понедельник, 31 января 2011 г.

Кто будет обустраивать Приморье?


В последние годы в Приморье все острее воспринимается тема трудовой миграции. На фоне сокращения населения Приморского края постоянно увеличивается приток гастарбайтеров. В России растет количество нелегальных мигрантов, увеличивается число конфликтов на межнациональной основе. Что происходит с населением региона, какова динамика численности, и каков ее тренд? Как привлекаемая иностранная рабочая сила влияет на нашу экономику? Можно ли вообще обойтись без мигрантов? 

На эти и другие вопросы сегодня отвечает кандидат географических наук Зинаида Ивановна СИДОРКИНА – старший научный сотрудник лаборатории региональных проблем насе-ления Тихоокеанского географического института.

– Часто можно услышать о том, что из Приморья уезжают предприниматели, поскольку бизнес вести тяжело, выпускники вузов из-за отсутствия интересной и хорошо оплачиваемой работы, ученые – так как наука на Дальнем Востоке имеет понижательный тренд. Что это? Единичные случаи или «тенденция, однако»? 

– Трансграничная миграция населения между Россией и Китаем сыграла существенную роль в «фактической интеграции», заложила основу для дальнейшей интенсификации всех трансграничных обменов в сфере торговли, инвестиций, туризма и рабочей силы. Стоимость минимального набора продуктов в ДВФО превышает среднероссийский уровень на 49%, а средняя начисленная заработная плата выше среднего по России всего на 20%, покупательная способность ниже на 32%. У каждого пятого жителя доходы ниже прожиточного минимума. Дальневосточники научились экономить, уезжая в более дешевые для жизни территории
.
– Имеют ли под собой реальную основу слухи о национальных (в частности, китайской) экспансиях?

– У китайцев есть несколько стратегических посылов. Например, – инвестиции должны идти туда, где есть китайская диаспора, а деньги должны работать на ее появление или укрепление существующей. В Интернете есть данные, что китайцы аредуют уже более 300 тысяч гектаров дальневосточных земель. 

 

Несмотря на существование Общественного межнационального совета в крае, некоторые национальные диаспоры живут по своим законам, как бы в параллельном мире. Примеров, даже по Владивостоку, масса. Они охотно и эффективно используют российскую коррупцию (административный ресурс) для решения своих задач. Местное население чувствует это и сопротивляется такому «освоению» территории. Не за горами то время, когда русские могут ока-заться своими среди чужих, на своей же территории. 

По сообщению «Восток-Медиа», в конце ноября 2010 года на аукционах реализовано право пользования недрами на четырех месторождениях Чукотки. Победители аукционов аффилированы с группой Millhouse Романа Абрамовича. Общие запасы – более 185 тонн золота и около 2 тонн серебра. За месторождения предложено 48,4 миллиона рублей при стартовом платеже 44 миллиона рублей. Больше не было желающих? Страны и регионы, богатые природными ресур-сами, теряют свои преимущества. Они переходят к тем, кто может эти ресурсы приобрести и ис-пользовать. В итоге контроль над нашими ресурсами оказывается у других стран.

– К сожалению, решения нашего Правительства иногда способствуют не закрепле-нию, а, напротив, оттоку населения с Дальнего Востока, как в случае с принятием загради-тельных пошлин против ввоза праворульных автомобилей.

– Следует упомянуть, что автобизнес в Приморском крае возник и развился в ответ на закрытие оборонных предприятий. Государство не протянуло руку помощи, и люди сами нашли способ выживания. В этом бизнесе было занято до 150 тысяч человек. Столь значительное количество занятых объясняется тем, что импорт автомобилей распространился на всю территорию Сибири с ее городами – миллионерами, а также на все остальные регионы страны, хотя и в меньшем количестве. Интенсивно начала работать транспортная система по перевозке пассажиров и грузов. Ежедневно во Владивосток прибывали поезда из всех региональных центров Урала и Сибири. Стал реально формироваться экономико-географический регион, термин, для обозначения которого – Тихоокеанская Россия, в свое время был предложен учеными Михаилом Васильевичем Терским и Юрием Алексеевичем Авдеевым, а поддержан губернатором Приморья Сергеем Михайловичем Дарькиным. 

Повышение таможенных пошлин на иностранные автомашины (практически на 100%), вызвало наибольший резонанс в дальневосточных районах. За крахом автобизнеса, спровоцированного действиями Правительства, в Дальневосточном регионе последовала цепная реакция крушений. Разрушается созданная инфраструктура, увеличивается армия безработных, поставлены на прикол суда, участвовавшие в перевозке автомашин. Государство перестало получать в казну миллионы долларов. 

Ввод повышенных пошлин на лес-кругляк, являющийся одним из основных экспортных товаров Дальнего Востока, также сыграл негативную роль как для населения, занятого в этом виде деятельности, так на пополнение бюджетных доходов. 

