среда, 15 февраля 2012 г.

Австралийские заметки Г.Ш. Цициашвили



– Я был в Австралии четыре раза, начиная с 2000-го года. В первый раз, по гранту на месячную поездку, посетил университет в столице Австралии Канберре, классический университет в Сиднее и университет Ньюкасла, – небольшого городка, расположенного в двух часах езды от Сиднея. Впоследствии, в основном, работал по приглашению Александра Александровича Новикова в Технологическом университете Сиднея. Много общался с профессорами университетов Канберры, Сиднея и Мельбурна.

За это время накопились какие-то, конечно же, субъективные представления о стране, ее жителях, культуре. Просто путевые заметки-наблюдения, без каких-то претензий на обобщения и сравнения, – рассказывает Гурами Шалвович ЦИЦИАШВИЛИ – доктор физико-математических наук, заместитель директора по научной работе Института прикладной математики ДВО РАН – интересный человек.

Г.Ш. Цициашвили

Математическая наука
Научные дисциплины представлены в четырех национальных академиях – Академии общественных наук Австралии, Австралийской академии наук, Австралийской академии технологических и прикладных наук и Австралийской академии гуманитарных наук. Мой уважаемый коллега, профессор Джо Гани – человек с очень большим жизненным и научным опытом, рекомендовал работать в областях на стыке нескольких научных направлений, поскольку считал их наиболее перспективными и богатыми на новые результаты.

В Австралии я много работал с Александром Александровичем Новиковым. Он очень хороший математик – «вероятностник» из московской школы. Я работал по его наметкам над некоторыми задачами вычислительной теории вероятности, связанными, в том числе, с финансовой математикой. У нас, среди некоторых очень авторитетных экономистов распространено мнение, что финансовая математика и, в частности, теория фьючерсных контрактов является одним из источников или причин возникновения мирового экономического кризиса. Финансовая математика – не моя специализация, поэтому мне было просто интересно мнение признанного в мире специалиста. Александр Александрович Новиков посуровел лицом и сказал, что эта версия была презентована в международной специальной научной литературе. Было очень много подробных и тщательных обсуждений в журналах по экономике, финансам, финансовой математике и в итоге версия была отклонена как несостоятельная. После чего к ней уже не возвращались. Вот такую точку зрения он мне сообщил.

Теперь о других темах исследований, которые при мне подробно рассматривались. Первая – найти эффективные пути стимулирования снижения выброса углекислого газа в атмосферу энергетическими предприятиями. Один из участников семинара (или мини-конференции, она длилась всего полдня) Александр Радчик (из Украины) посвятил меня в суть проблемы. Оказывается, в Австралии в расчете на одного человека количество выбросов углекислого газа довольно высоко. Поскольку основными его источниками являются энергетические компании, следовало посчитать эффективность различных способов побуждения компаний средствами финансового воздействия. Справедливости ради стоит отметить, что в расчете на единицу площади количество выбросов по мировым стандартам считается относительно небольшим.


Вторая проблема, которая, правда, в меньшей степени беспокоит австралийцев, – добиться стабильного производства и потребления электроэнергии. Чтобы не было дефицита энергии во время пикового потребления, чтобы не возникало перепроизводство электроэнергии. Предлагалось с помощью специальных финансовых регуляторов согласовывать производство электроэнергии, допустим, основанной на сжигании угля, и электроэнергии, добываемой от солнечных батарей. На конференции по этой тематике, где я присутствовал, по крайней мере, два доклада было представлено учеными с российскими фамилиями. То есть российские ученые достаточно активно в этой проблематике участвуют и работают.

Что же касается угля, то в Австралии, как мне объяснил А. Радчик, это уголь древесный, он больше дает вредных выбросов в атмосферу, чем уголь каменный. И потому вопрос о снижении выброса углекислого газа в атмосферу продолжает оставаться актуальным для Австралии.

Отношение австралийского научного сообщества к конференциям
У нас, поездки на научные конференции, даже в пределах российского Дальнего Востока, остаются недостаточно частыми. У зарубежных коллег, например, внутри Австралии, научные коммуникации протекают очень активно. Кроме того, к ним часто приезжают ученые из других стран. В Сиднее я слушал доклад специалиста из Германии по пенсионной реформе. В другой раз, Технологический университет Сиднея, где я работал у А.А. Новикова, пригласил сделать доклад специалиста из Швейцарии, из Технического университета Цюриха. Я обратил внимание, что австралийцы много занимаются задачами по использованию различных финансовых инструментов для сглаживания кризисных явлений. По крайней мере, эта тема часто обсуждалась.

