воскресенье, 12 декабря 2010 г.

185 миллиардов рублей на модернизацию фармацевтической и медицинской промышленности, а также НИОКР

В.В.Путин провёл на предприятии «ХимРар» совещание по федеральной целевой программе «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу».
Стенограмма начала совещания:
  


В.В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Мы активно работаем над подготовкой региональных программ модернизации здравоохранения и предусматриваем на это весьма солидные средства, которых давно наша страна на эти цели не направляла.

Очевидно, что наши усилия по повышению качества медицинской помощи должны опираться на мощную технологическую базу, на современную фармацевтическую индустрию и медицинскую промышленность. Мы к этой теме неоднократно обращались публично и на правительственной площадке много раз говорили на эту тему.

Но ситуация сегодня какая? Если считать в денежном выражении, то она за последние несколько лет мало изменилась и отечественному производителю принадлежит порядка 20% российского рынка лекарств. В товарном выражении это около 65%. Все присутствующие, почти все, об этом, наверное, знают - это такие самые простые дешёвые лекарства, очень дешёвый сегмент. А в денежном выражении – 20% всего. Что касается высокотехнологичной медицинской техники, то и здесь почти всё оборудование также завозится из-за рубежа. Я не говорю «всё», но в основном.

Такое явное доминирование импорта содержит, разумеется, определённые риски. Здесь не должно быть никаких теорий заговора, не нужно лишний раз всуе говорить о национальной безопасности, упоминать такие серьёзные сферы, но мы действительно попадаем в зависимость от действий отдельных монопольных производителей в других странах. Я уже не говорю о каких-то вопросах, связанных с национальной безопасностью, но это чревато возможным дефицитом и скачками цен на препараты. Собственно говоря, мы это с вами время от времени и видим, наблюдаем.

Такое положение, разумеется, устраивать не может. Поэтому требуется коренная модернизация нашей фармацевтической и медицинской промышленности. По сути, нам предстоит построить новую отрасль, привлекательную для инвестиций, способную генерировать инновации, создавать эффективные рабочие места, а главное – готовую выпускать конкурентоспособную, безопасную, качественную, доступную по цене продукцию для граждан и для нашего здравоохранения.

Мы должны достичь стратегической цели – за счёт собственного производства обеспечить потребности страны в лекарственных препаратах и медицинской технике. К 2020 году на территории России должно производиться не менее 90% препаратов, входящих в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарств, а доля медицинского оборудования отечественного производства вырастет до 50%.

Одновременно Россия должна серьёзно укрепить свои позиции и на международном рынке. Экспорт фармацевтической продукции должен увеличиться в 8 раз. Это, конечно, очень сложная задача, амбициозная. И решение этой задачи потребует консолидированной работы государства, науки, бизнеса, использования современных проектных подходов.

Ключевым инструментом реализации наших планов должна стать федеральная целевая программа, рассчитанная до 2020 года. Её основные параметры, финансовые показатели мы должны сегодня обсудить и согласовать. Мы вчера, правда, этим занимались до полуночи, по-моему. Где-то примерно в полночь и разошлись. Вопросы непростые, но крайне важные. Сегодня мы продолжим и, надеюсь, завершим эту дискуссию.

На что хотел бы обратить внимание? Первое. Государство готово выделить отрасли из федерального бюджета более 120 млрд рублей. Эти серьёзные ресурсы должны послужить своего рода стартовым капиталом для модернизации отрасли, для качественного инновационного прорыва.

Вы знаете, мы не первый раз обращаемся к этой теме: и год назад, и несколько лет назад всё так или иначе обсуждали. Но мне кажется, что сегодня и база нашей фармацевтической промышленности всё-таки изменилась в лучшую сторону. Во всяком случае и современные кадры, и современные производства появились. Собственные! Причём такие, которые интегрируются или уже практически полностью интегрированы в некоторые сферы деятельности в этой области. И это уже такая хорошая предпосылка, которая говорит о том, что намечаемые ресурсы в отрасль уже не на голую почву будут ложиться – они будут приносить реальную отдачу.

Общая сумма инвестиций по этой федеральной целевой программе предусматривается в 185,3 млрд рублей. Из средств федерального бюджета планируется 122,9 млрд рублей. Поэтому считаю правильным, что государственные средства в приоритетном порядке должны быть направлены на запуск перспективных исследовательских проектов, на технологическое перевооружение более чем 160 предприятий.

Второе. Чтобы обеспечить разработку и внедрение современных препаратов и медицинского оборудования, должна эффективно заработать цепочка «наука–клинические испытания–производство». В рамках программы планируется создать 17 научно-исследовательских центров по разработке лекарственных препаратов и медицинской техники, в том числе в ведущих вузах и научных организациях. Естественно, такие центры призваны тесно сотрудничать с крупнейшими клиниками, кроме того что уже имеется, что действует и так или иначе находится в фазе зарождения. Хочу обратить внимание на МГУ, Уральский федеральный университет, Приволжский университет, Московский физико-технический институт и так далее. В общей сложности 17 научно-исследовательских центров должны быть хорошей исследовательской базой для этой сферы деятельности.

Далее. Реализация всех наших планов невозможна без развития кадрового потенциала фармацевтической и медицинской промышленности, поэтому безусловными приоритетами новой федеральной целевой программы должны стать подготовка и повышение квалификации специалистов, в том числе организация стажировок и практик в лучших научных центрах и компаниях как в нашей стране, так и за рубежом.

