среда, 27 июля 2011 г.

Человек на своем месте

Ничего не скажешь, малоприятная это процедура – фиброгастроскопия. Но, если надо – куда деваться? Идешь… Для каждого пациента у Евгения Юрьевича ДОБРЯКОВА, заведующего отделением эндоскопии Медицинского объединения ДВО РАН, руководителя Клинико-исследовательского центра «АГЭТ», кандидата медицинских наук всегда найдется доброе ободряющее слово. Доктор шутит и успокаивает, быстро и привычно проводя необходимые манипуляции… 

Рабочий день Евгения Юрьевича обычно начинается в восемь часов утра. В регистратуре проверяет журнал записи пациентов. Смотрит: сколько сегодня пациентов, и какие исследования они должны пройти. Пока Евгений Юрьевич решает организационные вопросы, – первого пациента смотрит Юлия Анатольевна Ничипуренко. Второго – уже он. И так далее по очереди. «В среднем, у нас бывает до десяти человек в день, – рассказывает он. – Летом и декабре-январе – немного меньше. Обычно на нас, двоих врачей-эндоскопистов выходит десять гастроскопических исследований в день (это немного!). А также два-три колоноскопических исследования, иногда и больше. Еще мы смотрим легкие, трахею и бронхи. С утра – до 12-ти часов смотрим желудки, ближе к обеду – идут пациенты с колоноскопией, последней, после обеда, 14-ти часов идет бронхоскопия. До конца рабочего дня веду прием пациентов как гастроэнтеролог».

Е.Ю Добряков Альбом: Медики


– Евгений Юрьевич, в каком возрасте вы почувствовали интерес к медицине и науке? Способствовали ли родители развитию этого интереса?

– Однозначно способствовали. Наверное, первый чисто детский интерес проснулся, когда я школьником побывал у родителей в лаборатории и наблюдал за мышами и другими животными. Мои родители, биологи, занимались исследованием биологической активности экстрактов из растений, пантов и морских беспозвоночных Японского моря с целью поиска лекарственных средств природного происхождения. 

Мама – Антонина Ивановна, в прошлом научный сотрудник, теперь пенсионерка. Отец – Юрий Иванович Добряков, кандидат биологических наук, заведовал отделом, лабораторией, ныне – ведущий научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института имени В. И. Ильичева ДВО РАН. Им получен экстракт из морского гидробионта асцидии пурпурной с выраженной фармакологической активностью, получивший название «Хаурантин», награжденный золотой медалью на VIII Международном салоне инноваций в Москве.

Во время учебы в школе более чем о врачебной карьере, я мечтал о профессии биолога или охотоведа, для чего пришлось бы уехать в Иркутск и поступить в сельхозинститут на отделение охотоведения. Последнего, как, впрочем, и среднего не случилось по разным обстоятельствам, а стал я студентом Владивостокского государственного медицинского института. 

Второй подъем интереса к науке появился к четвертому-пятому курсу обучения в ВГМИ. В составе студенческого научного общества я изучал микроциркуляцию крови в печени и брыжейке крыс, ухе кролика при различных патологических состояниях и при применении лекарственных препаратов под руководством заведующего кафедрой патофизиологии Владимира Ильича Чумакова. Была перспектива остаться в аспирантуре, но по ряду обстоятельств этого не произошло. 

– Как складывался ваш путь в науку?

– После окончания мединститута ушел в море. Эта работа оказалась не совсем по мне, хотя дала много в плане становления как специалиста и человека. Вернулся на берег и устроился в стационар терапевтического отделения Больницы с поликлиникой ДВО АН тогда еще СССР, где проработал около шести лет. Затем прошел специализацию по эндоскопии. 

С 1999 года начал сотрудничать с учеными лаборатории биохимии Тихоокеанского океанологического института, которой заведует доктор биологических наук, профессор Наталья Федоровна Кушнерова. Занимался исследованиями, писал научные статьи, оформил соискательство. С тех пор я в науке «безостановочно». 

– Расскажите подробнее о своих научных интересах. Почему вы выбрали эндоскопию?

– Так сложилось. Когда ушел из терапии в 1995 году, попросили «закрыть» это направление. Работал, набирался опыта, да и остался в эндоскопии. Но больше у меня тяга к гастроэнтерологии, в частности, к гепатологии. Это раздел, связанный с диагностикой и лечением заболеваний печени, изучением действия гепатозащитных препаратов, в том числе, разработанных в институтах Дальневосточного отделения РАН. 

– Когда была защищена кандидатская диссертация?