Кроме того, Александр Новиков – хороший организатор конференций по теме применения финансовых инструментов в различных областях хозяйства, экономики. Постановка проблем, задач – целиком Александра Новикова. Он мне говорил: «Почему ты не учитываешь при постановке задач все потребности, которые у нас имеются?» Я ответил: «Я задачи вижу, они здесь перед глазами. Естественно, что привязываю постановку задач к тому, что вижу». Тогда он сказал, что у них, в Австралии – другая ситуация. А я могу заняться решением задач только с его слов.
Язык
Английский – основной язык в Австралии. Но произношение слов отличается, по крайней мере, от того, чему меня учили в лингафонных кабинетах на различных обучающих курсах. Как мне потом объяснили, классический английский язык значительно отличается от языка с акцентом, причем акценты могут быть разные. В частности, в Австралии может быть ирландский акцент, могут быть и другие акценты, но хорошее знание классического языка помогает понимать ломаный язык или искаженный каким-то другим акцентом.

Меня несколько раз приводили в кинотеатр. Например, показывали кинофильм «Влюбленный Шекспир», очень популярный в свое время. Мне синхронно тихонечко переводили с английского на адаптированный английский, чтобы я понимал, о чем речь.
Однажды профессор Джо Гани меня взял с собой на заседание Австралийской академии наук, где прозвучала такая фраза: «Поженить науку и бизнес с тем, чтобы родились конкурентоспособные дети – товары». Там очень серьезно обсуждали эти вопросы, а я пытался воспринять смысл прозвучавших докладов на английском.

У меня был опыт восприятия языка, когда я неделю находился в Канберре, в исключительно англоязычном окружении. Сначала я почти ничего не понимал, о чем они говорят. Потом начал правильно улавливать звуки при произношении, то есть понадобилась целая неделя для адаптации к языку. Это, конечно, сильно отличается от того, чему нас хорошо учили.

Столица Австралии
В Австралии есть такие крупные города как Сидней и Мельбурн, в которые население составляет около шести миллионов человек. По крайней мере, в Сиднее, включая пригород, до 10-ти миллионов. Меня удивило, почему наряду с такими крупными городами столица Австралии – Канберра? Там проживают 300-400 тысяч, может быть, немного больше человек.


Если сравнить с другими странами Юго-Восточной Азии – Японией, Китаем, то там картина противоположная. Столица – это очень крупный мегаполис. Я обратился с вопросом: как так может быть? Мне объяснили, что столица, и вообще, федеральное правительство большие полномочия передало региональным правительствам – правительствам штатов Австралии. В компетенции федеральных органов власти находятся, в основном, традиционные функции «общенационального» характера: оборона, внешняя политика, иммиграция, международная торговля, выпуск национальной валюты, почтовая служба и так далее. Ряд этих функций носит эксклюзивный характер, большинство же формально совпадают с властными полномочиями штатов, хотя в случае расхождения федерального и местного законодательства федеральные законы имеют верховенство над законами штатов. За штатами закреплены все иные полномочия, не делегированные Союзу. Поэтому для обеспечения деятельности правительственных органов не нужно большое количество населения.


Общественная жизнь Австралии
Было интересно наблюдать по телевизору за весьма активной общественной жизнью Австралии. Мне рассказали, что в стране существуют две основные партии – либеральная и лейбористская. В отличие от России, там межпартийные дебаты происходят постоянно, а не только накануне выборов. Дискуссии по острым вопросам проходят в парламенте, и регулярно показываются населению по телевидению. В последний раз я был в Австралии весной прошлого года. В то время, как и сейчас, правительство возглавляла Джулия Гиллард, представитель правящей либеральной партии, а ее заместителем был Кевин Рад (представитель лейбористской партии), бывший премьер-министром правительства, в котором Гиллард владела сразу тремя министерскими портфелями. Вот такое у них перераспределение сил в исполнительной власти. Я тогда застал момент, когда Гиллард приезжала в штат Новый Южный Уэльс (столица Сидней) поддержать Мари Башир, которая стала первой женщиной-губернатором штата, опередив мужчину, представителя лейбористской партии.

Гиллард, первая женщина на посту премьера, добилась того, чтобы треть мест в партийном списке была закреплена за женщинами, выделила почти 300 миллионов долларов на работу с населением, которое подвержено самоубийствам и депрессиям, выступала за цензурирование интернета, чтобы люди не имели «свободный доступ к сценам насилия». Еще накануне выборов в августе 2010 года она выступала за преобразование Австралии в республику, заявив буквально следующее: «Когда королева Елизавета умрет, Австралия должна отделиться от Великобритании и стать республикой».

Некоторые достопримечательности
Еще одна особенность этой страны, на которую я обратил внимание в Канберре при посещении картинной галереи. Там собрана в одном месте большая экспозиция хорошо исполненных портретов известных в Австралии людей: писателей, поэтов, музыкантов, художников, врачей, предпринимателей, банкиров, политических деятелей, спортсменов. Вот такая очень интересная портретная галерея соотечественников.

Сравнительно недалеко от картинной галереи находится военный мемориал, где представлены экспонаты об участии австралийской армии в различных сражениях. И что меня удивило, там установлены компьютеры с базами данных большого числа австралийцев, принимавших участие в сражениях. И родственники участников этих сражений могут через компьютер обратиться в базу данных, чтобы уточнить, в каком подразделении их родственник, может быть, уже покойный, воевал, в каких сражениях он участвовал.


Медицина
Следующий вопрос, который я хотел бы затронуть, – о медицине. В беседах с людьми я выяснил немного удивившую меня подробность. Оказывается, в медицине, даже в темах диссертаций, которые там защищают, присутствует такой акцент: минимизация побочного ущерба при лечении основной болезни. Случается, что человека успешно лечат от какой-то болезни, но при этом не исключено негативное воздействие от применяемых препаратов на какие-то другие органы. Как говорится, одно лечат, другое – калечат. Минимизации такого ущерба посвящены целые темы диссертаций. По этому вопросу я разговаривал с профессором Джо Гани, всемирно известным специалистом по прикладной вероятности, академиком Национальной академии Австралии. В частности, меня интересовал вопрос о пожилых людях. Джо Гани, а ему сейчас около 87 лет, сказал, что он ежегодно проходит тест на право вождения автомобиля. Надо сказать, что он достаточно быстро водит автомобиль.

Спорт
Следующий вопрос возник, как ни странно, о спорте. Я слышал такое высказывание, что спорт очень распространен, он является в Австралии национальной религией. Популярно занятия регби, бейсболом. Очень распространено плавание. В частности, там детей учат правильно себя вести в воде. Это важно особенно на австралийских пляжах, где большие волны вызывают появление особенного течения: рип-каррент. Течение опасно тем, что оно может отнести вас от берега, даже против направления ветра. Это течение не затаскивает под воду, а относит дальше и дальше от берега, в результате можно потерять много сил, пытаясь выйти на сушу. Попав в эту ситуацию, что предпринять? Или как защищать себя от опасных животных, в том числе, от белых акул? Прошедшим летом эта проблема пришла и к нам, в Приморье. Австралийцы решают ее так: пляжи в стране оборудуются хорошими службами наблюдения за всей акваторией, население оповещается: где можно купаться, а где – нельзя.


Или такой момент. Австралийская сборная на Олимпиаде в Пекине очень хорошо себя показала, в частности, в плавании. Тогда у меня возник вопрос: где же они тренируются, наверное, в Сиднее? Там, где много населения? Ответ оказался неожиданным и связанным с вопросом о столице страны. Оказывается, Австралийский национальный университет в Канберре имеет факультет физкультуры и спорта. Это большое здание, мне показали его. Сборная тренируется именно там, а не в Сиднее или Мельбурне. Я спросил, участвуют ли в тренировках олимпийской сборной Австралии российские тренеры? Оказывается, участвуют, их приглашают время от времени на консультации.

Дороги в городах
Это совсем маленькое наблюдение в Сиднее. Там дороги довольно широкие. У нас, к примеру, на некоторых переходах установлены таймеры, где видно, через какое время пешеходу можно переходить дорогу. А в Сиднее на переходах стоят такие металлические столбы с кнопками, на которые нажимают люди, желающие перейти на другую сторону дороги. Скапливается какое-то количество людей у такого столба, и тогда автоматически могут открыть пешеходный переход.


Снова в Австралию?
В первый раз я приехал в Австралию, получив грант, а два последующих раза – по приглашению А.А. Новикова. Я пока не планирую туда дальнейших поездок, сотрудничаю по мере необходимости с моими, в основном русскими, коллегами.

Пытаюсь привлечь Александра Новикова к работе в нашем Дальневосточном федеральном университете. И он заинтересован в достаточно продолжительном сотрудничестве. У Александра Александровича есть дочь, подросток, а потому его интересует, есть ли школа на острове Русский, где бы она могла учиться.

Еще вот что. Ученые, работающие в Австралии, обладают рядом преимуществ при их возможном приглашении в ДВФУ. Дело в том, что по правилам федерального университета преподаватели должны работать там непрерывно не менее четырех месяцев. Южное и северное полушарие Земли хорошо дополняют друг друга: ученые из Австралии могут преподавать у нас во время своих летних каникул, у нас в это время – зимний семестр. Должен сказать, что среди выходцев из России, бывшего СССР интерес к развитию Владивостока как центра образования, ДВФУ, Дальневосточному отделению РАН достаточно серьезный.

Вот такие основные, немного разбросанные впечатления, которые у меня остались после поездок в Австралию. Еще в свой первый приезд, я обратил внимание, что люди там очень дружелюбны. В последний раз, в 2011 году, я заметил, что, конечно, общий экономический кризис сказался и на австралийцах, но я бы не сказал, что сильно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий