вторник, 7 июля 2015 г.

К 155-летию Владивостока. Юрий АВДЕЕВ: Мифы и реальность


Мифы и реальность


Два события на Дальнем Востоке (конференция в г. Хабаровске, посвящённая проблемам демографического развития региона, и медиа-саммит во Владивостоке, собравший тысячу журналистов, экспертов), и ожидаемый в начале осени Восточный экономический форум, так или иначе связаны одной проблемой – убывающим населением региона. Если первое мероприятие зафиксировало всероссийскую озабоченность: в перспективе демографическая ситуация ухудшится, то на втором губернатор убыль населения назвал «устойчивым мифом»: не волнуйтесь, тенденцию пока переломить не удалось, но наметился рост, а скоро будет ещё лучше». Так ли это, и сокращающееся население Дальнего Востока не заслуживает того, чтобы на всех уровнях сосредоточиться на поисках выхода из демографических реалий? – Как ситуацию оценишь, такое решение и примешь. Станет ли эта проблема предметом обсуждения на форуме в сентябре, не будут ли напрасными хлопоты про инвестиции, ТОРы, свободный порт, не останутся ли тысячи новых рабочих мест невостребованными?

Владивосток
Немного статистики

Динамика численности населения Дальнего Востока: если в 1991 году население региона составляло 8,1 млн. человек, то сегодня осталось чуть больше 6 млн. В Приморском крае насчитывалось 2315 тыс. человек, а на начало 2015 года – 1932 тыс. По прогнозам к 2030 году на Дальнем Востоке население сократится до 5 млн., в Приморье останется 1,7 млн. К середине ХХI век тенденция убыли сохранится. Если эта динамика из разряда мифов, тогда что же реальность?

Или сопоставим плотность населения с соседями. На российском Дальнем Востоке на квадратном километре по одному человеку, самый высокий показатель – 12 человек на кв. км – в Приморском крае, самый низкий – 0,1 человек на Чукотке. Северо-восточные провинции Китая плотность – 180 человек, в Северной Корее – 245, в Южной Корее – 270, а в Японии – 320. Судя по динамике демографических процессов этих стран в перспективе, только на островах можно ожидать снижения, но вряд ли это будет сопоставимо с плотностью населения на Дальнем Востоке.


Как и кто считает

Для оценки демографических показателей в бухгалтерской системе координат, чем оперирует губернатор, убыль населения в 3 тыс. человек в год – лишь десятая доля процентов, чем можно пренебречь. Но даже арифметическая задача про бассейн, в который втекает воды меньше, чем оттуда убывает, имеет ясный ответ, а убывающее население на протяжении жизни поколения, такое пренебрежение с каждым годом приближает регион к демографической катастрофе. Эта позиция свидетельствует лишь о том, что в структуре управленческого аппарата отсутствуют профессионально подготовленные демографы, которые могли бы показать не только сократившееся число избирателей, налогоплательщиков или призывников, но и тех, кто сможет в следующем поколении воспроизводить себе подобных. Привлекая в край инвестиции, создавая новые рабочие места, открывая новые детские сады, школы, расширяя количество мест в вузах, отдаём ли мы себе отчёт, а кто этим всем воспользуется за пределами выборной должности?

Хабаровск
А есть ли специалисты?

Прошедшая в Хабаровске в конце мая конференция «Демографическое развитие Дальнего Востока» по инициативе Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока продемонстрировала, что специалистов, которые могли бы сделать демографический анализ ситуации на своей территории, практически нет. Цифры, которыми оперировали представители администраций субъектов федерации: «родилось-умерло», «прибыло-убыло», свидетельствует о поверхностном понимании ситуации. Сообщения региональных представителей не основывались на анализе возрастно-половых пирамид, которые могли бы показать перспективу на 20-30 лет вперёд: потребность в детских садах до 2050 года, численность детей, которые появятся у родившихся в этом году. Кстати, и в Министерстве, похоже, со специалистами не густо, если созданный департамент будет не «управлять» человеческим капиталом, а «развивать» трудовые ресурсы. Управлять можно трудовыми ресурсами, а человеческому капиталу нужны условия для развития.

Этим можно объяснить олимпийское спокойствие руководства субъектов федерации Дальнего Востока. Так, в структуре администрации Приморского края специалистов нет, хотя когда-то было «Управление по труду, занятости и демографической политике». Еще был НИИ труда, считали население и потребность в трудовых ресурсах, защищали кандидатские и докторские диссертации на эту тему. В структуре администрации края население без внимания не остаётся, с разных сторон его опекают четыре департамента, но демографическим анализом всерьёз не занимается никто. Закономерности демографического развития подменяются житейской мудростью чиновников, а горизонт анализа ограничен АППГ («аналогичным периодом прошлого года»). Что будет за его пределами, за это зарплату не платят. Таким образом, решения на уровне субъекта федерации в области демографии и миграции не профессиональны, и в стратегическом плане не способны обеспечить выполнение планов, объявленных в качестве приоритета на текущее столетие.

Тенденция убыли населения региона складывалась не одно десятилетие, и не является результатом деятельности нынешнего руководства. Но ответ держать придётся, потому что принимаемые решения либо адекватны ситуации, либо происходящее объявляется «мифом», а значит решения, деньги и время не работают на преодоление негативных тенденций. Отсутствия системного видения проблемы не позволяет преодолеть сложившиеся тенденции. Малые «демографические победы», которые власть записывает себе в актив, будь то рост рождаемости, или сокращение миграционного оттока, не всегда является результатом их усилий, а являются либо отголоском антиалкогольной компании времен перестройки, либо же уезжать уже некому, кто хотел, тот давно уехал.

Петропавловск-Камчатский

Можно ли переломить тенденцию?