– В октябре 2004 года. Работа была посвящена изучению гепатопротекторного эффекта «Хаурантина», препарата, созданного в Тихоокеанском океанологическом институте. Его разрабатывал отец и предложил как антистрессорный препарат. А так как почти все подобные препараты в отношении клетки печени обладают протективным действием, в работе был изучен именно этот эффект. Позже принимал участие в исследованиях действия «Максара», препарата, разработанного в Тихоокеанском институте биоорганической химии.

– Можно сказать, что сотрудничество с институтами Дальневосточного отделения РАН у вас налажено: есть контакты с ТОИ, ТИБОХ… 

– Конечно. Есть желание поработать с Институтом биологии моря, но пока не очень получается. 

– Евгений Юрьевич, вы – руководитель Клинико-исследовательского центра «АГЭТ». Расскажите немного об этой организации.

– Центр организовали около трех лет назад, в 2008 году. Его создание было обусловлено необходимостью придать более упорядоченный характер научной работе, которая протекала нестабильно. Направления работы Центра, в основном, связаны с изучением действия препаратов, разработанных в ДВО РАН. 

Кроме того, в рамки отделения эндоскопии, занимающегося преимущественно диагностикой, было трудно «втиснуть» лечебную и консультативную деятельность по гастроэнтерологии.

Е.Ю. Добряков с коллегами  Альбом: Медики


– Евгений Юрьевич, скажите, охотно ли сегодня молодежь идет в медицинскую науку? Вы испытываете дефицит молодых кадров?

– Конечно, в медицине молодые специалисты нужны. Еще лет десять тому назад стремления к научной деятельности не было заметно. Сейчас – есть. Появились инициативные молодые люди, сформировавшие собственный научный интерес. Их немного, но я уверен, что из них вырастут хорошие врачи и классные специалисты в своей области.
К сожалению, многие молодые врачи уходят из медицины. Вот и моя дочь Яна, окончив лицей при Владивостокском государственном медицинском университете, затем – медико-профилактический факультет ВГМУ, поработав врачом-эпидемиологом два года, ушла в медицинскую страховую компанию. 

– Почему, интересно?

– Не было адекватной оплаты выполненной работы. 

– Есть ли у вас связи с университетами? Может быть, преподаете в медицинском университете?

– Пока не преподаю, но знаниями и опытом нужно поделиться. Есть желание сотрудничать с Дальневосточным федеральным университетом, в котором активно развивается медико-биологическое направление.

– «Приглашайте – не откажусь»?

– Именно так.

– Какими должны быть в вашем понимании отношения между Учеником и Учителем в науке? 

– В первую очередь, честными и доверительными.

– Ученый, врач должен встречаться с коллегами, обмениваться опытом. Считаете ли вы, что для этой цели, для установления контактов хороши учеба, повышение квалификации, конференции?

– Именно так. На базе Медобъединения ДВО РАН организуем и проводим конференции. Участвуем в конференциях, которые проводятся во Владивостокском государственном медицинском университете. Естественно, что укрепляются профессиональные связи.

Вот только что перед вами на приеме была пациентка со сложным случаем. Я позвонил коллеге, который занимается изучением проблемы, которую мы выявили у нашей пациентки. Быстро решили вопрос о дальнейшем лечении. 

Недавно вернулся из командировки в Хабаровск. Там проходила специализированная конференция под общим названием: «Гибкая эндоскопия от «А» до «Я»». Удалось наладить контакты со специалистами Москвы и Санкт-Петербурга. С хабаровчанами, организовавшими эту конференцию, мы давно и тесно знакомы, это бывшие «наши» специалисты, которые перебрались в Хабаровск около десяти лет назад. 

Осмотр пациента  Альбом: Медики


– Какие исследования планируете на ближайшие годы?

– С доктором химических наук Ириной Михайловной Ермак из ТИБОХ ДВО РАН проводим совместные исследования по воздействию каррагинана на Helicobacter pylori –возбудителя язвенной болезни. Получили уже первые результаты. 

Вместе с кафедрой инфекционных болезней ВГМУ и ТИБОХ ДВО РАН изучаем эффект применения «Максара» при лечении вирусных гепатитов. 

Эти два направления исследований отмечу в первую очередь, но есть и другие. Мы сотрудничаем с лабораторией паразитологии Биолого-почвенного института ДВО РАН. Объект наших исследований Anisakis – личинка нематод семейства анизакид. Гельминт поражает всех рыб, но обнаруживается у человека чаще всего после хода лососевых. Он внедряется в стенку желудка или двенадцатиперстной кишки. Вызывает воспаление, отек, инфильтрацию рядом расположенных тканей и общую выраженную интоксикацию. Приходится убирать незваного гостя. 