– Зинаида Ивановна, действия властей в отношении развития предпринимательства не всегда достигают ожидаемого результата. На ваш взгляд, могут ли меры «сверху» по укреплению семьи, освобождение женщины от необходимости работать вне семьи стимули-ровать рост рождаемости? 

– Женщины вернулись на кухню только на Рублевке, зачастую лишь на время. Рождаемость в результате «текучести» жен поднялась у отцов. Большинство женщин предпочитают работать. Эту систему уже трудно изменить. Риск стать бедным увеличивается у каждого взрослого, желающего иметь ребенка. Женщины не всегда уверены в том, что муж сможет финансово обеспечить семью в случае появления второго ребенка. Накладывает свою тень и пресловутая нестабильность брака.

Но не всегда государственные программы оказываются плохи. Поначалу отрицательно оценивали демографическую политику, проводимую в 1970-80 годы. А теперь те меры считаются эффективными. Стоит напомнить, что в 1930-е годы в стране существовали вполне демократичные меры поддержки семей с детьми в виде пособий на детей. Для нынешнего времени единственная достойная мера – программа создания материнского капитала. Однако и эта мера пре-вращается в непонятную игру с Пенсионным Фондом. Улучшение жилищных условий, возмож-но, только через ипотеку, обслуживание которой тоже стоит немалых денег. Сразу купить жилье, или улучшить его планировку с помощью материнского капитала практически невозможно. В любом случае, только материнского капитала не достаточно, а внятной комплексной программы развития социальной политики у государства так и не появилось. Сейчас, когда в трудоспособный возраст вступили молодые люди прошлой демографической волны, необходимо подумать об эффективной системе стимулирования деторождения и воспитания детей. Игнорируется важнейший фактор стоимости воспроизводства рабочей силы, в соответствии с которым заработная плата должна позволять содержать иждивенца. 

Как устроить ребенка в детский сад, которого нет? Система дошкольного, школьного и профессионального образования, при любых условиях должна быть бесплатной. Расходы государства на детей оцениваются в 11%, тогда как доля детей в численности населения составляет 20%. Ближайшие годы станут последним наиболее благоприятным периодом для активизации мер государственной поддержки семей с детьми. Это последнее поколение, в котором более по-ловины были детьми второй и последующей очередности рождения. Иначе ни работников, ни воинов, ни управленцев не будет – одни мигранты. До сих пор действует жесткая ориентация у государства – ему нужны повзрослевшие дети (призывники для службы в Армии) и малообразо-ванные рабочие, – рыть траншеи, закапывать их и снова копать.
И чтобы без лишних вопросов.

Сложилась бизнес-система «продажи» за границу российских детей. Имеется в виду, начиная с 1994 года, цветущее пышным цветом усыновление наших детей иностранными гражданами. «Продано» уже больше 700 тысяч человек. И это при депопуляции в собственной стране! Наверное, продавцы хорошо зарабатывают. 

При этом мы усиленно стремимся привлечь для работы на своей территории иммигрантов. Получается, что нам мало негативного европейского опыта подобного рода, нужно непременно получить свой. 

– Есть ли положительные примеры влияния государственной политики на рост рождаемости? Встречаются мнения, что «развитость» стран неотделима от их депопуляции. 

– Для государств с постиндустриальным развитием два-три ребенка в семье постепенно становится нормой. Франция еще в конце 1920-х годов стояла на грани депопуляции. Но принятые меры демографической политики в то время смогли уберечь ее от опасного развития ситуации. Надо осознать, что эту проблему необходимо решать, и чем раньше мы приступим к реше-нию, тем лучше. Распространенное заблуждение в обществе – предлагаемые демографические меры оценивать по конкретной, а именно, своей семье. Точно так же, как все знают, как воспитывать чужих детей или как играть в футбол. 

Задача социологов – показать – в какой семье лучше детям – в многодетной (три-четыре ребенка) или малодетной? Чем рискуют родители в будущем, решаясь только на одного ребенка. Испытание малодетностью чревато нарушением устойчивости семьи. Дети в семье – это маленький коллектив, где ребенок получает свою порцию коллективного существования от своих же братьев и сестер. В таких семьях родителям приходится направлять только старшего ребенка, младших он ведет за собой. Методика воспитания по Монтессори, – это научно оформленная модель существования многодетной семьи. На своем опыте знаю, трудно с первенцем, но с появлением второго, трудностей становится меньше, потому что опыта больше.

– Зинаида Ивановна, какие меры могут посоветовать ученые, чтобы численность на-селения не упала ниже уровня, за которым наша страна будет обречена на распад? 

– Сокращается репродуктивный возраст, и поэтому акцент сейчас должен быть сделан на улучшение ситуации в естественном приросте, особенно рождаемости. Самые мощные финансовые вливания нужны в этом направлении – обеспечение молодежи высокой зарплатой и возможностью заработать на свое содержание и содержание своей семьи с детьми. В территориях проживания коренных народов Дальнего Востока установился положительный естественный прирост. В Республике Саха (Якутия) действуют меры защиты будущих поколений и виден положительный результат. 

Но и кроме этого, на карте Дальнего Востока есть точки, где отмечается положительная демографическая динамика. Она связана с инвестированием экономического развития. Сахалинская нефть – один из примеров такого стимулирования притока рабочих рук, но, к сожалению, из-за слабых стимулов для закрепления, там они не остаются на постоянное место жительства, а рассматривают свое пребывание только как временный этап, способ уйти от низких доходов, от безработицы. 

Крупные корпорации имеют свою внутрифирменную структуру обеспечения производст-ва (труд, менеджмент, капитал, подготовка кадров, наука). Поэтому в таких точках роста работают и получают высокие доходы, в основном, приезжие работники. Высокая заработная плата их не будет влиять на реальный рост благосостояния постоянных жителей, хотя статистические органы будут показывать рост их благополучия. Разрыв в основных показателях социальноэкономического развития на одного жителя между различными муниципальными образованиями Сахалинской области составляет от нескольких процентов до десятков раз. Сейчас в Сахалинской области, где проживает столько же населения, как во Владивостоке, недостаток врачей оценивается в 400 человек. Это красноречиво говорит о том, что реализуемые в настоящее время сценарии экономического развития Сахалинской области, города Владивостока, ограничены отсутствием каких-либо значимых социально-экономических изменений в жизни значительной части населения этих территорий, не участвующих непосредственно в этих проектах. Поэтому привлечение трудовых ресурсов только со стороны, рассматриваемое как безальтернативное, – неправильное решение проблемы. На стройках саммита АТЭС работают узбеки, китайцы, филиппинцы, немного хабаровчан, приморцев. Подобным же образом строился БАМ. Результаты такого использования местных ресурсов видим сейчас – миграция с БАМа была более интенсивной, чем из других близлежащих районов. 

– К каким последствиям приводит снижение численности населения Приморья? 

– Уже сейчас обсуждается возможность повышения возраста выхода на пенсию. Повышение пенсионного возраста – наиболее легкий выход из складывающейся ситуации. Эта мера не заставит себя долго ждать, если учесть, что уже сегодня треть пенсионеров продолжает работать и получать пенсию, чтобы не стать нищими. Стоит отметить, что отчисления в ПФ с зарплаты в разы превышают, те прибавки, которые получают работающие пенсионеры при ежегодном пере-счете в сторону увеличения размера пенсии. 

Условия жизни таковы, что кроме дружественного дешевого Китая, дальневосточный пенсионер не может позволить себе зарубежные поездки и путешествия. Они за рамками сло-жившейся жизни наших пенсионеров. Положительно оцениваю существующую возможность слетать в европейскую часть страны. Но, почему нельзя организовать подобные поездки по же-лезной дороге?

Особая государственная проблема – пополнение Пенсионного фонда (ПФ). Отчисления в ПФ снижаются из-за смертности молодых возрастных групп (35-45 лет), особенно мужчин, а они имеют более высокий уровень зарплат, чем женщины. В сложившейся структуре отчислений только 60% активного населения выполняют обязательства по отчислениям в ПФ. Большие проблемы связаны с пенсиями для некоторых профессий. Сюда же входит часть профессий с особым характером труда, северные пенсии. Отдельные группы составляют депутаты всех уровней, госслужащие, которым гарантируется пенсия в размере 75 и более процентов от заработка. 

– Разве не происходит рост численности населения Приморья за счет мигрантов? 

– Они преследуют свои цели, им нужно кормить свои семьи там, в Средней Азии, Закавказье или в Китае. Их наши проблемы интересуют только в таком плане – удастся здесь заработать сейчас и в будущем, или нет? Борьба с депопуляцией Приморья не их цель.

 

В краткосрочной перспективе депопуляцию населения не сможет компенсировать ни повышение возраста выхода на пенсию, ни перенос производства в другие страны с более дешевой рабочей силой, ни повышение производительности труда. Поэтому некоторыми специалистами делается вывод о необходимости поощрении иммиграции в качестве стратегического направле-ния миграционной политики на длительную перспективу. Такие страны, как Ирландия, Великобритания, Швеция не стали сохранять после 2004 года ограничения на трудоустройство для гра-ждан стран – новых членов ЕС. Но число восточноевропейцев, желающих трудоустроиться в «старых» странах ЕС, оказалось, например, в Великобритании, в сотни раз выше, чем изначально предполагалось. 

– Зинаида Ивановна, как вы думаете, возможны ли у нас конфликты на национальной основе? 

– Постепенно создается угроза изменения в будущем национального, полового и социального состава населения Приморья. Наметились такие проблемы, как рост социальной напряженности, нехватка жилья и инфраструктуры, трудности с процессом ассимиляции. Обостряется конфликт между мигрантами и местной низкоквалифицированной рабочей силой, между новыми и уже устроившимися мигрантами, согласными на меньшую оплату труда. 

Есть общие проблемы для стран, принимающих мигрантов. Нелегальный въезд трудовых мигрантов ухудшает криминогенную обстановку, поэтому политика в отношении их сводится к выдавливанию с территории, усилению контроля через ужесточение миграционного законодательства. По некоторым оценкам, количество нелегальных мигрантов в Европе превышает отметку в 8 миллионов человек, в США – 13 миллионов. 

– Как в Приморье в прежние годы выстраивали отношения «местные» и «приезжие»? 

– Население Дальнего Востока и Приморья, в частности, формировалось несколькими пу-тями. Существует три группы населения – старожильческое (укорененные – в третьем и далее – поколениях), малочисленные национальные этнические народности, жившие здесь всегда, и мигранты первой волны (в том числе, молодые ученые, которые приехали в 1970-е годы на работу в ДВНЦ АН СССР). Каждая группа имеет свои представления и возможности на территории проживания. 

Прежде чем заботиться о будущих мигрантах, которым хотелось бы приехать к нам на жительство, нужно позаботиться о тех, кто здесь жил и будет жить дальше. Чем больше благ да-ется вновь прибывшим, тем меньше они ценятся. При слабости нынешнего российского государства, главным направлением развития дальневосточных территорий может стать поощрение неорганизованного переселения мигрантов, способных самостоятельно создавать себе рабочие места. Полезно вспомнить и позитивный опыт заселения Приморья в предыдущие периоды развития. 

– Насколько обоснована точка зрения, что власти приглашают больше, чем необходимо иностранных рабочих низкой квалификации, не стимулируют приток и закрепление высококвалифицированных кадров, увеличивают скрытую безработицу, «сбивают» уровень оплаты труда местных кадров? 

– К привлечению иностранной рабочей силы необходимо подходить более взвешенно, учитывать интересы сельских территорий и российских граждан. Заработная плата мигрантов составляет порядка 90% от зарплаты сельских жителей-россиян. В некоторых районах заработая плата иностранным рабочим не начисляется, и, соответственно, не идут налоги в бюджет, что ведет к потере доходной базы бюджета. 

Темпы привлечения иностранной рабочей силы резко превышают темпы привлечения российских граждан. При той динамике роста, которая существует в настоящее время, может сложиться ситуация, что через 15-20 лет иностранные рабочие могут полностью вытеснить рос-сийских граждан с работы на сельскохозяйственных предприятиях. 

Существует несоответствие законодательно-правовой базы для иммигрантов и русских. Иностранные рабочие могут не приниматься в штат, хотя должны приниматься в категорию «сезонный рабочий». С ними не заключают трудовой договор. Не выполняется требование – на од-ного постоянного рабочего должно быть не более пяти сезонных. Известны примеры, когда на предприятии на пять российских работников приходилось 380 иностранцев. Отсутствует легализация производства и сбыта продукции. 

Есть технологии, когда производительность труда повышается в разы, и для этого не нужно семерых с лопатами. Нужно, чтобы власти знали о таких технологиях и принимали меры к их внедрению. Об этом, побывав и Израиле с визитом, красноречиво рассказал губернатор ЕАО Александр Аронович Винников на своем брифинге, после возвращения. Стоит отправить всех наших дальневосточных губернаторов за опытом, вместо Куршевеля. 

Необходимость ужесточения миграционного законодательства и ограничения притока рабочей силы низкой квалификации очевидна. Если попытки закрыть дефицит низкоквалифицированной рабочей силы пока успешны, то уменьшить нехватку квалифицированных работников иммиграцией не удается. Напротив, ситуация усугубляется бегством отечественных умов за рубеж. 

По мнению отечественных олигархов, они никому ничего не должны. Они взяли столько, сколько смогли взять. Крупный Российский бизнес рассуждает примерно так: людей интересует жилье и зарплата, пусть они сами о себе позаботятся и сделают хоть что-нибудь для себя. Ответ бизнес-элите может быть таким: в соответствии с оценками академика Дмитрия Сергеевича Львова в России в некоторых сферах экономики производится в разы больше продукции на единицу вложенных средств, чем, например, в США. Поэтому зарплаты в этих секторах экономики должны быть увеличены также в разы, чтобы, с одной стороны, стимулировать внутренний спрос, с другой – решить острейшие социальные проблемы.

Беседовала Анастасия КУЛИКОВА


Комментариев нет:

Отправить комментарий