понедельник, 14 сентября 2020 г.

Преданность цели


Замечательные дальневосточники

Стресс – это аромат и вкус жизни.
Поскольку стресс связан с любой деятельностью,
избежать его может лишь тот, кто ничего не делает.
Но кому приятна жизнь без дерзаний, без успехов, без ошибок?
Ганс Селье

Олег Иванович КИРИЛЛОВ (1.02.1937 – 14.08.2020) – учёный-фармаколог, всю трудовую деятельность отдал Приморскому краю российского Дальнего Востока сначала в качестве врача-терапевта в больнице порта Находка и затем в течение пятидесяти пяти лет был занят научной деятельностью в Дальневосточном отделении Российской академии наук, ранее: ДВФ СО АН СССР – Дальневосточный филиал Сибирского отделения Академии наук Союза Советских Социалистических Республик (1958 – 1970), ДВНЦ АН СССР (1970 – 1986), ДВО РАН СССР (1987 – 1991), с декабря 1991 года – ДВО РАН.

Олег Иванович КИРИЛЛОВ

Биография О.И. Кириллова сложна, под воздействием многих жизненных ситуаций формировался его характер, складывались убеждения и мировоззрение. Основные этапы его жизни и научной деятельности свидетельствуют о неординарной личности Олега Ивановича.

Становление

Олег Иванович Кириллов родился 1 февраля 1937 года в посёлке Бор Горьковской (ныне Нижегородской) области в семье военврача Ивана Герасимовича Кириллова. Мама – Любовь Васильевна была домохозяйкой, воспитывала троих детей: сыновей Игоря, Олега и дочь Людмилу.

Войну семья встретила в Вильнюсе. Иван Герасимович с госпиталем был в первый же день войны эвакуирован, детей удалось переправить в Горьковскую область. Любовь Васильевна в Вильнюсе попала в плен. Майор медицинской службы И.Г. Кириллов погиб в 1942 году.

Родственники определили старшего сына Игоря в специализированное военно-учебное заведение для молодёжи школьного возраста. Олег, мальчик шести лет, и его сестра четырёх лет были определены в Елабужский детский дом Татарской АССР (1943 – 1946). Постановлением Совета министров СССР № 982 г. от 14 сентября 1943 года были образованы специальные детские дома для детей сирот, родители которых погибли при защите Родины. В детском доме находилось около 200 человек. Детский коллектив не был организован, не дисциплинирован, имели место побеги, группа детей из 12 человек занималась грабежом.

Субтильному Олегу нелегко было выжить в этих условиях. Выход один – больше знать, удивить и увлечь интересными историями, быть арбитром в споре – и это в 6-9 лет.

Олег КИРИЛЛОВ – крайний слева, 1949 г.

Олег учился легко, читал много научной и технической литературы, но увлечён был путешествиями. Сокрушался, что новые земли уже открыты. Но мудрая классный руководитель Анна Ивановна Наумова заметила, что, действительно, новые земли открывать опоздал, а вот обнаруживать и осваивать новые природные богатства – перспективная задача для молодых людей. Окончил школу с серебряной медалью, поступил в Горьковский медицинский институт с мыслью изучать лекарственные растения Дальнего Востока.


Горьковский медицинский институт, где учился Олег Иванович в 1954 – 1960 гг., считался в те годы одним из престижных медицинских вузов СССР. Познакомившись с направлениями студенческих работ на разных кафедрах, предпочёл научную работу на кафедре терапии, заинтересовавшись диагностикой внутренних болезней. Работал увлечённо, опубликовал несколько научных работ. Инициативный, с широким кругозором и аналитическим складом ума студент активно участвовал в общественной жизни института. Энергичному Олегу хватало времени на многое: студент-отличник, член Комитета ВЛКСМ института и области, корреспондент областной комсомольской газеты «Ленинская смена», участник нескольких кампаний студенческих отрядов Горьковского медицинского института в освоении целинных земель Казахстана, награждённый значком ЦК ВЛКСМ и правительственной медалью «За освоение целинных земель».

О.И. КИРИЛЛОВ на целине, 1956 год

1960 год – распределение. К этому времени Олег Кириллов уже женат на выпускнице Горьковского педагогического института Наталье Борисовне Сперанской. Оба изъявляют желание работать на Дальнем Востоке: он – в качестве «врача-лечебника», она – «учителя истории и географии».

Н.Б. КИРИЛЛОВА, О.И. КИРИЛЛОВ и Ю.И. ДОБРЯКОВ. Приморский край, 1966 год

Горьковский медицинский институт выходит с ходатайством в отдел кадров Сектора распределения молодых специалистов Министерства здравоохранения РСФСР о распределении О.И. Кириллова в Приморский краевой отдел здравоохранения, дав ему отличную характеристику.

Путь учёного

Распределившись в Находку, О.И. Кириллов сочетал работу в стационаре с поликлиническим приёмом, штудировал учебники, не считаясь с личным временем, осваивал сестринские медицинские манипуляции и опыт старших коллег, изучал психологию пациентов. На втором году пришёл опыт работы и признание пациентов, но огорчало бессилие перед хроническими заболеваниями: можно было снять острую боль, временно улучшить соматическое состояние, но не вылечить… Механизмы возникновения и развития большинства хронических болезней ясны, но как замедлить их прогрессирование?

На втором году работы в больнице в краевой газете «Красное знамя» Олег Иванович прочёл интервью с доктором медицинских наук И.И. Брехманом о его интересе к лекарственным растениям Дальнего Востока и решился на поездку во Владивосток для знакомства с профессором.

Встреча состоялась, знания о лекарственных растениях, идеи их применения, познания молодого врача в нозологии впечатлили И.И. Брехмана – у него в ту пору было несколько аспирантов, но, имеющего своё видение и план научной работы, повстречал впервые. Взять О. Кириллова в аспирантуру не удалось (опоздал по срокам), он был зачислен в лабораторию растительного сырья только что созданного Биолого-почвенного института ДВФ СО АН СССР старшим лаборантом, через полгода переведён на должность младшего научного сотрудника.

Своей научной судьбой Олег Иванович Кириллов обязан Израилю Ицковичу Брехману, Николаю Васильевичу Лазареву и Гансу Селье.

Израиль Ицкович БРЕХМАН

Израиль Ицкович Брехман (1921-1994) – доктор медицинских наук, профессор, фармаколог, выпускник Военно-морской медицинской академии им. С.М. Кирова, участник Великой Отечественной войны. В 1957 году подполковник медицинской службы демобилизовался и возглавил лабораторию фармакологии в отделе физиологии и биохимии растений при Президиуме ДВФ СО АН СССР. С февраля 1962 года под названием «лаборатория лекарственного сырья» она вошла в состав Биолого-почвенного института.

И.И. Брехман первым в мире дал научное обоснование применению женьшеня в медицине, провёл скрининг биологической активности других представителей семейства Аралиевых. В результате разносторонних исследований элеутерококка усилиями коллектива И.И. Брехмана, врачей-энтузиастов Тихоокеанского флота, сотрудников ряда медицинских учреждений Дальнего Востока в 1962 году экстракт элеутерококка был утверждён Фармакологическим комитетом Министерства здравоохранения СССР к использованию в практической медицине.

Николай Васильевич ЛАЗАРЕВ

Николай Васильевич Лазарев (1895-1974) – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель наук РСФСР, всемирно известный токсиколог и фармаколог, создатель учения о СНПС (состоянии неспецифической повышенной сопротивляемости) организма и концепции адаптогенов. Для координации многочисленных исследований женьшеня в 1949 году по инициативе Николая Васильевича при Президиуме ДВФ АН СССР был создан Женьшеневый комитет. Большой интерес он проявлял к исследованиям по элеутерококку и в 1959 году представил экстракт элеутерококка на рассмотрение Фармакологической комиссии Ленинградского горздравотдела, который разрешил клиническую проверку препарата. Николай Васильевич привлёк к элеутерококку внимание Всесоюзного объединения «Медэкспорт», в результате чего экстракт элеутерококка (не сырьё!) экспортировался в 15 стран. Внедрением препаратов женьшеня и элеутерококка в медицинскую практику дальневосточники обязаны Н.В. Лазареву.

Ганс СЕЛЬЕ

Ганс Селье (Hans Hugo Bruno Selye, 1907-1982) – врач, патофизиолог с мировым именем, основоположник учения о стрессе. В 1945-1976 годы он – директор Института экспериментальной медицины и хирургии Монреальского университета. Вышедшая в 1960 году в журнале «Nature» статья «A Syndrome produced by diverse nocuous agents» познакомила биологов и медиков с концепцией стресса и оказала существенное влияние ряд медико-биологических исследований в разных странах.


Устойчивость организма к действию различных раздражителей – основная проблема медицины. Заняться решением некоторых аспектов этой проблемы решил Олег Иванович. Научное изучение средств, повышающих неспецифическую устойчивость организма, началось после работ Ганса Селье и Н.В. Лазарева. Одним из первых фармакологов, включившихся в решение этой проблемы, был Олег Иванович. Его работы на экспериментальных моделях стресса дали толчок к пониманию некоторых механизмов адаптогенного действия элеутерококка. Элеутерококк проявлял стресс-лимитирующее действие, продлевал стадию резистентности, ограничивая гипертрофию надпочечников, инволюцию тимуса, эрозивное поражение желудка. На основании полученных данных О.И. Кирилловым была написана кандидатская диссертация «Изучение некоторых механизмов адаптогенного действия элеутерококка» и успешно защищена в Томске (1964 г.). По материалам диссертации была написана и издана монография «Опыт фармакологической регуляции стресса» (Владивосток,1966). На многих кафедрах патофизиологии мединститутов эта маленькая монография в сто страниц была настольным пособием: в пору отсутствия интернета и нехватки реферативных журналов она давала первичные знания о стрессе и адаптогенах. Работы О.И. Кириллова и И.В. Дардымова стали фундаментом знаний об элеутерококке, что привело к активному его использованию в различных сферах медицины, животноводства, ветеринарии, пищевой промышленности, спорта. Тесные связи с учёными различных научных учреждений страны и врачами промышленной, спортивной, космической медицины способствовали широкому внедрению элеутерококка в практическую медицину.

О.И. КИРИЛЛОВ с препаратами из элеутерококка

     Но были поводы для огорчения. Элеутерококк успешно использовался в спортивной медицине при подготовке и восстановлении спортсменов различных видов спорта. В шестидесятых годах в СССР особое внимание было обращено на развитие научной работы в сфере физической культуры и спорта, привлечены были учреждения Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР. Всесоюзный НИИ физической культуры и спорта (директор А.В. Коробков) сотрудничал с коллективом И.И. Брехмана. Так, элеутерококк использовался в предолимпийской подготовке спортсменов на Всесоюзной Главной Олимпийской базе СССР, расположенной на высокогорном Цахкодзоре (Армения). В 1968 году в Гренобле (Франция) проходила Белая (Х Зимняя) олимпиада – личный проект Президента Франции Шарля де Голля. По разным причинам она оценена неудачной, но повод её запомнить был. Новшеством МОК (Международного олимпийского комитета) оказались допинг-контроль и тесты на гендерное соответствие женщин. Допинг обнаружить не удалось: 86 спортсменов, подвергшихся проверке, испытание прошли. Между тем МОК через несколько месяцев после олимпиады прислал в Институт биологически активных веществ вердикт: элеутерококк является допингом (позже это заключение было отвергнуто, и он официально в соответствии с Антидопинговым кодексом разрешён к применению в спортивной медицине). Это сообщение несколько охладило интерес к элеутерококку, но не у коллектива И.И. Брехмана.

     В шестидесятые годы адаптогенные свойства элеутерококка в основном изучали отечественные учёные. За рубежом интерес к элеутерококку появился только после двух публикаций: первая – Brekhman I.I., Kirillov O.I. Effect eleuterococcus on alarm-phase of stress // Life Sciences. 1969. Vol. 8, pt 1. P. 113-121; вторая – Brekhman I.I., Dardymov I.V. New substances of plant origin which increase nonspecific resistance // Annual Review of Pharmacology. 1969. Vol. 9. P. 419-430. И сегодня интерес к элеутерококку велик, в современной базе биомедицинских публикаций PubMed за последние пять лет представлено 106 научных статей, «послужной» список элеутерококка – 3500 библиографических источников.


     Наряду с работами по фармакологии элеутерококка Олег Иванович продолжал изучать морфологическую структуру надпочечников, которые являются органом-маркёром стресса. К 1973 году им получен солидный материал, опубликована монография «Клеточные механизмы стресса», Олег Иванович выходит на защиту докторской диссертации. В Томске успешно защищена диссертация, но… В ВАК поступило письмо с отрицательной характеристикой диссертационной работы (не «чёрных» оппонентов!) – и она не принята к рассмотрению. Между тем Олег Иванович не изменил своему научному интересу и, продолжив начатые исследования, убедился в правоте выводов прошлой работы, написал ещё две монографии на заданную тему: «Процессы клеточного обновления и роста в условиях стресса» (1977), «Стрессовая гипертрофия надпочечников» (1994). Актуальность изучения стрессовой гипертрофии надпочечников обусловлена увеличением значения хронического стресса в жизни современного человека. Докторская диссертация была защищена в 1996 году – О.И. Кириллову присуждена степень доктора медицинских наук.

     Авторитет Олега Ивановича у специалистов, изучающих стресс, СНПС, адаптацию, адаптогены был очень высок. Многолетняя рабочая дружба связывала его с Федором Ивановичем Фурдуем, Себастьяном Харлампиевичем Хардарлиу (Институт зоологии и физиологии, Кишинёв), Атко Аугустовичем Виру (Тартуский университет), Любовью Хаимовной Гаркави (Ростовский университет), с фармакологами коллектива Альберта Самойловича Саратикова (Томский медицинский институт). Вместе с доктором медицинских наук, полковником медицинской службы, единственным специалистом в космической кардиологии из Института медико-биологических проблем Минздрава СССР Олег Иванович написал монографию «Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе» (1984). Книга до сегодняшнего дня популярна среди специалистов прикладной физиологии, патофизиологии, клиницистов и имеет свыше 2900 цитирований.

     Фундаментальные работы Олега Ивановича о механизмах хронического стресса и методах поиска и тестирования стресс-лимитирующих лекарственных средств общепризнаны и актуальны сегодня. Пятьдесят пять лет трудовой деятельности в трёх институтах: Биолого-почвенный институт (1962-1964), Институт биологически активных веществ (позже Тихоокеанский институт биоорганической химии, 1964-1972), Институт биологии моря (1973-2016). Олег Иванович пережил реорганизацию государства, Российской академии наук, образования, медицины, института. Он прошёл путь от старшего лаборанта до заведующего лабораторией, получил звания и должности, учил студентов и аспирантов, способствовал профессиональному росту биологов и медиков Сибири и Дальнего Востока, создав Диссертационный совет по специальности 03.00.13 – физиология (биологические и медицинские науки). Моя цель – не воспроизвести послужной список О.И. Кирилова, а показать дело, которому он служил и которое ценно для теоретической и практической медицины.


Олег Кириллов! Каким он был

Олег любил людей, не чинясь, вёл разговоры с пассажирами в электричке, бабушками в деревне, продавцами на рынке, девочками на колхозном поле. Друзья, коллеги, малознакомые люди получали от Олега помощь в самых разных сложных жизненных ситуациях. Девять его диссертантов – свидетели тому, как много времени и внимания Олег Иванович уделял их работе, написанию и оформлению их диссертации, а затем – и самой процедуре защиты.

   В Олеге была житейская хитринка, он мог выдать колкую сентенцию или отпустить смущающую шутку, был незаменимым находчивым тамадой, с его участием любое застолье проходило веселее и ярче.

О.И. КИРИЛЛОВ на стройке здания Института биологии моря

Олег был способен на мелкое «хулиганство»: мог вскочить на стул и прочесть стишок:

Что за шум, что за гам,
Едет Рейфман по полям,
Он картошку на них собирает,
И все пятнышки на ней изучает.

И Москву забыл, и крайком,
И шабли с OC коньяком,
И театр, и милых подруг,
А «Potato virus Y» – eму лучший друг.

А в колхозах его люди ждут,
Вместе с ним по полям бредут,
Наблюдают листочки скрученные,
Палящим солнцем измученные.

(посвящено Владимиру Григорьевичу Рейфману – известному вирусологу из Биолого-почвенного института)

Или: заказывая номер для Игоря Васильевича Дардымова в гостинице Томска, он представил его как «известного атомщика», а в Кишинёве – племянника Анастаса Ивановича Микояна. По кишинёвской гостинице пошёл слух, что к ним заселяется сын Артема Ивановича Микояна, известного авиаконструктора. Встречу с наивысшим пиететом Игорь Васильевич принимал за норму, на его колоритном лице ни мускул, ни ус не дрогнули (он и сам был великим шутником).

Олег и его жена Наталья Борисовна были книгочеями, имели прекрасную библиотеку, удивляла в ней подборка томов серии «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ). Олег любил, знал поэзию и сам увлеченно писал стихи.

Тучи

Тучи маются над лесом,
Нужен дождь земле и хлебу.
Тучам душно, тучам тесно-
И уже мало им небо.

Тяжелы они, как вата,
Тяжелы они, как латы,
Тяжелы они, как веко
У больного человека…

Но смиряют тучи ропот,
Только где-то глубоко
То ли вздох, а то ли рокот:
О-хо-хо да о-хо-хо.

Любите жён

Любите жён! Из девушек других
Вы в жены взяли лучшую из них.
Так берегите их сильней, чем око,
Ведь с вами им теперь идти далёко.

Любите жён! Когда они в соку
И ночью почему-то плохо спится,
Преодолев дневную суету,
Она с восторгом под тебя ложится.

Любите жён, когда они родят детей
На вас похожих дуростью своей.
Пелёнки, ночь без сна и школа – вот
Неполный перечень для матерей забот.

Любите жён, ведь жизнь быстрее света
И пролетает очень быстро лето.
Вы не заметили? А внуки уже тут
И бабушкой твою жену зовут.

Любите жён, когда они стареют
И ничего поделать с этим не умеют,
Когда, прищурившись в очках навстречу свету,
Они рецепт на жизнь несут в аптеку.

Любите жён, когда они белее снега
И, палочкой стуча, идут за хлебом,
Когда, упав на стул, вздохнут устало
О том, как было раньше и как стало.

Из дикого народа вышел я

Из дикого народа вышел я
И дикая струится кровь по жилам.
Под стук копыт и шёпот ковыля
Танцует в сердце пламя древней силы.

Приросшие к седлу, ведомые мечтой,
Они сквозь степь с наивной верою
Неслись Тимуровой стрелой,
Шли строить узкоглазую империю.

Но с гиканьем пройдя из края в край
Под месяцем, что был кровав и светел,
Они оставили не выдуманный рай,
А только разрушения и пепел.

Усталый коршун, смерти недоступный,
Средь группы трупов предок мой Тимур
Был стар, зато играл он крупно,
И кто решился б быть ему судьёй?

Средь жатвы смерти жизнь стремясь посеять,
Щитом прикрыв уже не грудь, а стыд,
Девчонку белокосую зверея
Мой предок потащил в кусты.

Захлёбывались войны в крови,
Железо о железо скрежетало,
В кустах вершилось таинство любови
И жизни зарождалося начало.

Перелистнёт история века,
События оценивая скупо.
Расставит время на свои места
Людскую мудрость и людскую тупость.

Что нам Тимур, кого он ввергнет в шок?
Ему в учебнике – не больше полстраницы.
А если кто его и убоится –
Школяр, о нём не сделавший урок.

Травою заросли давно пожарища,
Забыты все раздоры и обиды.
Зато по всей земле рождаются
Такие вот, как я, гибриды.

Как волос золотой с глазами узкими,
Так дикие степные ковыли
С ромашками и васильками русскими
В моей перемешалися крови.

(предки Олега Ивановича по линии отца родом из Касимовского ханства)

О.И. КИРИЛЛОВ после рейса на НИС ТУРНИФ «Альба» к берегам Новой Зеландии, 1970 год

Многие из тех, кто знал Олега Ивановича, вспомнят другие факты и события из его жизни, свои впечатления от общения с ним, я уверена, что эти воспоминания будут весёлыми и тёплыми.

       Элеонора Израилевна ХАСИНА,
кандидат биологических наук,
коллега Олега Ивановича КИРИЛЛОВА

(воспоминания публикуются в сокращении)

О.И. КИРИЛЛОВ и Э.И. ХАСИНА, 1970 год


Комментариев нет:

Отправить комментарий