна, на берегу я вытряхивал из них множество 1-2-сантиметровых серых ёжиков – мешки служили для них общим укрытием. Как, впрочем, и для молоди мелких рыб – шестилинейного эрнограмма и длиннобрюхого маслюка. Серые ежи удивили меня ещё одним обстоятельством. Прошлогодний тайфун «Лайонрок» оставил после себя на дне бухты несколько стволов затонувших деревьев. За прошедший год ежи наполовину съели с них кору, компенсируя скудость кормовой базы – в бухте совсем не осталось водорослей.

Серые морские ежи с маскировкой из природного и антропогенного материалов

А вот прибрежный краб, нашедший себе укрытие в разбитой пивной бутылке. Сородичи его прячутся в щелях между валунами или выкапывают себе убежища в песке под камнями, а этот вполне комфортно устроился в номере гостиницы «San Miguel Beer». 

Прибрежный краб в пивной бутылке

Встретил я и своих старых знакомых – пару японских мохнатоголовых собачек. Обычно эти рыбы живут в норах под камнями, но больше 35 лет назад я нашёл на краю бухты среди валунов, на глубине 11 метров, утонувший резиновый сапог. Решил его поднять, но из голенища показалась голова собачки, поэтому я его оставил. И с тех пор регулярно проверяю его, и постоянно там нахожу этих рыб (конечно, других особей – они не живут так долго), которые появляются здесь в конце сентября – уж больно удобен сапог для них как место для откладки икры. Вот только вторая собачка в него не помещается. Может, затопить второй сапог – сделать «пристройку к коттеджу»? 

Японские мохнатоголовые собачки и их убежище – резиновый сапог

Другие рыбы – самцы японского терпуга обычно привлекают самок откладывать икру среди друз мидий Грэя, покрытых известковой водорослью боссиелла меловая. Но в бухте на нескольких камнях валяются обрывки крупноячеистой рыболовной сети, и этот субстрат оказался более привлекательным для устройства нерестовых гнезд терпугом – на сети хорошо закрепляются комки икры, поэтому последние годы только здесь терпуг и нерестится.

Дальше, на глубине 15 метров, на песчаном дне лежит автопокрышка. Она давно служит «дачей» осьминогам. «Дача» потому, что осьминоги здесь постоянно не живут – не нравится им большая песчаная равнина вокруг. Осьминоги обычно делают норы под валунами у каменистых склонов, и они служат им постоянным «домом». В покрышке же головоногие периодически гостят и задерживаются там на некоторое время, судя по груде пустых створок моллюсков внутри этого вынужденного убежища.

Малыш гигантского осьминога в автопокрышке

Как видим, животные вынуждены приспосабливаться к деятельности человека, используя производимые им предметы себе во благо. Но очень уж не хотелось бы, чтобы вся наша планета превратилась в сплошную помойку, а наша жизнь (и жизнь «братьев наших меньших») на ней – в обыденность! А что же моё «знамение» – две белые птицы? Оно оправдалось – я встретил в бухте двух редких рыб, ранее не встречавшихся у острова – желтохвостую барракуду и морскую собачку Ятабе. И тихоокеанские волосатки появились на нерестилище, но аномально поздно – 17 сентября.

Жизнь идёт своим чередом, и остается надежда, что мы, люди, все же придём к осознанию того, что мы часть Природы, период её покорения остался в прошлом, и нам следует намного бережней к ней относиться, иначе спасать планету будет уже поздно.

Александр МАРКЕВИЧ, 
научный сотрудник «Дальневосточного морского заповедника» – филиала ННЦМБ ДВО РАН, 
кандидат биологических наук 
Фото автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий