среда, 8 февраля 2012 г.

Истинные и формальные приоритеты в науке



От имени коллектива лаборатории газогеохимии Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН поздравляю коллег из учреждений Дальневосточного отделения Российской академии наук с днем российской науки и желаю творческих и иных успехов в работе и в жизни. В праздничный для науки день хочется понять ее место в Академии и в России.

А.И. Обжиров   Альбом: Океанологи, робототехники



2012 год начался с малопонятных околонаучных процессов: установление категории институтов, переход к субсидированию по приоритетным темам и так далее. Стремление улучшить организацию науки похвально. Но в результате почему-то получается так, как выразился незабвенный премьер России Виктор Черномырдин: «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Начну с оценки публикационной деятельности. В последние годы обесценилась работа над написанием монографий. Ученые забыли, что они сами учились по книгам. Почему-то вдруг монографии стали изгоем среди других источников научной информации. Теперь они не учитываются в цитировании, потому что они якобы не проходят должное рецензирование и так далее. Вот первое столкновение истинной и формальной науки. Согласен, подсчеты результативности научной деятельности важны, но нельзя их доводить до абсурда и забывать о сути научной деятельности. Как монографии, так и статьи в журналах рецензируются. Но что дает рецензия – в основном редакционное улучшение в отечественных журналах и правка языка в иностранных. Но самое главное – научная новизна и идеи, изложенные в статье или в книге, не могут быть изменены. Поскольку монографии и статьи в сборниках и журналах содержат идеи авторов, формальная оценка публикационной деятельности должна равноценно учитывать весь спектр публикаций.   

Скажу о публикациях в научных журналах. Гонка за количеством статей неизбежно снижает их качество. Увеличивается количество повторений и уменьшается количество идей в пересчете на одну статью. Это естественно, поскольку для написания статьи, содержащей новые знания, необходимо получить новый исходный материал в лаборатории, в экспедиции, в эксперименте, в численном расчете и так далее. На эту работу требуется время, которое – напротив – расходуется на переписывание ранее опубликованных статей, на написание грантов, проектов, отчетов, подготовку госконтрактов, и прочих документов. Много времени и сил у ученых отнимает техническое и материальное обеспечение научно-исследовательских работ. Так исторически сложилось, что в РАН не сформировались полноценные обеспечивающие, вспомогательные инфраструктурные образования по снабжению, выполнению технических работ, в том числе, в морских экспедициях. О нормотворчестве законодательной власти, влияющем на научную деятельность, разговор особый. Взять хотя бы федеральный закон о госзакупках, существенно осложнивший ведение научной работы в стране. Всем работающим в науке понятно, что хотя 94-ФЗ был декларирован как антикоррупционный закон, фактически он оказался коррупционным и напротив, осложнил обеспечение научных исследований закупками оборудования, приборов, материалов и услуг. Покупка того, что нужно ученому превратилась в преодоление бюрократических барьеров. Это форменное «хождение ученых по мукам». Конечно, русские ученые научились обходить запреты, это единственное, чему людей науки научили чиновники, но неужели никогда организация научного труда у нас не станет цивилизованной?

При оценке результатов научной деятельности лаборатории, института основным критерием является число научных публикаций. Незаметно снизился учет участия ученых в работе отечественных и зарубежных конференций, совещаний, симпозиумов. Считается, что это личное дело ученого. Да, доклады и дискуссии на конференциях прежде всего важны для профессионального роста самого ученого. Но это участие – не личное дело каждого. Выступая на конференции, ученый представляет лабораторию, институт и рекламирует их работу. Благодаря таким выступлениям зарождаются контакты между учеными, сотрудничество научных учреждений в исследовательской деятельности, происходит обмен новейшими идеями, даже заключаются контракты и привлекаются инвестиции. Эта деятельность является составной частью всей работы ученого и ее тоже надо оценивать по достоинству.

Для иллюстрации сказанного приведу в качестве примера мое участие в работе зарубежных конференций в 2011 году. В январе минувшего года я был приглашен в Технологический институт, располагающийся в городе Китами (Япония). Там собрались ученые разных стран, изучающие газогидраты. 

Научные дискуссии не прекращались даже в перерывах на обед

Неделю мы провели в научных заседаниях, дискуссиях и в итоге написали книгу о закономерностях формирования газогидратов в Охотском море и на озере Байкал. В марте вместе с моим коллегой, старшим научным сотрудником, кандидатом геолого-минералогических наук Ренатом Шакировым нас пригласили в Ханой (Вьетнам) на международную конференцию по углеводородному сырью и газогидратам. Кроме сделанных нами докладов, мы конкретизировали договор о сотрудничестве с Институтом морской геологии и геофизики Вьетнамской академии наук, организовали Международную лабораторию по наукам о земле в этом институте и обсудили в центре по изучению газогидратов вьетнамской Администрации морей и островов вопросы организации экспедиции в 2012 году по поиску газогидратов во Вьетнамском море на судне «Академик М.А. Лаврентьев». 

Встреча в Институте морской геологии и геофизики, Ханой, Вьетнам 

В октябре я сделал доклады по поиску газогидратов и по оценке возможности добычи из них метана в Институте геологической службы и в Институте приборостроения в городе Циндао (Китай). Мы подготовили и заключили договоры о творческом сотрудничестве. В декабре вместе с коллегой кандидатом физико-математических наук Александром Саломатиным мы были приглашены в Чеджу (Корея) для обсуждения результатов совместной экспедиции 2011 года и планов работ в экспедиции в 2012 году.

Участники конференции на о.Чаджу, Республика Корея 

Эта работа на конференциях содержит научную новизну, пробуждает уважение зарубежных коллег к нам, российским ученым, нашей лаборатории, институту и привлекает инвестиции, так необходимые для обеспечения задуманных экспедиций.

Желаю всем ученым здоровья, успехов в научных исследованиях и сил в борьбе за торжество истинной науки. Создается впечатление, что предложения по реорганизации научной деятельности идут не от ученых, работающих в науке, а от чиновников при науке. Наука – самоорганизующаяся структура. Извне ей нужна помощь не в организации собственно исследований, а в материальном обеспечении научной деятельности. А улучшение организации науки лежит прежде всего в плоскости сокращения чиновников не только при науке, но и в государстве вообще.

Анатолий ОБЖИРОВ,
доктор геолого-минералогических наук, профессор,
заведующий лабораторией газогеохимии,
заведующий отделом геологии и геофизики ТОИ ДВО РАН

Комментариев нет:

Отправить комментарий