И, наконец, четвёртое. Кстати говоря, как я понимаю, в «ХимРаре», где мы находимся, именно таким образом работа и выстроена. Сейчас Андрей Александрович (А.А.Иващенко – председатель совета директоров НП ЦВТ «ХимРар») мне как раз об этом и рассказывал. Они не только привлекают специалистов из-за рубежа – и ряд перспективных сотрудников уже переехали, работают, – но и площадку свою создали в Соединенных Штатах (там работает предприятие, создали). С Европой активно работают, то есть в постоянном контакте, и не просто в контакте, а во взаимодействии находятся. Это, по сути, распределение труда и интеграция. Вот по такому пути и нужно идти. Мы должны поддерживать деятельность подобного рода и в целом создавать максимально благоприятные и комфортные условия для притока частных инвестиций и новых технологий в отрасли. В том числе речь идёт и о развертывании в России ведущих мировых фармацевтических концернов и производителей медицинской техники – конечно, с постепенным повышением уровня их локализации. Собственно говоря, в этом смысле эта отрасль мало чем отличается от того, что мы делаем в других отраслях. Позитивные примеры такого сотрудничества есть. Зарубежные партнёры открыли свои производства в Орловской области, в Калужской, Ярославской идёт работа.

Давайте все эти вопросы пообсуждаем. Слово – Виктору Борисовичу Христенко. Пожалуйста, Виктор Борисович.



В.Б.Христенко: Спасибо, Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, у вас есть слайды презентации выступления, по которым, наверное, будет проще следить, ну и на большом экране это тоже будет. Я попытаюсь очень коротко, может быть, пройтись по ним и некоторые комментарии высказать: сначала относительно той ситуации, в которой мы находимся. Владимир Владимирович уже сказал о том, что рынок достаточно активно и бурно рос – в общем и рынок медицинской техники, и рынок фарм- и лекарственных средств. Рос в основном за счёт именно существенной роли государства на этих рынках – так что последние несколько лет этот рынок демонстрировал активный рост.

При этом при всём надо сказать, что, если для фарминдустрии, которая, может быть, в течение трёх последних лет почувствовала реальное внимание к этому сектору со стороны государства. Более того, за это время была принята и стратегия развития фарминдустрии до 2020 года, за это время произошло существенное обновление нормативной базы, закона об обращении лекарственных средств, запущен целый ряд проектов, в том числе с помощью средств федерального бюджета, и так далее. Это создало немного другую атмосферу на этом рынке, и надо сказать, что всё, что удалось отечественной фарминдустрии сделать за эти последние три года, – это следовать теми же темпами в своём развитии, какими развивался рынок.

В.В.Путин: Вот Виктор Борисович сказал «рынок рос», но все, кто здесь присутствует, понимают, о чём идёт речь. Мы, государство, просто, условно говоря, искусственно подняли спрос на совершенно другой качественно уровень. Мы начали выделять такие ресурсы, которых раньше никогда не выделяли. Обидно, что эти государственные ресурсы уходят на 80% иностранным производителям. Вот о чём идёт речь. Но дело не только в этом. Дело в том, чтобы у нас была уверенность в том, что мы можем современными рыночными средствами регулировать и объёмы, и цены. А если мы будем вечно сидеть на импорте, это сделать практически невозможно. Да и качество ещё неизвестно, какое будет. Ну, дженерики будем из Индии получать, а собственный первичный продукт тогда и не возникнет никогда.

В.Б.Христенко: Итак, «фарма» следовала за рынком всё-таки за счёт существенного государственного внимания, которое к отрасли было продемонстрировано, наверное, за счёт изменения самих подходов, которые были продекларированы, в том числе в закупочной политике. И мы имеем хотя бы соответствие темпов роста промышленности темпам роста рынка. Что касается рынка медицинских изделий, который ещё в большей степени опирается на государственные ресурсы в своём развитии, то его динамика не менее бурная (это достаточно хорошо видно на слайде). Но при этом очевидно, что сама отрасль медицинской промышленности не успевала за этими темпами и уступала за последние годы свою долю на рынке импорту. В результате у нас фарминдустрия на сегодняшний день на российском рынке имеет 22% своего присутствия, а медпромышленность – 15%. Это, к сожалению, то, с чем мы на сегодняшний день имеем дело.

Если посмотреть на следующем слайде саму структуру этого рынка, то достаточно очевидно, что роль государства на рынке фарминдустрии – это 38%, примерно, в общих закупках и 85% - от медицинского оборудования. Понятно и из этого слайда видно, кто, собственно, и каким образом наполняет этот государственный спрос, реализуемый на рынках. Здесь присутствие отечественных предприятий ещё меньше, чем на самом рынке: на рынке фарминдустрии – это 16% и порядка 19% на рынке медицинской техники.

На следующем слайде видно то, что происходило за новейшую историю. И в этом смысле можно с уверенностью говорить, что ключевым элементом изменения условий функционирования стало принятие стратегии «Фарма-2020», которая реально позволила буквально с этого момента запустить активный процесс по модернизации производства, по созданию новых производств на территории России. Результат этого мы, конечно, увидим чуть позже – через несколько лет. Но этот процесс, можно сказать, активно пошёл, причём в нём стали участвовать не только российские, но и иностранные игроки. Можно приводить целый набор таких примеров, но в целях экономии времени, делать этого не буду.

Точно такую же работу мы начали (может быть, с некоторым смещением во времени) относительно фармакомедтехники. И сегодня у нас идут очень активные переговоры со всеми основными игроками нашего рынка, то есть с крупнейшими зарубежными компаниями. В ближайшие месяцы мы получим полный пакет уже сформулированных предложений по развитию индустрии на территории России, в том числе и с участием основных производителей мировых грантов.

В этой связи для нас принципиально важно, что в цепи всех инструментов и механизмов, которые в последнее время применялись для поддержки развития этих отраслей, федеральная целевая программа является не единственным, но чрезвычайно существенным элементом всей этой системы поддержки. Задача, которая стоит перед ФЦП ( на следующем слайде это тоже хорошо видно), – это переход российской фармацевтической и медицинской промышленности на инновационную модель развития, то есть, условно, отход от отвёрточной сборки к полноценному циклу, то есть от разработки к производству, с обязательной интеграцией ещё и в глобальные международные рынки.

В рамках программы решаются следующие основные задачи. Во-первых, это технологическое перевооружение фарм- и медпромышленности. Это выпуск социально значимых лекарственных средств и медицинской продукции. Это вывод на рынок отечественной инновационной фармацевтической и медицинской продукции. Это запуск инновационного цикла, увеличение экспортного потенциала отечественной промышленности и, безусловно, кадровое обеспечение фармацевтической и медицинской промышленности.

Слайд шестой наглядно демонстрирует ту проблему, с которой мы сегодня реально имеем дело. И, может быть, в отличие от ряда других отраслей промышленности здесь мы имеем, с одной стороны, достаточно хорошие научные школы, фундаментальные научные школы, как в области химии, так и в области биотехнологической отрасли (при этом мы имеем все возможности для разворачивания индустриальной площадки), но приводных ремней или шестерёнок между двумя этими существенными двигателями нет.

По большому счёту основная традиция всех предыдущих лет – это появление некоторых идей и разработок на фундаментальном прикладном уровне, или на старте, которые вместе с носителем находили ту самую «шестерёнку», своё применение где-то в других системах, других странах, где отлаженные инструменты, отлаженные механизмы взаимодействия между двумя этими секторами.

Этот разрыв между наукой и индустрией является ключевой проблемой, на решение которой нацелена федеральная целевая программа и, собственно, над решением которой мы все эти годы и работаем, апробируя, в том числе, и другие инструменты.

Нельзя сказать, что федеральная целевая программа – единственный инструмент. Здесь продемонстрированы и российская венчурная компания, и «Роснано», и есть определённые примеры движения уже в эту сторону, с тем чтобы заполнить этот разрыв. Но есть существенные элементы по рискам, которые не в состоянии взять на себя эти институты развития, для которых софинасирование средств федерального бюджета является единственно возможным источником.

На следующем слайде представлена дорожная карта федеральной целевой программы. На первом этапе (до 2015 года) планируется осуществить модернизацию фармацевтической и медицинской промышленности за счёт НИОКР для разработки и организации производства, в первую очередь импортозамещающей продукции. Это как раз те списки важнейших лекарственных средств, стратегических лекарственных препаратов, производство которых в значительной степени (на 90%) могло и должно быть сориентировано на отечественную площадку, что в значительной степени даёт возможность задействовать или уже получить масштаб финансового потока, способный генерить средства на разработке инноваций на следующем этапе – уже на корпоративном уровне.

В рамках этой работы за счёт внебюджетных источников будет произведена модернизация основных средств предприятия, за счёт бюджетных – софинансирование разработки технологий пуско-наладочной работы по запуску производства.

Параллельно с этим мы предполагаем, начиная со следующего года, запустить и инновационные проекты в «фарме», в том числе осуществляя трансфер разработок с целью вывода на рынок новой продукции с 2015 года. То есть, речь идёт о том, что в рамках программы будет идти как разработка препаратов с нулевого уровня, со скрининга, так и осуществляться возможность трансфера технологий за счёт, в том числе, приобретения по лицензиям тех препаратов, которые находятся под патентной защитой, истекающей через достаточно длительный срок, и которые являются существенными, важнейшими в портфеле лекарственных средств на территории Российской Федерации.

Кроме того, на первом этапе предусмотрено начало создания инновационной инфраструктуры, в том числе при помощи инвестиций в государственные предприятия и вузы. В этом плане будет начата переподготовка кадров, необходимых для освоения новых технологий, в том числе и связанных с переходом на международные стандарты производства GMP.

По закону, принятому на сегодняшний день (я напомню закон: у нас с 1 января 2014 года на территории Российской Федерации для всех производств применяются стандарты наилучшей производственной практики, так называемые стандарты GMP), наши отечественные стандарты будут полностью гармонизированы с этими международными требованиями. То есть в этом смысле мы – все предприятия, которые смогут функционировать, – обязаны быть такими же, как сегодня все передовые предприятия Европы или Америки.

На втором этапе (с 2015 по 2020 год) планируется развитие инновационного экспортного потенциала в фарммедпромышленности за счёт выполнения НИОКР для разработки новых лекарственных средств и медизделий.

Ожидается, что к этому времени потенциал развития предприятий фармацевтической и медицинской промышленности за счёт исключительно импортозамещения уже будет ограничен. И наличие в этом смысле собственных инновационных продуктов, защищённых патентами, будет единственным способом эффективной конкуренции на глобальном рынке.

На этом слайде видны последствия реализации программы, которые можно оценить в количестве новых рабочих мест (более 10 тыс. новых высокотехнологичных рабочих мест). Можно оценить и в количестве инновационных лекарственных препаратов – порядка 100. Правда, надо здесь сделать оговорку: это не только абсолютно новые молекулы, но и новые способы доставки вещества до, соответственно, источника болезни и так далее. Но в любом варианте это то, что будет составлять как бы инновационный портфель новых лекарственных средств – это и 90% стратегического списка лекарственных средств, и ЖНВЛП ( жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты), то есть это достаточно амбиционные результаты по этим параметрам.

Заказчиком программы, координатором является Министерство промышленности и торговли, основные госзаказчики (все представители здесь находятся) – это и Минздравсоцразвития, и Минобразования, и ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство), и Росатом, и МГУ.

Что касается объёмов и источников финансирования. Владимир Владимирович уже сказал о том, что средства федерального бюджета предполагаются в объёме около123 млрд рублей на предстоящие 10 лет, при этом общий объём программы – 185 млрд рублей с учётом внебюджетных источников. Безусловно, на динамике разворачивания этой программы сказывается, собственно, специфика или особенности жизненного цикла или цикла разработки в первую очередь лекарственных средств и инновационных медицинских изделий, которые в ряде случаев выходят за параметры даже 8–10 лет. Поэтому для нас принципиально важно было сформулировать таким образом саму программу, чтобы продуктовое наполнение российского рынка состоялось как раз в эти же ближайшие 10 лет. Здесь вариант ещё тот, который мы рассматривали вчера к ночи, пока менять не стали, но, собственно, он соответствует той согласованной программе, которую мы внесли, - это есть предмет нашей дальнейшей работы.

Что касается структуры самой программы. Безусловно, эта программа является, по сути, ниокровской программой, и в этом плане важнейшая составляющая (77%) – это средства на НИОКР. В гораздо меньшем, более скромном объёме (21%) – это государственные капитальные вложения, и 2% – это прочие расходы, в том числе связанные в первую очередь с кадрами.

На следующем слайде представлена, собственно, структура уже самой программы по группам мероприятий. Таких групп семь. Не буду их все перечислять, часть из них связана с фармотраслью, часть – с медицинской промышленностью, часть - с системными мерами по обеспечению кадрового потенциала, информационного потенциала отрасли. Но вот для первой группы, для группы лекарственных средств, как мы говорим, научно-технологического потенциала или модернизационного потенциала, точнее можно сказать, та мишень, которая приведена, – это и есть основной источник запуска, основной источник краткосрочной или среднесрочной (то есть до 2015 года) деятельности фармацевтической отрасли по организации реального системного импортозамещения по важнейшим лекарственным препаратам, необходимым России на сегодняшний день. Все эти перечни препаратов утверждены на сегодняшний день Правительством и являются основой как для программного, так и для корпоративного движения.

На следующем слайде представлено распределение теперь уже средств первой группы по направлениям. Здесь в качестве оснований для разделения выбраны два – метод получения лекарств (либо это химический синтез, либо это биотехнология) и степень патентной защищённости. И нетрудно обратить внимание, что проекты существенно отличаются по цене (они представлены в этих четырёх секторах), причём отличаются друг от друга по стоимости иногда до десятков раз. В этом смысле ограниченное количество проектов, запускаемых на сегодняшний день в защищённых патентами сферах, предполагает приобретение лицензий на эти препараты и запуск лицензионного полноформатного производства на территории России. Это ограниченные по номенклатуре препараты, которые представляют чрезвычайно высокую значимость и стоимость для российского рынка, российского здравоохранения.

На следующем слайде представлена уже работа по формированию инновационного портфеля разработок лекарственных препаратов в рамках ФЦП. И в качестве оснований и ориентиров для выбора таких направлений учитываются основные причины смертности и заболеваний населения с учётом прогноза до 2030 года, размеры и динамика роста соответствующих рынков, портфели международных фармацевтических компаний и наличие перспективных отечественных разработок.

На следующем слайде видны примерный анализ основных причин смертности и прогноз динамики этих причин смертности по России на период до 2030 года, что связано в первую и значительную очередь с уровнем жизни населения. С выходом на высокий уровень жизни меняется и квалификация, или ранжирование важнейших причин смертности населения. Это фактор, который учитывается с точки зрения построения программы.

Если посмотреть дальше, то можно увидеть, что десятка крупнейших мировых компаний сориентировалась по своим портфелям разработок, и можно видеть, как распределяются внутри компаний портфели разработок с приоритетом на онкологическую тематику, тематику заболеваний центральной нервной системы и так далее. Безусловно, это тот же самый момент, который мы учитывали при формировании подходов к направлению инновационных лекарственных препаратов в рамках ФЦП.

На семнадцатом слайде представлена одна из эффективных, на наш взгляд, моделей трансфера технологий. Тут важный момент, который мы не раз обсуждали, как Вы правильно говорите, собираясь на разных совещаниях. И на одном из совещаний в Зеленограде, когда мы собирались, мы обсуждали модель трансфера технологий. Тогда мы говорили о том, что на сегодняшний день в условиях кризиса, в условиях консолидации компаний многие из них свои портфели разработок начинают пересматривать и часть откладывать в сторону, потому что на это не хватает либо ресурсов, либо времени, либо просто меняется некоторая политика в этой сфере у компаний. И в этом смысле создаётся достаточно серьёзный пул и возможность для того, чтобы привлекать такого рода наработки для доведения их уже у нас для выхода не только на российский, но и на глобальный рынок. И, собственно, эта модель представлена здесь, когда иностранный партнёр передаёт российскому партнёру соответствующую разработку, этот российский партнёр ведёт доклинику и клинику, патентует этот препарат вместе со своим иностранным партнёром и распределяет не только риски, но и результаты, когда российский рынок, рынок СНГ, допустим, остаётся за российским партнёром, а иностранный партнёр продвигает этот препарат (что достаточно дорого) на глобальном рынке, используя, в том числе, свою глобальную сеть, своё влияние и так далее. При этом имеются кросс-роялти, когда роялти от продаж на этих рынках делятся между компаниями. Эта модель, с нашей точки зрения, очень интересная, и тогда мы её только обсудили. Но могу сказать, что мы присутствуем как раз в том месте, и «ХимРар», и Андрей Иващенко как раз на себе, что называется, эту модель реализуют, реализуют в сотрудничестве с очень известными компаниями, которые находятся в мировых лидерах («Хоффман ля Рош» и так далее). И нам кажется, что это очень интересная фаза сотрудничества, и сегодня мы её рассматриваем и в рамках взаимодействия с другими грандами, с мировой «бигфармией».

На следующем слайде представлено распределение, раздел второй группы, то есть это как раз средства, направляемые на разработку инновационных препаратов уже по уровню проведения этих препаратов, доклинические исследования, основной риск и основной объём работы: клиника, трансфер технологий и создание технологически новых платформ.

Если говорить дальше, то мы рассчитываем, как я уже говорил, в 2011 году запустить инновационный цикл. (На 19-м слайде представлена в качестве примера выборка проектов на 2011 год как раз по всем принципам, которые ранее сформированы.) И я должен сказать, что за это время мы накопили достаточно большой опыт взаимодействия с инициаторами, разработчиками. На сегодняшний день у нас в орбите рассмотрения находится более 300 проектов по «фарме» и по медицинской промышленности. Они проходят рассмотрение на научно-техническом совете министерства, специально созданном для этих целей. Они проходят рассмотрение в рамках рабочей группы комиссии Президента по модернизации. В общем, пул, или как бы система отбора, система движения этих проектов, создан. И нельзя сказать, что все 300 проектов уникальны и дадут какой-то фантастический результат, но по крайней мере система, куда можно их предъявить и как они будут рассматриваться, всем известна и на сегодняшний день уже работает.

Группа третья и четвертая посвящены развитию медицинской промышленности. Здесь учитывались как рыночные приоритеты, так и наиболее востребованные системой здравоохранения сегменты медицинской продукции. Если посмотреть 21-й слайд, то можно оценить, что такое отложенный спрос, или потенциал спроса на продукцию медицинской промышленности в России. Понятно, что цифры любых прошлых лет, включая совсем недавние, конечно, существенно отличаются от тех задач, которые сейчас формулируются, и средств, под которые концентрируются для обновления облика здравоохранения. И то, что будет связано с формированием или подготовкой к внедрению ОМС, и то, что связано с национальным проектом по здравоохранению, и то, что связано с онкологической и другими программами, то, что связано с ядерной медициной, программа которой сейчас обсуждается, – они создают несколько сот миллиардов рублей дополнительного рынка, причём достаточно локализованного не только в пространстве Российской Федерации, но и во времени. И это время – пять-шесть ближайших лет, пять-шесть лет, которые дадут существенный толчок развитию рынка, но которые потом будут генерить и рынок услуг по обслуживанию этой техники, и рынок по обновлению этой техники и по замене, ну то есть это совсем другая качественно ситуация. И для нас принципиально важно с точки зрения этой программы успеть вот за этим рывком в развитии здравоохранения с возможностью предложить услуги со стороны медицинской промышленности России. Как я уже сказал, мы это, безусловно, видим в режиме глобального партнёрства с основными, крупнейшими производителями. Мы сейчас находимся в очень активной фазе переговоров. Кроме того, подготовлены предложения по изменению знаменитого 94-го закона по госзакупкам, с тем чтобы иметь возможность не только организации долгосрочных закупок, но и долгосрочных закупок со встречными условиями, которые позволяли бы реализовать так называемые офсетные инструменты, когда в качестве встречных условий для долгосрочного контракта на конкурсе предлагается определённый уровень политики локализации, политики передачи компетенции технологий на территорию Российской Федерации. Это для нас, для Российской Федерации, конечно, полная инновация.

Хотя надо сказать, что многие страны этим эффективно и активно пользуются, выращивая продвинутую индустрию и науку. Из очевидных последних примеров – Израиль. В Израиле эта система и законодательство действуют очень эффективно и очень давно. Для того чтобы этим эффективно заниматься, им не мешает не только местоположение на Ближнем Востоке, но и членство в ВТО.

Сейчас задача по внесению этих изменений поставлена, и они уже подготовлены.

В.В.Путин: В оборонке везде применяются.

В.Б.Христенко: Да, причём в Израиле в оборонке это применяется ещё и так, что закупка в оборонку генерит встречный поток в гражданской отрасли. Поэтому в этом смысле это эффективный инструмент. Когда государство в состоянии сказать, что готово закупать в ближайшие годы столько вот такого оборудования, хочет и готово подписать с вами контракт на столько лет, но хочет в ответ получить не только это оборудование, но и понимание того, как вы будете локализовывать производство и организовывать передачу компетенций в Россию. Я могу сказать, что основные игроки это хорошо понимают и готовы к этому. Мы уже предварительную работу со всеми ними провели.

На следующем слайде видны направления, которые в рамках медицинской промышленности выделены для инновационного прорыва на глобальные рынки. Это прежде всего технологии в сфере ядерной медицины и биомедицины. Выделим тот сегмент, который связан с реализацией модернизационной повестки, в значительной степени опирающейся на импортозамещение, на взаимодействие уже по той продукции, которая сегодня производится основными импортёрами на российский рынок.

Безусловно, всё это должно обеспечить первоочередные потребности Министерства здравоохранения и социального развития в этой технике. Соответственно, распределение средств по видам оборудования представлено на следующем слайде. Не буду его особо комментировать. Хочу, может быть, главное подчеркнуть, глядя на этот слайд: принципиально важно, что при подготовке программы нам удалось её полностью синхронизировать с тем, что делается в Министерстве образования и науки в части живых сред и разработок в этой области. У нас нет дублей, у нас есть нормальное понимание передачи эстафеты для этой программы. Это полностью синхронизировано со спросом со стороны системы здравоохранения, что абсолютно гарантирует востребованность и снижает риски для конечных пользователей. При этом мы этот спрос переводим в систему требований (и функциональных, и эксплутационных) для поставщиков, с тем чтобы на старте всем было понятно, кто что разрабатывает и для чего это требуется.

На следующем слайде показана концентрация ресурсов на отдельных направлениях инновационного развития. В первую очередь это средства диагностической визуализации и область биомедицины, разработка и производство специальных, в том числе био- материалов.

Кадровый потенциал (25-й слайд) – один из важнейших инструментов и потребностей – предполагает и запуск полноценной системы непрерывного образования, включая повышение квалификации с активным привлечением средств самих компаний. Он, кроме того, обновляет и научно-методическую базу для высших и средне специальных учебных заведений. И это же направление рассчитано на создание информационной инфраструктуры для развития промышленности, включая и то, что касается системы продвижения продукции на рынке. То есть мы в рамках этой программы предполагаем достаточно активно поддержать то, что касается выставочно-ярмарочной деятельности, присутствия России на этих выставках-ярмарках, с тем чтобы продвигать и свою новую продукцию, которую разрабатываем в рамках ФЦП на рынке.

26-й слайд показывает то, что нам на сегодняшний день видно, и то, что мы понимаем по регионам, которые в наибольшей степени готовы к развитию фармацевтических и медицинских инновационных центров. Собственно, с учётом предложений заказчиков по целевой программе были отобраны такие проекты и объекты инвестиций, которые обеспечивают техническое перевооружение и переход на инновационную модель развития.

Объектами государственных капитальных вложений стали стратегически значимые государственные фармацевтические медицинские предприятия, а также высшие учебные заведения, способные готовить кадры для отрасли, находящиеся в перспективных для развития регионах страны. Последний слайд, касающийся программы, – это средства, которые обеспечивают техническое перевооружение отечественной фарм- и медпромышленности и, собственно, фиксируют объёмы средств, необходимые, в том числе, для создания центров трансфера технологий.

Ну и в заключение хочу сказать, что программа, по сути дела, является на сегодняшний день ключевым недостающим звеном в уже созданной, достаточно серьёзной структуре деятельности по развитию фарм- и медпромышленности, и задача, которая сформулирована у нас на сегодняшний день по отношению к 2020 году, на этом слайде отражена. Выглядит она примерно так: изменить соотношение по присутствию на внутреннем рынке Российской Федерации отечественных производителей. Я при этом напоминаю, что мы отечественным называем не только российский по происхождению капитал, но, собственно, любое производство, организованное на территории Российской Федерации с достаточным уровнем локализации.

Если посмотреть на увеличение долей, оно кажется, может быть, и не очень существенным (чуть-чуть больше, чем в 2 раза, и там, и там), но если вспомнить, что за это время к 2020 году рынок, скажем, медицинской промышленности, медицинских изделий увеличится в Российской Федерации, по самым скромным оценкам, в 6 раз, при этом доля, соответственно, вырастет больше чем в 2 раза, – это означает, что рост медицинской промышленности должен за 10 лет (с 2009 по 2020 год) увеличиться в 12 раз. Если мы посмотрим на рынок фармацевтической промышленности, там рост рынка будет чуть меньше – примерно в 4 раза к 2020 году, но при этом также двукратное повышение доли отечественных производителей. Это означает, что больше чем в 8 раз должна вырасти отечественная фарминдустрия. И это, конечно, достаточно амбициозные задачи, для которых ФЦП является ключевым элементом. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Спасибо, Виктор Борисович. Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.А.Голиковой), пожалуйста.
  


Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания, несколько слов как раз о том рывке, который должна совершить фармацевтическая промышленность и промышленность медицинских изделий или медицинская промышленность применительно к развитию здравоохранения. И несколько ключевых первоначальных шагов или этапов развития здравоохранения, с которыми тесно должно быть увязано развитие этих двух сфер.

Должна сказать - и Владимир Владимирович отметил это во вступительном слове - к масштабным финансовым вливаниям, которые были сделаны в здравоохранение в последние годы (я имею в виду национальный проект «Здоровье»), с 2011 года существенно в сферу здравоохранения приходят не только ресурсы, но и программы модернизации здравоохранения, на которые планируется затратить достаточно большие деньги - на два года в объеме 460 млрд рублей. Ключевым звеном в этих программах является как раз переоборудование наших медицинских учреждений.

Первый этап работы над программами, который мы провели со всеми регионами Российской Федерации, свидетельствует и подтверждает те статистические данные, к которым мы традиционно привыкли и о которых мы говорим на протяжении последних лет. Лидерами в структуре смертности и заболеваемости в Российской Федерации являются сосудистые и онкологические заболевания, заболевания органов дыхания, пищеварения и инфекционные заболевания. Почему я об этом говорю? Потому что в первую очередь ассигнования в рамках этих программ ориентированы на эти приоритеты. Соответственно, развитие медицинской и фармацевтической промышленности также в ближайшие годы должно быть ориентировано на эти приоритеты. Что мы сделали для этого?

Для того чтобы ориентировать нашу медицинскую фармацевтическую промышленность, мы в преддверии реализации программ совместно с нашими ведущими специалистами и учреждениями разработали стандарты оснащения медицинских учреждений и стандарты оказания медицинской помощи, которые будут внедряться в течение этих двух лет. В этой связи я бы хотела обратить внимание на цифры, о которых мы, в общем, никогда особо не говорим: в 2009 году по отчетам консолидированного бюджета Российской Федерации все субъекты и вся Российская Федерация тратили на приобретение оборудования всего-навсего 38,2 млрд рублей. А на все основные средства, за исключением инвестиций, - 47 млрд рублей.

Сейчас только на цели капительного ремонта, текущего ремонта и приобретение оборудования в рамках программ модернизации будет затрачено за два года 300 млрд рублей. Считайте, какой это вызов для развития медицинской промышленности - я пока говорю о ней.

Следующее, о чем я не могу не сказать: сегодня медицинское оборудование делится, по сути, на две части. Это оборудование массового использования, к которому относятся электрокардиографы, флюорографы, аппараты искусственной вентиляции легких, физиотерапевтическое оборудование. И сложное оборудование: томографы - магнитно резонансные, компьютерные, ангиографы и так далее. На сегодняшний день, во второй группе фактически только импорт, своего собственного ничего нет. Поэтому, оснащая в рамках стандартов медицинские учреждения, наша промышленность должна быть в первую очередь ориентирована именно на это.

Не могу не сказать в этом сегменте о еще более сложной проблеме, которая выявилась особенно в период реализации целевых направлений национального проекта, - это расходные материалы. Их оборот в России сегодня в несколько раз превышает оборот медицинских изделий. Простой пример – это сердечно-сосудистые заболевания. На сегодняшний день заболеваемость – 31,9 млн. человек, смертность – 1,1 млн. человек. Для диагностики только сердечно-сосудистых заболеваний в год требуется не менее 16,7 млн. исследований. Стоимость только расходных материалов по этим исследованиям – 865 млн. рублей. Для лечения тех же сердечно-сосудистых заболеваний нужно не менее 127 тыс. манипуляций и, соответственно, порядка 1 млрд рублей. Это оценка только по сердечно-сосудистым заболеваниям и только по диагностике и лечению.

Помимо расширения ассортимента импортозамещения, о котором говорил Виктор Борисович, в этом сегменте необходимо акцентировать внимание на необходимость повышения качества производимого оборудования, и в первую очередь это касается инкубаторов, аппаратуры для мониторинга и поддержания жизнедеятельности – например, аппарат искусственной вентиляции легких и измерительное оборудование.

Кроме того, хотелось бы особое внимание обратить на производство техники для реабилитации и адаптации детей-инвалидов. В частности, уже есть Ваше поручение именно по этой тематике.

Теперь о лекарствах. Я не буду повторять то, о чем говорил Виктор Борисович, скажу только о том, что объем государственных закупок лекарственных препаратов по отчетным данным за 2009 год составил 177 млрд рублей.

Что удалось сделать в последние годы? Я коротко остановлюсь только на четырех составляющих. В 2008 году мы приняли решение финансировать из федерального бюджета централизованную закупку по 7 затратным нозологиям - это уже устоявшийся в употреблении термин. По этим 7 затратным нозологиям мы приобретаем уже 18 международных непатентованных наименований.

В 2008 году, когда мы вводили эту программу, не было ни одного отечественного лекарственного препарата. Мы покупали только зарубежный. 2009 год – два препарата отечественного производства; 2010 год – три; 2011 год - пока торги не завершились, но по нашим оценкам, будет пять препаратов отечественного производства.

Кажется, что это мало. Но, с другой стороны, это очень серьезные шаги по поводу того развития импортозамещения, о котором говорил Виктор Борисович.

Следующий перечень, который был сформирован, и он тоже прикладным образом развернут в программе - это 57 стратегически важных и необходимых лекарственных препаратов. Здесь мы будем уже иметь в самое ближайшее время порядка 10 лекарственных препаратов, которые также востребованы в рамках тех ведущих заболеваний, о которых я сказала выше.

Третье. Перечень жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов, который был обновлен в 2009 году на 2010 год и еще раз обновлен в 2010 году на 2011 год. Доля отечественных препаратов, которые производятся исключительно отечественными производителями, а также совместно отечественными и иностранными производителями, в перечне 2010 года составляла 67%, в перечне 2009 года – 69% Отрадно, что те перспективы, которые мы видим в развитии лекарственного рынка Российской Федерации, и те препараты, которые сейчас находятся на регистрации в клинике, дают нам возможность сделать вывод о том, что мы достаточно серьезно в ближайшей перспективе продвинемся в этом направлении. Это существенно удешевляет стоимость лечения и стоимость тех стандартов оказания медицинской помощи, о которых в последнее время мы очень много говорим.

И четвертое направление. Это та антикризисная мера, которая была принята Правительством, - регулирование цен на препараты, которые входят в перечень жизненно важных и необходимых. Вокруг этого было много споров, много критики по поводу того, что мы существенно снижаем возможности наших производителей. Вся критика принята. Сейчас все вопросы урегулированы.

Сегодня зарегистрирован 7701 лекарственный препарат, входящий в перечень жизненно важных и необходимых. Из них 52,5% - это отечественные лекарственные препараты. Правда, в эту группу попадает 241 препарат, которые упаковываются на территории Российской Федерации - это считается препаратами отечественного производства, но, тем не менее, они пока производятся на территории зарубежных государств. Эти препараты в ближайшей перспективе будут производиться в Российской Федерации в рамках направлений, которые реализуются в ФЦП.

Когда мы с нашими партнерами по фармбизнесу обсуждали тему методики регистрации цен на лекарственные препараты, тему перехода на GMP с 2014 года, общее мнение состояло в том, что программа должна предоставить определенные возможности для наших производителей и с точки зрения лекарственного поддержания до клиники, и с точки зрения осуществления клинических исследований по нашим отечественным разработкам.

2013 год – это год, к которому должна готовиться наша большая фармацевтика в хорошем смысле этого слова. Дело в том, что в 2012 году завершатся программы модернизации здравоохранения. Весь тот ресурс, который мы имеем сегодня и который идет, в том числе, на переоснащение учреждений, будет направлен исключительно на обеспечение стандартов оказания медицинской помощи, в которой существенную долю имеют лекарственные препараты. Готовность нашей отечественной фармацевтической промышленности к этому вызову и к тому, что существенно возрастает потребление этих лекарственных препаратов особенно в стационарном звене - это очень важно. И здесь ряду наших отечественных предприятий стоит подумать о том, как скорректировать свои производственные планы и свои разработки с тем, чтобы выйти на какие-то определенные тренды к 2013 году.

2015 год – это следующая ближайшая перспектива. Это перспектива, когда в систему обязательного медицинского страхования должна войти сегодняшняя высокотехнологичная помощь. Сегодня высокотехнологичная помощь является такой в первую очередь потому, что в ее рамках предоставляются очень дорогостоящие лекарственные препараты. И поэтому она, в том числе, высокотехнологичная. Все эти лекарственные препараты на сегодняшний день, как правило, являются импортными. И нам бы очень хотелось, чтобы к 2015 году соответствующие лекарственные препараты были воспроизведены у нас. Ну, и, собственно, наши оригинальные разработки, которые у нас есть и которые будут поддерживаться сегодня в рамках программы модернизации.

В заключение хочу сказать, что эта программа представлена федеральными органами как исполнителями. От Министерства здравоохранения в нее входят напрямую три учреждения, на базе которых формируются не только кадры, но и фармацевтические кластеры. Сегодня участники программы здесь тоже присутствуют, они выскажутся по своим направлениям и проинформируют, как у них все это реализуется.

***

Заключительное слово В.В.Путина:

Что я хочу сказать в завершение? Хочу, чтобы вы знали – здесь много людей, которые работают и в науке, и на производстве, и в образовании. Первое: программа востребована и нужна. Раз. Второе: она действительно неплохо проработана. Третье: она будет принята. Она будет принята с теми финансовыми показателями, с теми объёмами финансов, о которых мы сегодня сказали, – это 123 млрд с небольшим, в таком объёме и будет.

Вопрос в том, чтобы все эти наши обязательства не повисали в воздухе, как это иногда случалось в 1990-х годах в сфере обороны, безопасности, экономики: мы цифры рисуем, потом не в состоянии их исполнить, и всё зависает. Мы, конечно, должны исходить из реальных возможностей бюджета и наших прогнозов развития экономики страны в целом, поэтому мы не можем не прислушаться к Министерству финансов.

Мы подумаем, как скорректировать эту программу: может быть, немножко ее растянуть, а может быть, и нет, но мы посмотрим наши другие приоритеты и где-то в другом месте «подрастянем», а здесь добавим. Но нелишним будет вспомнить то, что только что прозвучало из уст заместителя министра финансов. Я и к бизнесу тоже обращаюсь, в конечном итоге это и для вас делается – немного пересмотреть ваши планы. Это, конечно, для страны и для граждан, но и для вас тоже – для того чтобы поддержать ваш бизнес, чтобы бюджетные средства, огромные бюджетные деньги, которые мы направляем на приобретение техники, оборудования и лекарственных препаратов, вам в конечном итоге достались, в развитие. И вы в этом заинтересованы не меньше, чем государство.

Я и вас призываю немного поработать с министерством, посмотреть, где вы могли бы тоже расставить свои приоритеты.

Но в любом случае мы эту программу примем и реализуем. Я прошу именно вас в самые короткие сроки, буквально в течение недели, вместе с министерством её доработать и представить окончательные предложения – так, чтобы это был компромисс, который всех устраивает и всем выгоден. Но нисколько не сомневаюсь, что мы это реализуем – не только примем с вами программу, но и реализуем её.

Спасибо.

1 комментарий:

  1. Внимание государства к медицине заметно даже, если посмотреть на проинвестированные проекты фондами Российской венчурной компании. То есть венчурные фонды реально дают деньги на разработку лекарств и медицинских приборов, несмотря на то, что вложения в медицину одни из самых рисковых. Но то, что государство наконец обратило внимание на эту сферу меня не может не радовать, потому что ситуация с медициной в последнее время была совсем удручающей, а в университетах на химфак и биофак был самый легкий конкурс - никто идти туда не рвался.

    ОтветитьУдалить