среда, 6 февраля 2013 г.

Доброе имя остается с вами

В.Г. Коноваленко



Его отличает целеустремленность, организованность, отзывчивость. Сотни, тысячи больных, которым он помог за эти годы, его не утомили, ему не надоели. Он находит для каждого нужные слова, беспокоится за них. Всех больных ему жалко. Лишний раз посмотрит, не откажет в консультации... 

Владимир Григорьевич КОНОВАЛЕНКО заведующий хирургическим отделением Медобъединения ДВО РАН, врач-хирург высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук. В системе Дальневосточного отделения РАН работает 26-й год. «За эти годы у нас сложились хорошие коллегиальные человеческие отношения, – говорит Галина Григорьевна Павлова, заместитель главного врача по медицинской части. – Нашу традицию бережного отношения к научным сотрудникам Владимир Григорьевич поддерживает и всегда ей следует. Удивительно, как он чувствует состояние больного, поэтому и пациент прислушивается к его совету. Так не у каждого врача получается, тем более – мужчины». 

Жизнь хирурга не проста. Как говорят старые хирурги, если «руку приложил», о пациенте нужно постоянно заботиться. Вот и Владимир Григорьевич, что в рабочие, что в выходные дни приезжает на перевязки к прооперированным пациентам, смотрит их, даже если того не требуют инструкции. Такова его норма жизни. 

С детства увлекался радиоэлектроникой, сам собирал радиоприёмники. Как все пацаны, любил технику. Раньше было проще: у кого бы ни был велосипед или мотоцикл, – катались и чинили его всем двором. Занимался спортом: боксом, лёгкой атлетикой. Подрабатывал грузчиком, потому что мама, Екатерина Ивановна, одна поднимала четверых детей. Она великая труженица, ветеран труда, начала работать в 1942 году, когда ей было всего 14 лет. Отец, Григорий Федорович, рано ушёл из жизни. Подрабатывать Владимиру было вдвойне полезно: «качал» мышцы, таская тяжести, и деньги получал.

Кто оказал влияние на выбор профессии? У Владимира Григорьевича в роду были врачи, так что интерес к медицине отчасти передался по наследству, – считает он. 

После окончания школы №25 г. Владивостока был призван в ряды Советской Армии. Служил на Сахалине. Понял, что мысль материальна ещё в 1977 году, когда очень захотел, а потому легко поступил во Владивостокский государственный медицинский институт. Во время учёбы в ВГМИ подрабатывал медбратом в больницах города, водителем, и даже диктором в краевом радиоцентре. В 1983 году после успешного окончания ВГМИ был направлен на работу в Бассейновую медико-санитарную часть рыбной промышленности (известную во Владивостоке как Больница Рыбаков) врачом-хирургом. В 1985 году поступил в клиническую ординатуру по хирургии при ВГМИ. В 1987 году окончил её.

Обучаясь в институте, Владимир Григорьевич заинтересовался урологией, но в ординатуру по этой специальности не попал. Однако «нет худа без добра», он поступил в ординатуру к знаменитому хирургу, профессору, доктору медицинских наук Владимиру Станиславовичу Шапкину, создателю приморской хирургической школы

В Больницу с поликлиникой ДВНЦ АН СССР В.Г. Коноваленко порекомендовал профессор доктор медицинских наук Анатолий Фёдорович Малышев, заведующий кафедрой общей хирургии ВГМУ, с которым они вместе работали в Больнице Рыбаков.

В Медицинском объединении ДВО РАН Владимир Григорьевич работает с 1987 года, сначала в должности врача-хирурга для оказания экстренной помощи хирургического отделения. С 1996 года В.Г. Коноваленко присвоена высшая квалификационная категория. В 1997 году назначен на должность заведующего хирургическим отделением стационара, имеет врачебный стаж работы 29 лет. 

Сегодня В.Г. Коноваленко владеет большим арсеналом диагностических приёмов, оперативных вмешательств: на желудочно-кишечном тракте (операции на желудке, желчевыводящих путях, печени и толстой кишке), сосудах нижних конечностей. В полном объёме оказывает помощь по ургентной хирургии. Он активно участвует в научно-практических конференциях, съездах, конгрессах. Им опубликовано более 40 научных работ, оформлено 8 рацпредложений.

Владимиру Григорьевичу Коноваленко неоднократно оьъявлялись благодарности, он награждён нагрудным знаком «Отличник здравоохранения», Почетными грамотами МО ДВО РАН, Президиума ДВО РАН, Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации. А ещё на протяжении многих лет В.Г. Коноваленко – председатель профсоюзного комитета МО ДВО РАН…



– Хирург причиняет боль человеку, но избавляет его от страданий, вызванных болезнью, восстанавливает его здоровье, возвращает нормальное качество жизни, – рассказывает о своей профессии Владимир Григорьевич. – У меня есть принцип, которому я следую сам и повторяю медперсоналу: относитесь к больным, как к своим родственникам… Правда, есть люди, которые и к родственникам плохо относятся, но таким в медицине точно делать нечего.
– Не было ли у вас когда-нибудь сожаления о том, что стали хирургом?
– Нет, никогда. Профессия хирурга нужная, благородная, а ещё – творческая и благодарная.
– Чем трудна ваша работа, от чего больше всего устаёте?
Устаю от некомпетентности решений вышестоящих инстанций, ведущих к краху систему здравоохранения в стране.
В 80-х годах прошлого столетия, когда я проходил ординатуру, обычным делом было слетать на Аляску для проведения экстренной операции американским пациентам. Наша система здравоохранения, медицина были уважаемы во всём мире, а хирурги СССР и Германии, ввиду печального опыта ведения войны и как следствие этого – богатой практики, – наиболее сильными специалистами.
Печально, но сегодня многое из того, чем гордились – разрушено и осталось лишь в памяти. В результате некомпетентных решений, в том числе, и чиновников от медицины, положение в хирургии доведено до абсурда. Врач-хирург оказался заложником всех проблем. Чаще всего пациент попадает на операционный стол после «хождения» по разным специалистам. Его это решение или система так работает, в данном случае не важно. В случае неблагоприятного результата лечения виноватым во всех ранее совершенных врачебных ошибках оказывается хирург. А о юридической защите, психологической помощи он может только мечтать.
Вот вам свежий пример непродуманных решений: недавно федеральным законом №125-ФЗ о донорстве крови и её компонентов запрещено платное донорство. Этот закон может привести к дефициту донорской крови, плазмы, препаратов из крови. Тем самым повлиять на здоровье, жизнь людей, которые станут жертвами несчастных случаев и катастроф, получат травмы, связанные с кровотечениями. Могут погибнуть люди, а виновными в глазах их родных и близких станут врачи.
Считаю, что в России вводить этот закон преждевременно. Во многих странах быть донором – почётно. В молодёжной среде – модно. Поэтому законодателям прежде следовало бы провести кампанию по пропаганде бесплатного донорства. Возможно, подать гражданам пример для подражания. В самом деле, хорошо бы чиновникам – от президента страны до главы муниципалитета раз в год сдать кровь, а лечиться только в отечественных клиниках! Точно также могли бы поступить лидеры партий, звезды шоу-бизнеса, известные спортсмены.
– Удаётся ли справляться с синдромом эмоционального выгорания?
– Удается, видимо, работает психологическая самозащита. Случаются элементы раздражительности, но это связано с другими факторами, например, с сезонностью или метеочувствительностью.
– Случалось ли вам оперировать друзей, близких людей?
– Конечно. Случалось оперировать и близких, и родных, и знакомых.
– Говорят, что близкого тебе человека лучше не оперировать самому…
– Близкого тебе человека, его организм, особенности состояния его здоровья знаешь лучше, чем другой врач, поэтому лучше самому прооперировать.
– Почему болеют врачи, ведь они всё знают про болезни?
– Болеем, потому что постоянно контактируем с возбудителями заболеваний, начиная от привычного гриппа и до таких опасных, как синдром приобретённого иммунодефицита, гепатит С. Инфекция может попасть в микротрещины на коже, кровь во время операции попадает на перчатки, которые могут порваться, на слизистую, в том числе, и в глаза…
Понятна польза от собственной предосторожности, профилактических процедур. Менее очевидна необходимость заполнить журнал, другую служебную документацию, чтобы в случае утраты трудоспособности, были документальные основания для подтверждения профзаболевания.
– При необходимости готовы, как Юрий Сенкевич, вырезать себе аппендицит?
– Случается, что доктор себе гнойники вскрывает или сустав пунктирует. Это из области малой хирургии, ограничивающейся местной анестезией. Провести на себе полостную операцию в экстремальной ситуации, когда «либо пан, либо пропал»…? Для успеха полостной операции должны быть соблюдены определенные условия. И, разумеется, следует избегать ситуаций, в которых может потребоваться полостная операция в отсутствии специалистов, условий и оборудования.
– Легко ли уживаются врач и администратор в одном человеке?
– Нормально. Особенных трудностей не наблюдаю, напротив, некоторые вопросы даже проще решать.
– Что отличает Медобъединение ДВО РАН от других медицинских учреждений Владивостока?
– Можно сказать, что мы живём на острове, где сохранились хорошие традиции, во многом утраченные в большей части остального мира. У нас сложился высокопрофессиональный дружный коллектив, здесь утвердились хорошие коллегиальные отношения. Многие трудности профессии врача, о которых я говорил, остаются за пределами нашей больницы.
Мне нравится здесь работать, потому что каждый день я общаюсь с интересными, самодостаточными, эрудированными людьми, которые занимаются наукой – учёными.
– Ваши пациенты, научные сотрудники, всё про всё знают. Наверное, спорят с вами, врачами по поводу выбора методов лечения?
– Говорят, что человек, достигший совершенства, прост в общении. Со слесарем он разговаривает как слесарь, с инженером – как инженер, а с академиком – как академик. Наши научные сотрудники достаточно умны, чтобы понимать, что от них, как пациентов, для победы над болезнью требуется довериться врачу и следовать его рекомендациям. Мне не приходится доказывать учёным правоту и обоснованность применяемой методики лечения.
Изредка среди пациентов, к сожалению, встречаются не очень вежливые люди, но к этому стараюсь относиться по-философски.
– Как вам работается в преимущественно женском коллективе?
– От каждого из нас зависит результат работы всего коллектива, поэтому я советую коллегам оставлять домашние проблемы дома. А проблемы, возникшие на работе, не нести домой. Медику не просто в семье, поэтому такое правило соблюдать необходимо. Иначе это будет разрушать семью.
Случается, что коллеге не удаётся справиться с балансом проблем, тогда нужно подключиться и помочь. Главное – не «перегнуть палку» ни в ту, ни в другую сторону.
Великий русский хирург Николай Иванович Пирогов, говоря о раненых на поле боя, в первую очередь рекомендовал спасать не того, кто кричит, а того, кто молчит. Потому что кричит тот, у кого есть силы, а кто молчит, тот уже погибает. Так же и в нашей жизни… Особое внимание нужно уделить людям, которые уже «махнули рукой» на себя и проблему, которую считают неразрешимой.
– Владимир Григорьевич, находите ли время, чтобы быть в курсе современных методов диагностики, лечения и профилактики хирургических заболеваний?
– Мы постоянно стараемся внедрять новые технологии, такие как малоинвазивные методы оперативного вмешательства, эндовидеохирургия, хирургия малых разрезов и другие. Без постоянной работы над собой не обойтись, поскольку на 30-ти койках отделения представлены – хирургия, гинекология, челюстно-лицевая хирургия, нейрохирургия, проктология, а в планах – онкология, урология…
В прежние годы ключевой проблемой здравоохранения было недостаточное финансирование. Со временем ситуация изменилась. Администрации клиник приобретают современную аппаратуру, хорошие инструменты, пытаются создать образцовые условия, но оказалось, что при избытке дипломированных врачей не хватает специалистов, которые бы на высоком профессиональном уровне свободно владели всем этим великолепием. Получается, как на современном базаре: предложение избыточно, а качественного товара – чуть…
Невозможно стать отличным хирургом, имея за плечами лишь годы учебы в медицинском вузе. Работа в хирургии настолько сложна и ответственна, что вырасти в высокопрофессионального специалиста молодому врачу удаётся спустя примерно полтора десятка лет упорного непрерывного труда.
– Что же делать? Ждать, когда в отделение придёт этот уникальный специалист или самому заниматься производством «штучного товара»?
– А почему бы нет? В Медобъединении располагается базовая кафедра проктологии. Я сам преподаю в ВГМУ. Сейчас у нас занимаются интерны, мы планируем обучать ординаторов. И все-таки, в хирургию идут немногие. Например, в прошлом учебном году в ординатуре по хирургии решили заниматься 19 человек. До конца прошли курс только двое, а остался работать в хирургии только один.
– Почему?
– Назову только одно, но важное обстоятельство, влияющее на выбор врачом узкой специализации – необоснованно высокая юридическая ответственность хирурга за результат лечения больного. Спору нет, бороться с врачебными ошибками нужно, но не ужесточением наказания, а обучением врача, созданием условий для уменьшения числа ошибок и последствий от них. Не нужно изображать хирурга убийцей в белом халате.
Во врачебной практике используются достижения многих наук. Среди них: биология, химия, физика, кибернетика, психология, философия. Врач должен знать принципы работы медицинского оборудования, умело пользоваться инструментами, понимать, как устроен организм человека, и какими процессами регулируется его жизнедеятельность. Он постоянно пополняет свои знания, осмысливает, анализирует результаты своей деятельности. Вот здесь и пролегает путь к уменьшению врачебных ошибок, а не на страницах уголовного кодекса.
– Владимир Григорьевич, говорят, что доктор лечит не только лекарствами или скальпелем, но и словом и даже своим внешним видом.
– Иногда пациент обижается, что ему дают мало конкретной информации о процессе лечения. По-человечески его можно понять, ведь речь идет о его здоровье, а порой – самой жизни. Но нужно помнить, что врач имеет дело не с технологическим процессом, к примеру, ремонта двигателя, где результат манипуляций предсказуем, а с тонкой физической и духовной организацией венца творения природы – человека мыслящего. Многое не поддаётся простому объяснению, а прогноз нередко не сбывается, поэтому обходимся общими фразами.
Работа с тяжёлым больным требует высокого профессионализма, отнимает много времени, физических и душевных сил. Врач, особенно молодой, должен понимать, что нельзя «делать» из больного своего родственника, тем самым разрешая своей эмоциональной сфере «подмять» рациональную. Это не только ведёт к утрате его собственного здоровья, но также ставит под угрозу способность объективного, без лишних эмоций, анализа информации о состоянии пациента, и принятие решений о ходе лечения больного.
– Вы по натуре оптимист?
– В основном – да, но случается немного брюзжать. Рано говорить о старости, но ведь она приносит не одни только болезни. Лишь бы только не случилось болезни всего общества, как в перестроечные годы.
Вспомните, какой интересной была жизнь, пока вы не пошли в школу! А потом – школа-дом, затем – работа-дом… «День сурка» какой-то. Так вот, старики и дошкольники свободны от многих семейных, производственных обязательств, часто их отношение к жизни нельзя назвать критическим. Но это правильно, ведь старики должны быть добродушными, они как бы возвращаются в детство, тем самым замыкая жизненный круг…
На мой последний вопрос: что хотелось бы изменить в жизни, на работе? – Владимир Григорьевич, не сомневаясь, сказал, что всё его устраивает. В клинике у него интересная работа, выполняя которую, он получил признание коллег и благодарность пациентов. Дома – мама, Екатерина Ивановна Коноваленко, которой 85 лет, любящая жена – Ольга Сергеевна Степанова. Она гинеколог, как и Владимир Григорьевич, работает в Медобъединении. Дочь Екатерина – филолог, замужем, воспитывает двоих детей. Сын Сергей – программист, работает в ФОМСе. Сын жены – Александр, учится на пятом курсе ВГМУ.
Своим студенткам он говорит: «Постарайтесь быть хорошими врачами. Подумайте о матери, о детях, о муже. Ведь вы не хотите огорчить маму, допустить, чтобы сына дразнили в школе, вы хотите, чтобы муж вами гордился, а соседи уважали. Став хорошим врачом, вы будете всеми уважаемым человеком. Всё в этом мире подвластно действию времени, только ваше доброе имя навсегда остается с вами».
Владимир Григорьевич полон творческих сил и планов, а его жизненные ценности – обычные и понятные каждому – просто оставаться человеком…

Комментариев нет:

Отправить комментарий