воскресенье, 5 декабря 2010 г.

К белой сказочной горе Чанбайшань

Опубликовано с разрешения автора Риммы Васильевны ВАХНЕНКО


В начале октября мы члены первичной организации общества российско-китайской дружбы Тихоокеанского института географии совершили очередную поездку в Северо-Восточный Китай в Яньбяньский Корейский национальный округ – главный район поселения корейцев Китая. Целью нашей поездки было: посетить вулкан «Байтоушань», посмотреть на самое глубокое в Китае небесное озеро Тяньчи, расположенное на месте вулканического кратера.

 

Чанбайшань – одна из высочайших горных систем, расположена в провинции Цзилинь на юго-восточной границе с Северной Кореей, высота основной горы составляет 2691 м над уровнем моря. В Китае Чанбайшань называют «Первая гора на Северо-востоке». У корейцев эта гора имеет название Пэктусан. Чанбайшань – священная гора, место паломничества всех корейцев. По своей значимости она сравнима с Фудзиямой. Так же, как каждый японец считает своим долгом хотя бы раз в жизни побывать на священной горе Фудзияма, то же самое можно сказать и о корейцах, стремящихся на Пэктусан. 

Для справки:
Высота основной горы: Чанбайшань 2 691 м, Фудзиямы – 3776 м.
Площадь озера : Чанбайшаня 10 кв. км,
у Фудзиямы – радиус кратера 700 м.
Глубина озера: Чанбайшаня (Тяньчи) – 337 м,
глубина кратера Фудзиямы – 100 м.
Последнее извержение: Чанбайшаня – 1702 г., Фудзиямы – 1707-1708 г. 

(данные взяты из Большой Советской Энциклопедии)

Нас предупредили, что на вулкане уже лежит снег. Мы взяли напрокат обувь сапоги-дутыши и утепленные пальто. Чтобы достичь вершины горы, первый более пологий отрезок пути мы преодолели на автобусах. Затем пересели на восьмиместные джипы и стали подниматься вверх на этом всюду проходимом и выносливом транспорте, по петляющей дороге. Много крутых обрывов и опасных поворотов пришлось нам преодолеть, прежде чем достигли конечного пути.



В самый оживленный период наплыва туристов, при подъеме на гору, на линии работают 53 машины. За баранкой – молодые ребята, носятся по опасным виражам со скоростью не менее 70 км в час, иначе не поднимешься. В машине нас постоянно подбрасывало, и мы словно маятники качались внутри авто то в одну, то в другую сторону. Ни ремней безопасности, ни ручек за которые можно было бы ухватиться, внутри салона нет. Поразмыслив, мы решили, что таким образом китайцы пытаются заставить путешественников почувствовать, ощутить экстрим, а выброс адреналина в крови положительно влияет на человека.

 Мысли о том, чтобы заснять эти опасные повороты на фото даже не возникало, так как одно было желание лишь бы удержаться, сохранить равновесие и удобную позу для следующего виража. Со страхом мелькает мысль, как же будем спускаться обратно? Наконец мы наверху.
На горе разместились погранзастава, метеостанция и сооружения для туристов (кафетерий, сувенирные лавочки). Природа по склонам вулкана – вначале поражает пьяный лес (березы Эрмана, ели аянские), а далее в ландшафте четко прослеживается высотная поясность – закономерная смена растительности связанная с высотой в горах.

 

Нам повезло, выдался на редкость хороший солнечный денек, что весьма редко для вулкана. Наверху – легкая синева зимы в ярком свете солнца, царство камня и снега. Скоро полдень. Вулкан поражает. Перед нами величие горных вершин, скалистые склоны. Высоко вздымается благословленный пик. Нам предстоит проделать последний отрезок пути пешком. Поднимаемся по обрывистым тропинкам и мокрым истертым ступенькам к вершине вулкана. Повсюду оградительные веревки. Влияние высоты на организм (разреженность воздуха, смену давления) особенно не испытывали. Единственное – при быстром подъеме на вулкан и при спуске с него просто закладывало уши или вдруг замечали, что произошел внезапный как бы щелчок, и ты все прекрасно слышишь. 

Изюминка всего восхождения – мистическое и священное озеро Тяньчи (Небесная заводь), которое находится на высоте 2 185 метров над уровнем моря. И вот, наконец, нашему взору предстает озеро, расположенное на месте кратера, спящего вулкана. Озеро большое, длина береговой линии 13, 6 км. Поверхность воды занимает площадь 10 кв. км.

 

Мы смотрим на него сверху. Внизу – бездна, наполненная дыханием таинственных гигантских сил. Глубины озера 200-300 метров. Озеро является изумительным свидетельством величия природы. Со всех сторон его окружают 16 горных вершин. В северной части озера есть 68-метровый водопад. Этот водопад основной исток реки Сунгари. На Чанбайшане также берут свое начало реки Ялу и Тумэньцзян (Туманган). Озеро замерзает, ледовый покров держится с конца ноября до середины июня. Вода пресная. 

Одна из неразгаданных особенностей озера заключена в том, что зеркальная поверхность его в любое время года имеет постоянный уровень воды, несмотря на то, что из него вытекает река. 

Места, окружающие вулкан, таят в себе массу загадок. Недавно в новой книге Л. В. Антонова «Удивительная география» 2009 года издания, мне попала такая информация: В рубрике «знаешь ли ты?» написано, что в горах Чанбайшань в провинции Цзилинь есть Долина Смерти. Это такая межгорная впадина, в которой неоднократно пропадали люди, в том числе и местные жители, хорошо знающие район. По непонятным причинам стрелка компаса здесь мечется, словно в растерянности, а люди быстро теряют ориентацию в пространстве и могут навсегда остаться в этой гиблой долине, не сумев найти дорогу. Ученые изучают этот феномен. 

Испокон веков человек не в силах объяснить все, что происходит вокруг, населил окружающую его природу невидимыми и могущественными духами и богами, поместив это царство богов, в места казавшееся недоступными – на вершины высоких гор, под землю, в небеса. Таким местом является и Чанбайшань («Белая гора») край дремлющих вулканов, кристально-чистых озер, горячих источников. 

У местных жителей корейцев и маньчжуров существует множество легенд, касающихся мест окружающих вулкан, их происхождения, загадочности и неповторимости. Эти легенды, народные сказания создали определенный ореол этим местам, и со временем Чанбайшань превратился в священное место, куда стремятся религиозные паломники.

 

Народу, участвующего в восхождении, было много, хотя основной пик уже миновал. Мы встретили двух мужчин корейцев, которые несли на вулкан даже своих маленьких детей (возрастом до года); встречались нам и корейцы в марлевых повязках, те, кто опасаются эпидемий в виде птичьего гриппа; видели, как некоторые из паломников медитировали. У них не было крайних эмоциональных проявлений как у нас, только углубленная сосредоточенность, отрешенность от внешних объектов. Для них вулкан это святыня, ради которой они снялись с насиженного места и отправились в далекий путь, чтобы жить в ладу с Богом и миром. Старые верования не умерли. Люди не перестали верить, что, посетив священное место Чанбайшань, они отдают дань памяти предков, общаются со своими божествами.

У китайского философа Конфуция есть такое изречение: «Мудрый наслаждается водами, а милосердный – горами». Оно как нельзя соответствовало нашему состоянию. На горе все доброжелательны, многие снимают на видеокамеру, фотографируют красоты. Опьянение красотой гор наполняет жизнь светлыми красками. Завороженные красотами мы в эйфории!!! Восхищению нет предела! У подножья вулкана леса, кустарники в роскошном золотом наряде, а здесь зимнее безмолвие – повсюду снег.

 

В маршрут наших экскурсий были включены такие географические объекты, как каменный лес, посещение водопадов, горячих источников, что позволило нам, находясь в заповедном Чанбайшане, стать ближе к природе, прикоснуться к небу и испытать чувства восторга и полета.
Обзор вулканического ландшафта. Каменный лес. По деревянным лестницам и мосткам мы спустились в межгорную долину. С обеих сторон нас плотно зажимали горы, под ногами журчал ручей. И вот перед нами каменный лес – продукт деятельности вулкана. Когда-то огнедышащая гора обильно заливала лавой и вулканическими выбросами все окрестности. Со временем дожди и воды прорезали здесь застывшие пылеобразные отложения. Пористые камни образовали причудливый лес. Пейзажи каменного леса, рассказывала нам экскурсовод из Поднебесной, рождены могучими стихиями и по своей форме и очертаниям похожи то на льва с гривой, то на принцессу, сидящую на троне, то на крокодила.

 

Еще у входа в это заповедное место Татьяна Николаевна Луценко обратила внимание на то, что на резных деревянных воротах указан тип значимости туристического объекта. Если на Чанбайшане стояло пять букв А, то здесь три, а в храмовый комплекс королевского дворца в Шеньяне, который мы посещали ранее – стояла цифра 4. То есть уровень значимости объекта культурного и природного наследия здесь ниже, но в тоже время указывает на его исключительную важность и ценность.

 

Купание. Результатом вулканической деятельности на Чанбайшане являются выходы горячей воды на поверхность. Горячий источник – это само по себе удивительно. Газы от неостывшей лавы поднимаются по трещинам в скальных породах и достигают подземных резервуаров. Мы использовали возможность пройти альфа-терапию – искупались под открытым небом в специально оборудованном бассейне. Вода горячая, не ниже 40 градусов, а над головой снежные вершины вулкана – фантастическое ощущение. После купания открывается отменный аппетит, готов съесть что угодно. Ели куриные яйца, сваренные в горячих источниках, температура в которых 82 градуса. На месте выхода горячих термальных вод на фотографиях хорошо видны – разноцветные оттенки горных пород, которые им придают окислы железа и других металлов.

 

Удивительно красивый уголок природы – зеленое озеро с водопадами. В озере обитают желтые рыбки и большие рыбины типа тайменя. Особенности подхода к озеру – кругом все вымощено дощечками, можно пройти и не запачкать обувь, крутые круговые лестницы при спуске к озеру – немного пугают. Перила лестницы, чтобы не скользили руки, обмотаны веревками. Практичные китайцы все предусматривают. Вдоль всего пути много вечнозеленого стелющегося рододендрона. На отчетном заседании о поездке свои впечатления о горячем источнике и зеленом озере Ефименко Валентина Ивановна выразила стихами. Может и наивно где-то, но от всего сердца. 

Посетили мы и олений питомник. Ради получения целебного пантокрина пятнистых оленей разводят в неволе. В вольерах содержат только самцов, самочки пасутся на свободе в заповеднике. Каждый самец имеет гарем до 20 особей. У самцов ежегодно срезают панты, а в естественных условиях у особей мужского рода рога отпадают сами.

 

Невольно вспомнили нашего соотечественника Янковского, который в начале двадцатого века в числе первых на Дальнем Востоке, почти в пригороде Владивостока в Сидеми, занимался весьма прибыльным делом – пантовым оленеводством. У него было стадо пятнистых оленей около трех тысяч голов. Особенно ценились самцы-рогачи. Стоимость срезанной оленей головы с пантами оценивалась от 500 до 1000 рублей – сумма по тем временам крупная. На одну такую голову можно было безбедно существовать целый год. Позднее они придумали станок для срезания пантов. Сейчас процедура срезки рогов механизирована, проходит очень быстро, так что животные не успевают и опомниться, как уже все позади. 

Посещение питомника пятнистых оленей имело не столько познавательный характер, как преследовало явно коммерческую цель – предложить туристам продукцию в основе изготовления, которой панты. При входе в магазин нам предложили по рюмочке водки настоянной на пантах, чтобы мы расслабились и были лояльны при выборе покупок. В магазине свежие замороженные панты. Неокостеневшие рога оленей, покрытые нежной бархатистой кожей. Срезанные с живого животного они служат сырьем для получения ценного лекарственного средства – пантокрина. В ассортименте магазина различная парфюмерия и конфеты. Мы не удержались и купили гостинцы родным в основе изготовления, которых пантокрин и дикоросы, в том числе и тонко струганные панты, которые можно использовать для различных целебных настоек.

 

Музей природы Чанбайшаня. Жили мы в самом ближайшем к вулкану городке – Эрдаобайхэ. Здесь совсем недавно открыли Музей природы Чанбайшаня. Основанные на любви к природе, на уважении к ней и на приумножении знаний о грандиозном памятнике природы, экспозиции музея поражают. Здесь можно познакомиться с историей и современным состоянием заповедного дела, совершить путешествие и узнать многое об охраняемой территории. Сразу же на входе выставлен красочный макет Чанбайшаня. Изображение вулкана с высотными отметками вершин и водоразделов наглядно отображает морфологические особенности рельефа. Здесь же указаны туристические объекты, рекомендуемые к посещению, обозначены все дороги и водные артерии, линия государственной границы. Далее в одном из залов музея нам демонстрировали фильм, показывающий основные процессы рождения и извержении вулкана. 

Музей большой, занимает два этажа. Материалы залов, планшеты рассказывают об обитателях флоры и фауны, об их состоянии. Здесь представлены коллекции растений и живых организмов, начиная от самого крохотного, до крупных экземпляров. Демонстрируются эндемики, краснокнижные виды растений, животных и птиц. Витрины очень красочны. Мы бродим по музейным залам, узнаем экспонаты и радуемся как дети, высказываем вслух мысли о том, что в рамках научно-просветительской деятельности музей хорошее подспорье. Здесь можно проводить обучающие занятия для детей, практики для студентов-экологов, семинары для учителей и сотрудников заповедников. 

Экотуризм. Государственный заповедник Чанбайшань основан в 1960 г., занимает примерно 200 тыс. га. В 1980 г заповедник Чанбайшань был открыт для посещения, и началось создание необходимой инфраструктуры. 1/10 общей площади отведена для массового экологического туризма. Рабочих и служащих заповедника около 500 человек. В заповеднике освоено два туристических маршрута на Чанбайшань, один джип-тур, другой пешеходный с выходом непосредственно к озеру Тяньчи. 



Экотуризм в заповеднике поставлен образцово. Чанбайшань – самый популярный туристический объект на Северо-востоке Китая. За сезон его посещают более 200 тыс. человек, в среднем до 6 тыс. человек в день. Невольно напрашивается вопрос: Может ли заповедник выдержать эту нагрузку без ущерба для природы, не нарушая ход естественных процессов и не создавая угрозы охраняемым объектам? Китайские ученые полагают, что емкость его может быть в два раза больше – 13 тыс. человек в день. Доходы от туризма таковы, что уже в 1996 г. заповедник получил 9,23 млн. юаней. Как видно при разумном подходе к делу, можно и природу защищать и капитал приобретать.

Проезжая по заповеднику, мы восторгались. Природа – это не только биологические ресурсы и полезные ископаемые, но, прежде всего, источник радости и вдохновения. Места не просто красивые, а сказочно прекрасные. Мы сравнивали, а ведь у нас в Приморье столько красочных и дивных мест, но жаль, что туризм все еще недостаточно развит.

 

Охрана природы: Чанбайшаньский природный заповедник самый большой в Китае. Он включает в себя самые разнообразные экосистемы Азии. Здесь находятся нетронутые человеком леса. Охрана лесов поставлена на высокий уровень. Вдоль дорог патрулируют молодые люди с повязками на рукаве, повсюду флаги с номерами телефона, по которому можно позвонить в случае пожара, кроме того, через определенные интервалы примерно километра через два установлены небольшие треугольные щиты, которые используют дежурные егеря для своего укрытия. 

Дороги. В Китае хорошо понимают, что основой экономического роста страны, развития экологического тризма служат дороги. Несмотря на то, что уровень автомобилизации страны пока остается очень низким, расширение возможностей населения в передвижениях зависит от строительства дорог, поэтому систему магистралей строят с большой пропускной способностью. Все дороги, по которым нам пришлось передвигаться, бетонные. Подавляющее большинство дорог платные, стоимость проезда в среднем за один километр пути один юань. 

Очень импонировало нам, что китайские дорожники вдоль дорог на обочинах высаживают цветы, это радует глаз. Повсюду вдоль трасс растут цинния (майоры), сальвия и рудбекия. И еще нам понравилось, как озеленена разделительная полоса дороги – здесь растут низкорослые кустарники, но подобранны и высажены они таким образом, что осенней порой чередуются по раскраске кусты – красные, желтые и зеленые. 

Вдоль дороги, по которой мы ехали, сплошной полосой были невысокие заграждения из целлофановой пленки, переводчица объяснила, что это приспособления для ловли лягушек.
Обратили внимание и на сады. Низкорослые толстые деревья – это гибрид яблока и груши. В начале октября крестьяне собирают эти плоды и здесь же ящиками продают их населению. Но плоды должны обязательно полежать хотя бы с месяц, и тогда они становятся не такими терпкими, а мягкими и вкусными.

И еще нас удивили необычные орехи, по внешней форме они чем-то похожи на маленькие вареники. У подножья вулкана местные жители торговали этим деликатесом. Я надеялась их увидеть в Хуньчуне, но эта местная достопримечательность раскупается многочисленными туристами. Как они называются, перевести с местного диалекта нам никто не смог. Что это за орехи? Осталось для нас загадкой. 

Корейские деревни – судя по всему, на наш взгляд, испытывают второе рождение. Большинство это новые однотипные домики с красно-синими крышами, углы которых загнуты кверху. В отличие от чисто китайских поселений, в деревнях четко обозначены улицы, главные магистрали которых также покрыты бетоном. Для нас остается загадкой, почему в домах печные трубы расположены снаружи рядом с домом, и редко очень редко, когда труба рассекает крышу пополам. Возможно, сейсмичность диктует такие особенности вывода дымоходов из жилищ.
Вокруг поселений в основном поля засаженные рисом, главной культурой Китая. Повсюду встречается много посадок кукурузы, початки уже убраны, остались только стебли. Кроме того, на полях стоит еще не убранная соя, табак. В мире Китай является основным производителем табака, на его долю приходится 41%. Видели вдоль дороги и поле, засаженное подсолнухами, удивительно, но головки этого масленичного растения стоят еще не убранными и главное птицы не уничтожили урожай.

Импозантно смотрятся газоны, украшенные декоративной цветной капустой белого и фиолетового цвета. Цветные кочанчики миниатюрны, посажены густо, а у меня на даче такая капуста гигантских размеров. 

Кладбища – обычно расположены на холмах, могилы представляют собой бугорки, покрытые травой. Здесь не видно, никаких оградок как у нас, никаких склепов, крупных погребений, памятников. Только низенькие железобетонные столбики. Красный цвет столь любимый у китайцев, это цвет радости и счастья. Вот только покойников нельзя одевать в красный цвет, чтобы их души не превратились в привидения. 

В одном из дворов видели множество пластиковых бутылок. В Китае все бутылки собирают и перерабатывают. Мне недавно попалась на глаза информация в журнале «Наука и жизнь», что Китай из Англии ежегодно экспортирует 470 тыс. тонн макулатуры и полмиллиона тонн полимерных бутылок для переработки в новую бумагу и пластик. Англии недостает производственных мощностей для переработки, а трюмы судов, везущих товары из Китая, надо на обратном пути чем-то заполнять. 

Пейзажи за окном достойны восхищения, мы находили сходство с картинами Сарьяна, Ван Гога, Шишкина, Венецианова – певца сельской жизни, лейтмотивом картин, которого является сельский труженик. Видели на полях людей, которые серпом жали рис, складывали его в снопы. Парадоксально, но в космический век в Китае все еще широко используют ручной труд и тягловую силу буйволов. 

Лес – чудо – в осенних красках по цветовой гамме очень похож на пригород Владивостока. Нина Игнатьевна Белянина сделала ряд удачных снимков осеннего пейзажа, которые сродни кисти художника. 

В заключении я хочу сказать, что золотая осень, горы, хорошие дороги лучший антураж для туристических поездок. Узнавая новое об отдельных уголках Китая, мы познаем его. Красота заповедного Чанбайшаня – поражает.
Римма Васильевна ВАХНЕНКО,
старший научный сотрудник
Тихоокеанского института географии
ДВО РАН

Комментариев нет:

Отправить комментарий