Говоря о конкретных решениях, которые принимаются в крае, то их немало, а некоторые просто остаются за пределами понимания и логики. Например, на май 2015 года число вакансий составляло 51,6 тыс. рабочих мест, а число зарегистрированных безработных – немногим более 16 тыс. Но вместо решения задачи занятости, администрация рапортует о создании 240 тыс. новых рабочих мест. При этом квоты на привлечение дополнительно иностранных рабочих упрямо сокращаются из года в год. Если в 2010-2011 годах она составляла 34-28 тыс., то в 2015 году она сократилась до 22,6 тысячи. Не сама же эта квота сокращается, за ней решение краевой администрации. Если есть свободные рабочие места, под кого создаются новые? Новое рабочее место – это инвестиции, а неработающее рабочее место – мертвый капитал. Губернатор вроде бы понимает, что ожидать роста населения, а значит и трудовых ресурсов не приходится, поэтому решение ищет в реструктуризации рабочих мест. Но от перемены слагаемых сумма не меняется.

За четверть века на Дальнем Востоке не удалось заметно активизировать миграционный поток в восточном направлении. Не было бы счастья, но вот к нам поехали соотечественники из Донбасса – шанс прирасти населением. Но этим край воспользоваться толком не смог. Заботясь о привлечении инвестиций, которые якобы осчастливят нас, чиновники не хотят осознать, что пришедший капитал будет работать, если обеспечить его специалистами, рабочими, то есть рабочей силой, которой здесь не хватает. Кадровый дефицит испытывает и губернатор, но это за пределами той реальности, в которой он живет.

Ситуация усугубляется ещё и систематически снижающимся уровнем профессионализма руководства Управления Федеральной миграционной службы по Приморскому краю: за последние 12 лет здесь сменилось 6 руководителей, ротация которых сопровождалась потерей уровня компетентности, дефицит которой замещался коррупционной составляющей. Нынешний руководитель «разогрел» миграционную ситуацию до состояния боевых действий регионального значения, привлекая внимание не только местной, но и столичной прессы.

Южно-Сахалинск

Конкуренция за человека!

В повестке дня для Дальнего Востока, Приморского края – создание привлекательных условий для работы и жизни здесь людей. И конкуренция не столько в финансовой или инвестиционной сфере, сколько в сфере гуманитарной, человеческой. – Кто обеспечит территории привлекательные условия для работы и жизни, куда поедут люди, неважно, россияне, соотечественники из-за рубежа, иностранцы, тот и окажется в выигрыше. И сколько бы ни уговаривали инвестора прийти на территорию, какие бы не обещали льготы, если он видит, что люди отсюда бегут, зачем же ему сюда соваться? Ни один здравомыслящий инвестор не станет рисковать капиталом на территории с убывающим населением.

Что необходимо, чтобы территория стала притягательной, ясно: хорошая работа с доходом, позволяющим решить и остальные проблемы: жилье, медицинское обслуживание, обучение детей, безопасность и т.д. Ждать и надеяться, что приедут высококлассные специалисты, если здесь нет элементарных условий для жизни, которые ещё нужно создавать. Регион должен иметь фонд свободного жилья, который бы позволял снять эту проблему. А для этого потребуются рабочие руки разной квалификации, а где-то и просто подсобные рабочие. Решая задачу новых рабочих мест в высокотехнологических отраслях, необходимо создавать некоторый избыток жилых площадей. Разумеется, этим программа повышения конкурентоспособности территории не исчерпывается, но это стартовые условия.

Надеяться, что проблема оттока рассосется сама собой, не приходится. Необходимо точное понимание, что конкурентная борьба между территориями разворачивается за каждого человека, а Дальний Восток, Приморский край пока не входят в число привлекательных регионов, в который хотели бы поехать и выпускники столичных вузов, и молодёжь, получившая образование за рубежом, и соотечественники, потому что здесь не очень комфортно тем, кто живёт здесь, работает, воспитывает детей, и мучается…

Магадан
Что делать?

Таким образом, в решении демографических и миграционных проблем восточных регионов страны есть принципиально важные составляющие, среди которых первостепенное значение имеет: повышение уровня профессионализма за счёт систематической подготовки кадров этого направления; создание в структуре администрации края подразделения, в компетенцию которого будут входить вопросы демографической политики региона; разработка стратегической линии поведения власти – бизнеса – населения на создание привлекательных условий жизни и работы в регионе.

Не менее важными вопросами, которые могли бы стать предметом обсуждения Восточного экономического форума пути и способы синхронизации миграционного законодательства стран АТЭС, обеспечивающие формирование общего рынка труда. Для России актуальность этой задачи обусловлена хроническим дефицитом рабочей силы в восточных районах страны и потребностью ускоренного наращивания потенциала социальной инфраструктуры. А для многих стран, и прежде всего Северо-Восточной Азии, характерен избыток населения и проблемы занятости, а также определенный уровень свободного капитала, который ищет эффективные инвестиционные проекты. Объединяя эти условия в рамках будущей Концепции опережающего развития Дальневосточного региона, мы могли бы создать конкурентные преимущества, позволяющие изменить миграционный тренд, придать импульс демографического развития территории.

Условия жизни жителей Дальнего Востока, превосходящие другие регионы не только по уровню обеспеченности автомобилями, что является показательным примером инициативной деятельности местного населения, высокие доходы населения – вот те условия, которые позволят изменить тенденции убыли населения, когда сюда потянутся люди из других регионов страны и мира. А если Восточный форум примет конкретные решения, направленные на социально-демографическое развитие региона, это и будет его отличать от «тусовок» последнего времени.

Юрий АВДЕЕВ,
ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, 
член Общественного Совета по стратегическому развитию Владивостока, 
кандидат экономических наук

Владивосток


Комментариев нет:

Отправить комментарий