Начиналось сотрудничество так. К нам на гастроскопию был направлен паразитолог из БПИ ДВО РАН кандидат биологических наук Алексей Васильевич Ермоленко. Мы как раз у предыдущего пациента нашли этого анизакиса, изъяли его. Алексей Васильевич пришел в научный трепет: «В первый раз такой экземпляр был не только извлечен, но и сохранен!» Он предложил совместные исследования, которые мы проводим уже несколько лет. Думаю, продолжать это сотрудничество мы будем, потому что есть задумка проводить генотипирование анизакиса.

Так что советую подвергать рыбу качественной обработке: термической или, наоборот, замораживанию.

– Каковы ваши жизненные ценности? Как проводите свое свободное время? Расскажите о художественных пристрастиях.

– Нравится проза Михаила Булгакова. «Собачье сердце» – настольная книга, полностью разобранная на цитаты. Еще есть несколько любимых книг, языком которых, практически, и разговариваю с друзьями и единомышленниками. Например, «12 стульев», «Золотой теленок» Ильи Ильфа и Евгения Петрова... Из фильмов сразу навскидку вспоминаются работы Марка Захарова по «сказкам» Григория Горина и Евгения Шварца. Уж очень хочется убить в себе дракона, но, как и у многих, не всегда это получается.

Что касается интересов, – в эту сферу попадает всё, что связано с живой природой. Мои родственники по мужской линии: деды, дядья, отец, – все увлекались охотой. Если говорить о воспоминаниях детства, то они неотделимы от запаха стреляных гильз. Мальчишкой в летние каникулы гостил у деда в Ярославской области, а осенью, когда начинался охотничий сезон, ходил с ним на охоту. Мне, конечно, было очень интересно учиться охотничьим премудростям: заряжать патроны, чистить ружья. Лет в пятнадцать отец подарил мне свое старое ружье, а себе купил новое. Охотились вместе. Помню все в деталях, как будто это было вчера… 

Помимо охоты увлекся и рыбалкой. А Петр Григорьевич Горовой заразил меня экспедициями по сбору лекарственных растений. Он не только академик, известный ученый, но и великолепный рассказчик, и просто замечательный человек. Мы знакомы более тридцати лет, понимаем друг друга с полуслова. 

Сбор растений интересен и в профессиональном плане, поэтому я с радостью принимаю участие в ботанических экспедициях. Люблю собирать дикоросы. Природа помогает мне отдохнуть душой. 

Всегда мечтал иметь собаку, но не завел. Люблю котов, кроликов, морских свинок… 

– Какой вы пациент? Любите лечиться или – как все?

– Я пациент уравновешенный, грамотный и подготовленный. Если что-то случается, знаю как себя вести и к кому обратиться. Это один из бонусов профессии. Случилась у меня серьезная травма. Позвонил в отделение травматологии городской клинической (тысячекоечной) больницы и попросил своего старого знакомого: «Дмитрий Робертович, лечи!». Он, как врач, сделал все наилучшим образом, а я, как разумный пациент, точно выполнил все его рекомендации. Вопросы, возникавшие в процессе лечения, мы обсуждали на профессиональном уровне и приходили к согласованному решению. И закончилось все благополучно.

Если пациент доверяет своему врачу, то эффект будет положительным. Даже если на первом этапе встретятся сложности с постановкой диагноза, подбором лечения. 

– Накануне вашего юбилея: что хотелось бы пожелать себе?

– Есть у меня задача, которую пока не удалось решить – завершить намеченные исследования, подготовить и защитить докторскую диссертацию. Часто «рутина заедает», но продвигаться в выбранном направлении – удается. 

И есть еще одна цитата, которую хотелось бы почаще внутренне произносить себе и следовать ей: «Я знаю, в чем ваша беда, Евгений. Вы слишком серьезны. Серьезное лицо – еще не признак ума. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, мой друг, улыбайтесь!».

Р.S. Хорошо, когда предназначение человека и то, что ему интересно, как человеку и как ученому совпадает. Как правило, в молодости об этом мало кто задумывается. А в зрелые годы, конечно, все чаще появляются мысли о том, для чего и зачем я в этом мире. Эти вопросы в свое время встают перед каждым из нас…

Что касается Евгения Юрьевича Добрякова, то вопросы, которые ему задает жизнь, связаны с медициной. Чем дольше длится его жизнь, тем больше он набирает жизненного и профессионального опыта, и тем больше вокруг него людей, нуждающихся в его помощи. И никуда не денешься…

Он все успевает. Это и неудивительно: Евгений Юрьевич молод, энергичен, бодр, приветлив. Имя Евгений, что значит «благородный», очень идет ему. Люди с таким именем чувствительны к страданиям близких. Даже форменная одежда врача как-то особенно ему к лицу. Все это легко складывается в одну картину – человек на своем месте, и все что он задумает – свершит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий