среда, 13 января 2016 г.

В уникальном мире рыб



   Начало сентября 2015 года. Наш катер, мерно тарахтя двигателем, неторопливо приближается к месту моей полевой работы в этом году – бухте на севере острова Большой Пелис, в Восточном участке Дальневосточного морского заповедника.


   Цель работы состоит в проведении мониторинга рыб в прибрежье острова. Предстоит проложить учётные полосы (трансекты) под водой и пересчитать всех рыб на них, затем оценить численность морских окуней в акватории бухты, а также проследить за динамикой размножения тихоокеанской волосатки на мелководье бухты. Как всё сложится, какие меня ждут трудности и «подводные камни», удастся ли успешно выполнить программу? Пока, во время перехода к острову, мне не понравился цвет морской воды. Обычно в это время года она имеет буровато-зеленый цвет вблизи Владивостока, который сменяется зелёным где-то у островов Попова или Рейнеке и становится голубым или даже синим при приближении к островам Стенина и Большой Пелис. Сейчас голубой цвет не появился, а это означает, что прозрачность воды невысокая. Первое погружение под воду подтвердило мои опасения. Верхние 3-4 метра воды были желто-зеленого цвета с видимостью 2-3 метра, глубже вода была более прозрачна, желто-голубая с видимостью 5-6 метров, с массой взвеси – это отголоски тайфуна «Гони», вылившего 26-27 августа на юг Приморья более чем месячную норму дождя, поэтому мутный сток рек добрался и до обычно прозрачных вод острова. Поэтому трансекты я проложу, а вот учёт рыб придётся сделать немного позже – при такой видимости можно и пропустить какую-нибудь мелкую рыбешку. Волосаток на нерестилище нет, так что их тоже придётся подождать.

   А вот и первый сюрприз! На валунном дне бухты появились несколько затопленных обломков деревьев, принесенных сюда течениями из устьев рек. И они все оказались облепленными рыбками – элегантными керчаками (бычками)! Обычно эти мелкие, 7-10-сантиметровой длины бычки встречаются только на песчаном или каменистом дне, плавают мало и неохотно, всегда касаясь брюхом грунта, в толщу воды не поднимаются. Но если на дне есть затонувшие предметы, суда, искусственные рифы, то они поднимаются от дна и на 2, и на 5 метров, используя горизонтальные, а чаще вертикальные поверхности как второе «дно» моря. С чем связано такое поведение, до конца не ясно, вероятнее всего, таким образом рыбы расширяют свою пространственную нишу донного полифага, что позволяет им питаться не только бентосными животными, но и планктонными, которых можно добыть коротким броском-укусом с поверхности затонувшего предмета и быстро вернуться на субстрат, самому избегнув нападения хищников. Такая тактика, видимо, выгодна бычкам, поэтому деревья очень часто облеплены рыбками очень плотно. По крайней мере, на 1,5-метровом обломке дерева бычков было в 3-8 раз больше, чем на расположенных рядом валунной и песчаной учётных полосах площадью 50 квадратных метров каждая. Бычки обычно неподвижно сидели на дереве, изредка поворачиваясь и меняясь местами – ну прямо воробьи на кусте, только что не чирикали!

Элегантные керчаки на затопленном дереве 
Элегантные керчаки на затопленном дереве

   …Прошла неделя, прозрачность воды понемногу увеличилась, температура снизилась до 20ºС, вблизи мелководья начали появляться беременные тихоокеанские волосатки, а на склоне валунной гряды, на глубине 12-20 метров – самцы южного одноперого терпуга. Здесь они будут устраивать свои «гнезда» и привлекать самок для откладки в них икры. Волосатки раньше, в 1970-1990-е годы ежегодно начинали нереститься на мелководье бухты в тот же день, когда наши школьники начинают учиться – 1 сентября. Заканчивали нереститься они в конце первой недели октября. Но в самом конце ХХ и начале ХХI века эти сроки начали сдвигаться сначала на несколько дней, затем на неделю, затем ещё больше. Этот факт явно иллюстрирует эффект глобального потепления вод – начало нереста волосатки обычно совпадало с началом осеннего понижения температуры воды, которое сдвигалось всё позже.

Восточные морские окуни вместе со мной наблюдают за нерестом тихоокеанских волосаток Восточные морские окуни вместе со мной наблюдают за нерестом тихоокеанских волосаток

   В этом году первая волосатка появилась на нерестилище 11 сентября, на один день позже, чем в 2014 году. Насколько же растянется период нереста, если обычно он заканчивался в первую неделю октября? Количество рыб на нерестилище постепенно начало увеличиваться – 5, 10, 20 рыб. Ещё больше их было на подходе к нерестилищу – на склоне валунной гряды и у еë песчаного подножья. Дело в том, что непосредственно нерест у тихоокеанской волосатки происходит без участия самцов – за несколько дней до нереста происходит спаривание, а затем самки сами оплодотворяют икру во время процесса откладки комков икры в щели между валунами. Спаривание же происходило на валунном склоне, где у самцов южного одноперого терпуга тоже уже были гнезда с икрой. И если самки волосаток оставляют кладки икры на волю моря и провидения, то терпуги охраняют и ухаживают за своими, причём очень активно. 

   Самцы постоянно плавают (не плавают, а носятся!) между несколькими своими гнездами, которые обычно расположены в 2-4 метрах друг от друга в расщелинах между валунами, очищают поверхность кладок от загрязнений, вентилируют их, продувая воду, убирают погибшие икринки. И не дай бог попасться такому заботливому отцу на пути от кладки к кладке – все проплывающие рядом рыбы получают чувствительные удары в разные части тела и немедленно изгоняются за пределы своей территории, где на них налетают другие самцы. Я неоднократно видел такие атаки терпугов на проплывающих мимо волосаток, получали от них увесистые тумаки и обитающие здесь гигантские осьминоги. И вот в один из дней я встретил осьминога, который убежал от гонений терпугов к подножию склона и наслаждался здесь покоем. Но покой потревожила волосатка, которая вальяжно подплыла к самому «носу» осьминога и попыталась осесть на валун рядом с ним. Но этого уж он стерпеть не смог, побагровев, он хлестнул еë щупальцами и придал значительное ускорение обычно всегда неспешно плавающей рыбе!

Встреча гигантского осьминога и тихоокеанской волосатки Встреча гигантского осьминога и тихоокеанской волосатки

   …Начались учёты рыб на трансектах. Результаты работы были разнородны и, увы, предсказуемы. На трансекте с валунным склоном обитали до 300-400 особей восточного морского окуня, до 90% из них – это молодь длиной около 10 см, несколько бурых терпугов, опистоцентров и элегантных керчаков. Две другие трансекты были проложены на песчаном дне бухты, одна из них – в месте, где 25-35 лет назад было поле морской травы зостеры с разнообразным рыбным населением. Зостеры сейчас нет вообще, поэтому рыб на этой песчаной пустыне очень мало – пара мелких бычков радулинопсисов, изредка встречаются мальки камбал и проходящие над самым дном стаи короткоперой песчанки. Зостера исчезла в начале 1990-х годов, она была полностью съедена морскими ежами и с тех пор не восстановилась. 

   Эти изменения отмечены во многих прибрежных акваториях Мирового океана, причины их до конца неясны, из наиболее вероятных называются повышение солености и мутности вод. Как бы то ни было, но акватории морского заповедника и его обитателей это явление тоже коснулось. Так, восточному морскому окуню, который за последнее десятилетие многократно увеличил свою численность в бухте, катастрофически не хватает корма. Если раньше диета окуней состояла преимущественно из мелких рыб и креветок, которых окуни вылавливали, в основном, ночью у зостеры, то сейчас они питаются и планктонными организмами, и всем, что могут добыть, все дальше выходя на песчаное дно из убежищ среди валунов.

   Несколько лет назад я заметил, что небольшие группы молоди восточного окуня следуют вплотную за мягкими морскими звездами лизастрозомами, медленно ползущими по песчаному дну. Зачем? Оказалось, что окуни откусывали амбулакральные ножки звезды, когда она неосторожно приподнимала свои лучи слишком высоко от дна. В этом году лизастрозом я не встретил совсем, а молодь окуней скооперировалась с прибрежными крабами и бурыми терпугами в «творческие коллективы» по поиску корма на песчаном дне. При этом крабы и терпуги всегда занимались таким поиском еды, а вот окуни в этой ассоциации являются нахлебниками. Правда, крохи найденного корма достаются всем членам группы. Я предложил окуням икру чёрных морских ежей, разбив несколько из них (в прошлом году я так «приручил» белопятнистых фуг, но в этом году их не было вообще), рыбы оценили дары. Но если фуги стремглав налетали на угощение и через десяток секунд от внутренностей ежей не оставалось ничего, то окуни кормились довольно медленно и остатки трапезы доставались их «друзьям» – терпугам и крабам. «Приручение» окуней подкормкой не удалось – на мое появление под водой они не реагировали, в отличие от фуг, которые плавали за мной как дрессированные собачки, ожидая угощения.

Кормление молоди восточных морских окуней
Кормление молоди восточных морских окуней

   Фуги не появились, но без встреч с рыбами – гостьями из тропиков не обошлось. В течение всего сентября и начала октября вокруг острова носились большие стаи лакедр, их «котлы» – места охоты за анчоусом мы постоянно видели на поверхности воды, а чернохвостые чайки обнаруживали их ещё быстрее и с громкими криками слетались на остатки трапезы этих крупных хищных рыб.

   А в конце первой недели октября в бухте появилась молодь пятнистой гиреллы. Эта субтропическая рыба была впервые найдена в водах России в 1994 году нашей совместной с японскими коллегами экспедицией в морском заповеднике, у мыса Островок Фальшивый. С тех пор я несколько раз встречал маленькие группы этих рыб у побережья Большого Пелиса. Гиреллы вырастают до 50 см, придерживаются каменистых рифов, питаются водорослями и донными животными. Стайки молоди часто мигрируют в океанской пелагиали вместе с плавающими водорослями, вероятно, так они и проникают в наши воды. Рыбки в бухте появились при температуре воды 17ºС, они осели на валунном склоне в самом куту бухты, возле пирса. Пирс немного прикрывает этот угол бухты от волнения, и гиреллы нашли здесь весьма комфортное убежище, потому что сначала их было пять-шесть, затем их группа увеличилась до 20-ти. Я думал, что рыбы, как и раньше, задержатся здесь на пару дней, затем уплывут, но нет! Они остались, и я видел их последний раз 21 октября, перед моим отъездом с острова. То ли им помешали почти постоянное юго-западное волнение, то ли падение температуры до 13-14ºС, то ли они решили поселиться здесь, застолбив себе место в преддверии будущего ещё большего потепления вод Мирового океана (мои фантастические предположения!). Ночью и утром гирелл видно не было, они прятались в щелях между валунами. А вот после обеда, когда сильно пригревало солнце, волна нагоняла тёплую воду и температура еë поднималась на 1-1,5ºС, рыбы появлялись, начинали активно кормиться, выяснять между собой отношения – ухаживать, драться, даже выгонять молодых восточных окуней из убежищ под камнями, в общем, вести полнокровную жизнь. Правда, все это происходило в верхнем 0,5-1,0-метровом слое воды, ниже рыбы не опускались – холодно!

Пятнистые гиреллы на мелководье бухты Пятнистые гиреллы на мелководье бухты

   Что же с гиреллами будет дальше – уйдут ли они в тёплые субтропики или нет? А мне уже пора собираться домой – программа работ выполнена полностью: волосатки закончили нереститься 20-го октября, сделаны учёты численности рыб на трансектах и морских окуней в бухте, предстоит оценить все полученные сведения и осмыслить произошедшие изменения в мире рыб морского заповедника.


   Александр МАРКЕВИЧ, 
   научный сотрудник Дальневосточного морского заповедника ДВО РАН, 
   кандидат биологических наук

Комментариев нет:

Отправить комментарий