среда, 11 февраля 2015 г.

«Я люблю тебя жизнь и надеюсь, что это взаимно»: к 75-летию А.И. ОБЖИРОВА

Юбилей


Анатолий Иванович ОБЖИРОВ

«Могут ли все эти качества присутствовать в одном человеке? Профессионализм, целеустремлённость, трудолюбие, обаятельность, талант, харизма, доброта, энергичность, спортивность, жизнерадостность? «Конечно, ДА!!!» – ответим мы, сотрудники лаборатории газогеохимии – «Это наш Анатолий Иванович!!!».

Дорогой Анатолий Иванович, сердечно поздравляем Вас с юбилеем!
Семьдесят пять – это только начало!
Семьдесят пять – это только граница,
После которой, как жизнь посчитала,
Новая молодость в дверь постучится!
Мы вам желаем всегда оптимизма,
Новых побед – ведь они вам подвластны,
В общем, здоровья, успехов и счастья!
Благодарим Вас за доброту, за бесценные знания и опыт, которыми Вы делитесь с нами, за понимание и уважение, за то, что научили нас любить своё дело так, как любите его Вы.
Золотому руководителю и Бесценному учёному от сотрудников лаборатории газогеохимии Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичёва ДВО РАН».

Такое поздравление пришло в нашу редакцию от коллег Анатолия Ивановича ОБЖИРОВА – учёного, спортсмена, музыканта, друга, учителя и примерного семьянина. Эти тёплые слова адресованы тому, кто счастлив тем, что нужен людям, накануне его юбилея – 75 лет!

Сотрудники лаборатории газогеохимии ТОИ ДВО РАН

«Человек, нашедший то, что потерять невозможно»

Анатолий Иванович Обжиров в настоящее время возглавляет отдел геологии и геофизики Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичёва ДВО РАН и своё детище: лабораторию газогеохимии ТОИ ДВО РАН.

Доктор геолого-минералогических наук, профессор по специальности «Океанология», первооткрыватель ряда залежей подземных вод на Чукотке и газогидратных скоплений в Охотском и Японском морях, участник успешных поисков и разведки нефтегазовых месторождений в морях западной части Тихого океана родился 11 февраля 1940 в г. Усть-Катав Челябинской области.

Высшее образование он получил в Томском политехническом институте им. С.М. Кирова на геолого-разведочном факультете (1958-1963) по специальности «Поиск и разведка нефтегазовых месторождений».

В 1974-м успешно защитил кандидатскую диссертацию «Геологические особенности распределения природных газов угольных месторождений Дальнего Востока» в МГРИ, г. Москва, а в 1996 году защитил докторскую диссертацию «Газогеохимические поля и прогноз нефтегазоносности морских акваторий» в институте Геоинформсистем, г. Москва. В 2009-м получил диплом профессора по специальности «Океанология», ВАК, г. Москва.

Основные вехи его профессиональной деятельности складывались из опыта работы во всех категориях непростой, но наполненной открытиями и радостью труда геологической стези: 1963-1968 годы – геолог в Приморском геологическом управлении, г. Артем, Приморского края; 1968-1974-й – старший геолог в тресте «Дальвостуглеразведка», г. Владивосток; 1974-1977 годы – главный геолог Чукотской геолого-разведочной партии; 1977-1979-й – старший научный сотрудник ТОИ ДВО РАН; 1979-й – по настоящее время – заведующий лабораторией газогеохимии ТОИ ДВО РАН, а с 2005 года – руководитель отдела геологии и геофизики ТОИ ДВО РАН.

Основная цель его научной деятельности – разработка методов и их применение для поисков месторождений нефти и газа на суше и море, используя комплекс геологических, газогеохимических, геофизических, гидроакустических, океанологических, батиметрических характеристик. По этому направлению им получено более десяти патентов и авторских свидетельств в рамках поиска нетрадиционных источников углеводородного сырья – газогидратов, угольного газа и углегазовых сланцев, биогаза, сланцевого газа, газа плотных коллекторов. Дополнительный интерес – использование геолого-геофизических индикаторов для картирования зон разломов, оценки их сейсмической активности, прогноз землетрясений и цунами, оценка поступления парниковых газов в атмосферу и влияния их на глобальный процесс изменения (потепления) климата и изменения экологического состояния среды.




Важнейшую часть его научной жизни составляют экспедиции. Морские и сухопутные, которых проведено под его руководством, не менее 40-ка на море и множество полевых выездов, охватывающих Сибирь и Дальний Восток. Многие морские научные экспедиции в последние 15 лет выполнены в рамках международных проектов, которые он возглавлял или был руководителем темы. Например, таких: Курило-Охотский Морской Эксперимент (KOMEX, Россия-Германия, 1998-2004); Мультдисциплинарное изучение газовых сипов озера Байкал (MULTISGAS, Россия-Бельгия-Япония, 2002-2004); Газовые гидраты Охотского моря (CHAOS, Япония-Россия-Южная Корея, 2003-2006); Газовые гидраты сахалинского склона (SSGH, Япония-Россия-Южная Корея, 2007-2016). Российские проекты Анатолия Ивановича поддержаны представительным набором грантов РФФИ, ДВО РАН, Президиума РАН, ФЦП «Минобрнауки» и других. Например, в 2007 году проекты под его руководством выиграли два конкурса по темам: «Создание научных основ новых технологий и технических решений извлечения природного газа из газогидратных месторождений» и «Условия формирования и разрушения газогидратов в Охотском море, их моделирование и технико-экономическое обоснование извлечения метана из газогидратов».

Необходимо отметить, что многие из экспедиций и важнейших научных проектов были бы неосуществимы без его организаторского и научного таланта. В условиях полного равнодушия чиновников иные проекты, имеющие очевидную пользу для отечества, приходилось вытягивать буквально вопреки всему и в последний момент. Однако, по мнению самого Анатолия Ивановича, эти усилия окупились (в научном смысле) с лихвой. За дальневосточной, и в целом российской наукой, остались открытия залежей газогидратов, в том числе, впервые обнаруженные в 2012 году в юго-западной части Охотского и северной части Японского моря. Благодаря этим и другим экспедициям пришло понимание истинных масштабов подводной дегазации литосферы в Дальневосточном регионе, связи этого явления с катастрофическими событиями и его влияния на экологическую обстановку.




Сотрудники лаборатории газогеохимии вспоминают многие эти моменты, когда А.И. Обжиров буквально спасал безнадёжные ситуации. Например, в 1999 году были организованы и успешно проведены сразу три сложных экспедиции: ледовая на вертолете МИ-8, ГС «Маршал Геловани», НИС «Академик М.А. Лаврентьев». В этих экспедициях когда иностранные участники (и при этом – основные спонсоры экспедиций) уже готовы были махнуть рукой и уехать, получить «добро» на отправку удавалось буквально в день запланированного отхода.

В эпоху становления морской геологии ТОИ ДВО РАН, Анатолию Ивановичу приходилось одновременно и руководить работами, и выполнять газохроматографические анализы, и делать пробоотбор, и даже проводить геофизические съемки.

Как вспоминает кандидат геолого-минералогических наук Игорь Казимирович Пущин, например, в последнем рейсе НИС «Каллисто» за неделю до отправки выяснилось, что группа московских геофизиков не получила визы. Работы по важнейшему методу непрерывного сейсмического профилирования были под угрозой срыва. Однако оборудование было погружено на борт, В.П. Филатьевым проведён разовый инструктаж, а в самом рейсе наладку и фунционирование сейсмической аппаратуры во многом обеспечил Анатолий Иванович Обжиров. Его смекалка и золотые руки помогли сходу вникнуть в принципы работы сложного и незнакомого прежде оборудования. В итоге были получены отличные записи НСП, которые позже были опубликованы в книге «Geology and submarine resources of the Tonga-Lau-Fiji Region».

Молодые сотрудники лаборатории рассказывают, что пришли в науку благодаря образовательному таланту Анатолия Ивановича. После его лекций и практических занятий их затянуло работать в ТОИ ДВО РАН.




Под руководством А.И. Обжирова с 1968 года и по настоящее время на Дальнем Востоке сформирована школа фундаментальных и прикладных газогеохимических исследований в литосфере, гидросфере и приземной части атмосферы. Фундаментальность исследований состоит в изучении закономерностей распределения, взаимодействия природных газов в этих средах. Прикладное (практическое) значение заключается в использовании природных газов в качестве индикаторов для поиска и прогноза нефтегазовых месторождений, картирования зон разломов и прогноза их сейсмо-тектонической активизации и, как следствие, землетрясений и цунами, в обнаружении источников поступления газа (метана) в атмосферу и участия их в процессах глобального изменения (потепления) климата, в поиске нетрадиционных источников углеводородов, в использовании их как индикаторов загрязнения окружающей среды.

Анатолий Иванович очень интересный человек, неравнодушный, решительный, общительный, весёлый, остроумный, подвижный, дружелюбный, обаятельный. Но главное его качество – он любит жизнь, и это взаимно.

Огромную поддержку на всем жизненном пути профессора Обжирова оказывает его жена – Наталья Петровна Обжирова. Высококвалифицированный химик, она оставила карьеру ради помощи мужу, воспитания детей и уже четырёх внуков. Работая в отделе научно-технической информации, продолжает поддерживать литературой и стимулировать публикационную активность Анатолия Ивановича. А он, в свою очередь, во всём поддерживает супругу.

Здоровый дух ему помогает поддерживать спорт – лыжи, бег, теннис, хоккей и футбол. Ну и мандолина – всегда при нём; его даже приглашал выступить на свадьбе своего сына индийский раджа.

Желаем Анатолию Ивановичу здоровья, долгих лет счастливой жизни и новых научных свершений. Говорят, что «Геолог – это человек, который ищет то, чего никогда не терял». Мы говорим, что Анатолий Иванович, это человек, который нашёл то, что потерять невозможно.

Сотрудники лаборатории газогеохимии ТОИ ДВО РАН

Выставка публикаций А.И. Обжирова

Награды Анатолия Ивановича Обжирова: 1996 – Медаль Профессорского клуба;1999 – Медаль Примоского геологического управления.
Дипломы, премии, сертификаты: Премия РОСГЕО и РОСНЕДРА А.И. Обжирову, А.И. Гресову, Р.Б. Шакирову, Е.В. Мальцевой в области науки и инновационной технологии в геологическом изучении недр России за работу «Исследование сырьевой базы и разработки инновационных освоения ресурсов метана угольных месторождений Дальнего Востока России».
Диплом к Золотой медали участнику VI Международного салона «Комплексная безопасность – 2013» за инновационную разработку угольного метана из горных выработок шахт и угольных пластов с целью его использования как нетрадиционного углеводородного сырья.
Диплом А.И. Обжирову на Международном форуме «Интеллектуальная собственность–XXI век» – 2013 за значительный личный вклад в процесс формирования, развития и охраны интеллектуального потенциала России.
Свидетельство № 07-04461: А.И. Обжиров, зарегистрированный в Федеральном реестре экспертов научно-технической сферы, ФГБНУ НИИ РИНКЦЕ, 2013-2016 гг.;
Сertificate of MMS, Anchorage Alaska to Anatoly Obzhirov Geologic and resource economic assessment Seminar, 1994.
Публикации: за период свой научной деятельности он опубликовл 15 монографий (две авторские и 13 – с соавторами), в реферируемых журналах более ста научных статей, в материалах конференций и сборниках – 177.

Теперь слово самому юбиляру.



«Мудрость приходит не сразу, но сразу видно, к кому она не придёт»

– Это выражение из сборника афоризмов актёра Владимира Михайловича Зельдина, которому исполнилось 100 лет.
Вот и задумаешься – 75 лет, это ещё не конец, можно и нужно жить, работать, любить. Да, любить. Мне сказали, что В.М. Зельдин очень любит женщин и поэтому он долго живёт и в свои 100 лет танцует и не забывает о женщинах, и жена у него одна на всю жизнь.
Эта тема – любовь и женщины – вечная. В ней есть большая доля правды. Когда в семье любовь и согласие, когда на работе любовь и согласие – это важная составляющая жизни. Я тоже люблю женщин, у меня одна жена, дай Бог, на всю жизнь. Не танцую, но играю на мандолине, занимаюсь спортом. То есть, глядя на 100-летнего В.М. Зельдина, и в 75 лет можно надеяться ещё пожить.

– Анатолий Иванович, какое место в вашей жизни занимает наука, что она для вас значит? Как ваш опыт геолога помогают вам в преподавании?

– В нашей лаборатории газогеохимии собрались и опытные сотрудники и молодые. Так получилось, что в лабораторию пришли молодые юноши и девушки из ДВГТУ, которые поступили в аспирантуру ТОИ ДВО РАН. Я читал лекции «Учение об атмосфере» студентам на кафедре «Геоэкология» ДВГТУ. В лекциях я добавлял примеры из моей профессиональной жизни, которые показывают важность знания геологии, экологии в практических ситуациях. Напомню о нескольких таких случаев. В районе Липовецкого угольного месторождения умер пастух. Был август, прошёл тайфун с ливнем и низину, где он пас коров, затопило дождевой водой. Он захотел пить и залез в подземное помещение, где находилось устье гидрогеологической скважины, оборудованной насосом, для доставки питьевой воды из скважины для посёлка. На скважине был кран для отбора воды на анализ. Пастух отодвинул крышку помещения подвального типа, спустился попить воды и умер. Разбираться долго не стали, решили, что он был пьян.

На другой год – опять август, опять тайфун, опять дождь и долину снова залило водой. Двое рабочих пришли в помещение, где умер пастух, проверить, не залило ли насос водой. Один из рабочих нагнулся посмотреть и упал, второй испугался и побежал звать людей. Рабочий умер. Для выяснения причин позвали меня. Я взял пробы воздуха, и оказалось, что на расстоянии около 0.5 м от пола концентрация углекислого газа достигла 10%. В воздухе СО2 содержится 0.0033%. Что оказалось? Вода вытеснила углекислый газ, который накопился в результате окисления углей под почвой, к поверхности. То же было и в случае с пастухом. Если бы в первый раз сделали анализы газа, то второй смерти можно было бы избежать. Углекислый газ не поддерживает дыхание, и человек быстро теряет сознание и погибает, если его во время не вынести на воздух. Углекислый газ не имеет запаха и цвета, поэтому органами чувств человека он не регистрируется.

В следующем году, в районе Спасска жители выкопали колодцы для снабжения водой. Но воды не было, так как зеркало водоносного горизонта было глубже из-за карстовых пустот в известняке, который подстилал почву в этом районе (сырьё Спасского цементного завода). Смекалистые наши люди стали использовать эти колодцы для хранения продуктов. Но вот опять август, опять тайфун и опять погибли люди. Дождь заполнил пустоты в известняке, вода стала подниматься и появилась в колодцах. Хозяин полез в колодец забрать продукты и остался там. Другой человек полез ему помочь и остался с ним. И в этот раз пригласили меня сделать анализ газа в колодце. Оказалось, что в слое 0.5 м над водой содержание углекислого газа составило 11%, а выше СО² содержалось почти как в воздухе – 0.1%.

– В чём же состоит важный вывод?

– А в том, что спелеологи и другие люди должны знать, что углекислый газ собирается на дне пещер, в низинах, подвалах, потому что он тяжелее воздуха и очень опасен, так как он не имеет запаха и цвета.

Приведу ещё один пример, который важен для понимания возможности газогеохимии в решении геологических и экологических задач. Около заправки в районе Снеговой пади неожиданно в жилом частном доме появился запах бензина. Затем этот же запах появился в соседнем доме, затем в следующем. Люди были эвакуированы из домов из-за опасности взрыва. Пригласили пожарников для выяснения причин появления запаха бензина. Один пожарник открыл в доме крышку подвала, а другой – посветил спичкой. Произошёл взрыв, у пожарника обгорели волосы, он упал в подвал, но остался живой. После этого позвали меня выяснить причину поступления бензина в дома, которые стояли на расстоянии 100 м от заправки. Я пришёл на заправку и спросил, нет ли у них утечки бензина. Был чёткий ответ: «нет». После этого я взял пробы почвы в подвале дома около дна подвала, на 0.5 м выше и около поверхности стенки подвала. Потом сделал «закопушки» и отобрал пробы почвы от дома к заправке. После анализа газа проб стало ясно, что в подвале у дна нет бензина (углеводородного газа), а на поверхности – более 5%. От дома к заправке количество углеводородов увеличивалось, и ближе к заправке в почве их было более 20%. Стало ясно, что бензин выходит в почву из ёмкости заправки. Я сделал акт, передал его в три инстанции – пожарную, геологическую и на заправку. Заправка была вынуждена откачать из ёмкости бензин и тогда они обнаружили, что бетонная ёмкость треснула, возможно, зимой. Через трещину бензин просачивался и насыщал почву. По почве, которая в этом районе имела гравийную структуру, бензин проникал в дома. Трещину в ёмкости забетонировали. Через какое-то время бензин в домах выветрился, и люди вернулись домой. Кстати, был применен газогеохимический метод, который мы используем для поисков месторождений углеводородов.

– Расскажите о лаборатории газогеохимии. Чем ценно ваше общение и сотрудничество с коллегами, учениками?

– Возможно, благодаря отчасти таким рассказам «из жизни» на лекциях, некоторые студенты попросились в нашу лабораторию для обучения в аспирантуре. И я рад, что пришли отличные девушки и юноши. После окончания аспирантуры трое девушек и трое юношей защитили кандидатские диссертации, руководителем которых был я. В конце 2014 года сотрудник лаборатории А.И. Гресов защитил докторскую, я был его консультантом. В этом году предзащиту докторской прошёл молодой сотрудник лаборатории Р.Б. Шакиров, консультантом которого являюсь я.

В лаборатории газогеохимии сейчас трудятся 23 специалиста, половина – молодые. Сегодня в составе лаборатории один профессор, два доктора, восемь кандидатов, один аспирант, два инженера и девять научных сотрудников. Лаборатория имеет хромато-массспектрометр, четыре газовых хроматографа и другое оборудование, которое позволяет выполнять газогеохимические исследования на высоком уровне, в том числе, в международных экспедициях.




В лаборатории образовался хороший деловой микроклимат, основанный на взаимном уважении, обсуждении планов и критических замечаний на семинарах. Я думаю, что большое значение в этом создают наши женщины. С одной стороны, их присутствие мужчин дисциплинирует, а, с другой, их красота и исполнительность помогает в тяжёлых буднях. Все праздники, дни рождения мы встречаем вместе, причём почти без спиртного – чай, торт, конфеты и разговоры о настоящем и будущем.

Сотрудники лаборатории газогеохимии ТОИ ДВО РАН

– Давайте вспомним значимые, на ваш взгляд, исследования и результаты за последнее время.

– Могу похвастаться (видно, дело идёт к старости). Я создал научную школу газогеохимических исследований, и она сейчас является одной из лучших в России и за рубежом. Наши исследования используются для прогноза и поиска месторождений нефти и газа, газогидратов, картирования зон разломов, прогноза землетрясений, экологической оценки и решения других задач, как на суше, так и на море. Ещё похвастаюсь. На профессорском балу 13 января 2015 года меня премировали «Никой» и Сертификатом победителя ХIII конкурса Профессорского клуба ЮНЕСКО в области науки. Так что я уже сертифицированный учёный. :)

– Анатолий Иванович, как вы думаете, что в жизни важного, а что – не очень? Что нужно успеть сделать, а чем вообще не стоит заниматься?

– Важно, прежде всего, уважать себя и других. Не прогибаться перед начальством и быть честным перед собой. Такая схема не ведёт к быстрому росту карьеры, но, если ты специалист, то твоё место никто не займет. Для меня главное – свобода духа и творчества, поэтому начальство меня не недолюбливает, но мирится, потому что я и лаборатория нормально работаем и даём институту и России научную и прикладную продукцию.

– Приведите примеры такого отношения к науке, работе и жизни.

– В 1974 году, после защиты в Москве кандидатской диссертации меня назначили главным геологом Чукотской геологоразведочной партии. Я проработал в этой должности три года и защитил два отчёта в ГКЗ (Государственной комиссии по запасам) по доразведке угольных месторождений около Анадыря и у посёлка Беринговский. В этот период произошло два эпизода, которые характеризуют отношение к работе и жизни. Первый эпизод связан с методом руководства геологическим отделом – машинистки, техники, старшие техники, геологи, старшие геологи, всего более 30 человек. Я дал всем работу и спрашивал не время нахождения на работе, а выполнение работы (карты, разрезы, текст и другое) в срок. Сначала кто-то пользовался, опаздывал на работу или уходил, но я за этим следил не строго, ждал выполнение работы. И вот пришло время, когда люди поняли, что они – творцы, над ними нет палки, они должны сделать работу и иметь некоторую свободу для того, что надо сделать. Начальник партии пытался меня критиковать за такой подход, но я просто ему сказал, что, если он будет вмешиваться, то будет сам писать отчёт.

Молодой геолог А.И. Обжиров – открыватель недр

Как-то меня вызвали во Владивосток с докладом, и я вернулся на Чукотку через несколько недель. Ко мне подошел начальник и сказал: «раньше, когда главный геолог уезжал, то он занимался налаживанием дисциплины в геологическом отделе, а ты уехал, и все работают, как будто ты здесь». Я ему ответил, что каждому дана работа, и они её выполняют. Скажу, что в какой-то степени я также руковожу коллективом лаборатории. Люди должны чувствовать, что они свободные, и от них требуется качественное выполнение работы. Когда директора вводят регистрационные карточки входа и выхода сотрудников в институт, то это – дурь. Учёный работает и день, и ночь, а просиживание «от и до» в институте не способствует творчеству. Надо требовать работу.

Я помню, как ко мне пришла мысль сделать вакуумную дробилку пород для извлечения из них газов. Вечером мы легли с женой спать, как я вдруг вскочил и сказал, что я понял, как сделать. Наташа испугалось: что это со мной? Я нарисовал на листочке схему и лёг спать. Через две недели мы с другом сделали дробилку, благодаря которой стало возможно эффективно изучать газы в породах. В 1974 году я её опубликовал, и мне долго приходили письма с просьбой прислать чертежи. Такой процесс творчества у учёных.

Специалист по поиску нефти и газа в минуту отдыха

Второй эпизод моей работы на Чукотке. Я не подчинился главному геологу организации во Владивостоке, моему непосредственному начальнику. Надо было найти подмерзлотную воду для обеспечения Анадырского аэропорта. До моего появления на Чукотке уже был проект этой работы, утверждённый в Москве. Но, изучив геологию региона, я заметил недоработку проекта. Надо было буровой станок переместить на 3 км за пределы утвержденного проекта. Я дал команду переставить станок, и началось бурение. Начальник партии доложил во Владивосток, что я поставил станок за пределами проекта. Мне начали звонить, что так нельзя и т.д. Я клал трубку и говорил, что плохо слышу, поскольку – Чукотка. Через неделю мне пришла телеграмма с распоряжением срочно прибыть во Владивосток с докладом. Я дал команду продолжать бурить, пока не позвоню из Владивостока.

Я прибыл во Владивосток, пришёл к главному геологу В.И. Подоляну. Он ещё не успел разобраться в моём самоуправстве, как из Чукотки позвонили и сообщили, что из скважины ударил фонтан чистой воды из-под многолетней мерзлоты, мощность которой в этом районе составляла 150 м. Главный геолог мне ничего не сказал и позвонил в «Дальгипрошахт», что воду нашли. Это было первое открытие бассейна пресной воды под многолетней мерзлотой на Чукотке.

Почему я не подчинился? Моей задачей было найти воду, и я чувствовал, что по геологическим признакам в этом районе она должна быть. А то, что меня могут уволить, я не боялся, так как уже был специалистом, а специалисту всегда найдется работа. Мне повезло, я нашёл воду, и «судить» меня не стали. То есть, на ваш вопрос можно ответить – если любишь свою работу, если уважаешь твоих коллег, которые так же любят свою (нашу) работу – это счастливая жизнь. Я стараюсь жить и работать, кому-то помочь, от кого-то научиться.




– Какое место в вашей жизни занимает семья? Расскажите о Вашей любимой жене – Наталье Петровне (скоро у вас золотая свадьба?), ваших детях и внуках, добавляющих интереса к жизни.

– Моя жизнь и семья – неразделимы. Я не представляю свою жизнь без жены и наших детей и внуков.

Приехал я во Владивосток в 1963 году по распределению после окончания Томского политехнического института, где я получил специальность «Инженер-геолог» по поискам нефтегазовых месторождений. Стал работать в Нефтяной партии и в 1965 году встретил Наташу. Она училась в Дальневосточном государственном университете на втором курсе химического факультета. В ДВГУ она пела в квартете, и их группу отправили участвовать в Универсиаде в Ленинград. Там в то время была моя мама, они поговорили, и маме Наташа понравилась. На свадьбу мои родители не приехали (далеко), но поздравили, и мы женились в 1966 году (если доживем, то в 2016 году будет золотая свадьба).




Родилось у нас два сына и каждого сына родилось по внучке и внуку. Теперь, когда появились внуки и внучки, я всем сердцем ощутил прелесть этих маленьких созданий. Сколько в них радости, хитрости, смекалки, как дедушку и бабушку разжалобить и показать свой характер. Заново начинаешь жить! Помню, как маленькую Тоню попросили рассказать стихотворение. Она сказала: «подумаю». Потом подошла и говорит: «я подумала и рассказывать не буду».

Мой старший сын Женя окончил МФТИ и живёт в Москве с сыном Толей и дочкой Тоней. Как-то по телефону я сообщил, что заеду к ним и спросил у Тони, какой подарок ей привести. Она сказала, что ничего не надо, поскольку дедушка сам является подарком, а потом добавила: «а что дедушка привезёт».

Младший сын Антон, программист, работает в Лондоне в компании «Самсунг». Его дочь Лиля, пяти лет, заявила, что хочет быть космонавтом, только вот где же взять ракету?... Очень греет душу эта милая непосредственность маленьких детей!

Случалось, что мы с Наташей, как и все, ссорились по пустякам, но нас спасало уважение и любовь друг к другу, а ещё то, что я геолог и часто уезжал в экспедиции. Так что времени ссориться не было, только успевали любить друг друга. Жена – она Богом дана и она твоя половина и в радости, и в горе. Так что вместе мы – одно целое. Я удивляюсь жене. Кто заложил в неё и, я думаю, многих русских женщин, программу?! Она рожает, кормит, одевает, поддерживает порядок в доме, заботится о детях и муже, работает в институте и ещё любит. Помните, в кинофильме «Белое солнце в пустыне» как Гючитай спросила: «и все это делает одна?!» Такая интересная жизнь.

 Наталья Петровна и Анатолий Иванович Обжировы почти полвека вместе


– Как мы с вами сегодня говорили, некоторым людям для того, чтобы держаться в тонусе, нужно постоянное состояние влюблённости. Знаю, что девушки вас воодушевляют, а музыка – вдохновляет (или наоборот)... Расскажите о вашем музыкальном увлечении – мандолина по-прежнему с вами?

– Интересно, что я действительно люблю женщин, и это такая любовь как любовь к природе, к красоте, к нежности, к женственности. Я на эту тему всегда шучу. Одну шутку напомню. В нашей геологической экспедиции были иностранцы. Вечером мы помылись в бане и, выходя, я произнес: эх сейчас бы пару девушек. Американец меня спрашивает: «зачем тебе пару?». Я ответил, возраст уже не тот, чтобы одна поддерживала. Он юмор понял и воскликнул: «I want double ladies.

Концерт в экспедиции: дуэт с Акихиро Хачикубо


Да, мандолина всегда со мной: в экспедициях, на рыбалке, охоте и на конференциях как российских, так и международных. Иностранные учёные любят слушать мандолину и наши песни, особенно «Катюшу». В декабре 2014 на конференции в Чангчуне (Китай), мы обсуждали проблему сланцевого газа и сланцевой нефти, в том числе добычу метана из газогидратов. В воскресенье в Дзилиньском университете, организаторе конференции, проходил студенческий праздник. Ко мне подошел директор университета профессор Сун и попросил, чтобы я выступил с мандолиной перед студентами. Я, конечно, согласился. В середине концерта объявили, что выступит учёный из России. Я сыграл сначала «Коробейники» – это типичная российская мелодия, потом спел песню «Призрачно всё в этом мире бушующем, есть только миг, за него и держись …» (это моё кредо в жизни), а затем «Катюшу», которую пели многие в зале… Моя жена шутит, что меня приглашают на конференции не как учёного профессора, а как мандолиниста.

Интересно, что на мандолине я стал играть случайно. Я ещё в школе пришёл в музыкальный кружок, и мне руководитель кружка сказал, что все инструменты разобраны, осталась только мандолина. В студенчестве я уже играл в Томском оркестре народных инструментов. Сейчас мандолина для меня – лучший способ отдыха, а в командировках, я всегда шучу, что мандолина мне нужна вместо жены.

Анатолий Иванович играет на вьетнамской мандолине

 – Ещё вы фанат спорта…

– В студенческие годы, на нашем факультете я был ответственным за спорт. Я везде участвовал – бег, стрельба, лыжи, морское многоборье, волейбол, футбол, хоккей. На третьем курсе меня взяли в сборную Томской области по хоккею, которая играла в 1 группе первенства РФ, в зоне Урала и Сибири. Пришлось ездить на игры в разные города, и хоккей стал для меня главным видом спорта. В марте 1963 года наша команда приняла участие в Универсиаде, которая проходила в Смоленске. В нашей подгруппе было 7 команд, в том числе команда мастеров спорта Московского института физкультуры. У всех мы выиграли и вышли в финал. В финале играли с командой из Смоленска. Это была битва. Мне разбили колено, оно разбухло, его заморозили, и я продолжал играть. Игра закончилась со счётом: 3-2 в пользу Смоленска с явным судейством в пользу Смоленска. По условиям Универсиады игрокам обеих команд, вышедших в финал, присуждали звания мастеров спорта.

По приезде во Владивосток в 1964-65 годах я играл в хоккей сначала в команде ТОФ, а потом в команде Дальнегорска, куда меня пригласили играющим тренером. В играх на первенство края я забил 8 шайб, и мы стали победителями. Дальнегорск попросил меня сыграть за них в Благовещенске за выход их команды в класс Б. Я поехал и помог команде выиграть. После этого мне предложили квартиру, оклад 350 руб., должность горного мастера, летом играть в футбол, зимой – в хоккей. Но тут геология во мне взбунтовалась…, и я отказался. Сейчас я играю в хоккей для души с подростками. Они кричат: «дедушка – пас!». Весело! В институте – ТОИ участвую в различных спортивных мероприятиях, я их люблю, и они помогают мне поддерживать тонус, который важен и для жизни и для работы.




– Как вы понимаете значение слова «счастье»? Анатолий Иванович, вы считаете себя счастливым человеком? Есть ли у вас свои рецепты счастья?

– Счастье – когда ты и твоя семья здоровы, а твоё творчество приносит пользу близким и коллегам. Я счастлив, что у меня такая замечательная лаборатория. Я создал её в ТОИ в 1977 году. Она вполне самостоятельная и может решать проблемы без моего участия. Так и должно быть. Ты счастлив, когда твои ученики превзошли тебя, но уважают тебя за тот фундамент, который ты создал, когда они продолжают начатое тобой дело, приумножают его. Плохо, когда руководитель боится, что его превзойдут молодые. Наоборот, он должен выбирать сильных, чтобы они продолжили его дело. Я, может, похвастаюсь, но я подготовил себе достойную замену. Молодой, сильный, красивый Ренат Шакиров скоро защитит докторскую и станет заведующим лабораторией.

– Ваше самое-самое главное желание. И что бы вы пожелали молодым коллегам в свой юбилейный день рождения?

– Самое-самое главное желание – ещё пожить, увидеть, как внуки вырастут и начнут самостоятельную жизнь, как моя лаборатория и мои коллеги повысят эффективность газогеохимических исследований, сделают открытия в науке и геологической практике со мной вместе. Я взял сейчас в аспирантуру молодого парня Александра Болобан. Дал ему задание – найти эффективный способ добычи метана из газогидратов. Даже сам немного испугался масштаба предстоящих трудностей этой неразработанной темы, а он за дело взялся бодро и с хорошим настроением. Так что помирать некогда, надо работать.

Я желаю моим молодым друзьям, коллегам не тратить на мелочи своё время, работать весело и относиться с юмором ко всем неурядицам. Ищите и найдёте возможность плодотворно трудиться. Здоровья и успехов всем!




Комментариев нет:

Отправить комментарий