вторник, 4 июня 2013 г.

Увлечение длиною в жизнь



Павел Александрович ЛУКЬЯНОВ – известный учёный в области гликобиологии, липосомологии, биофизики и экспериментальной медицины и иммунологии. Он автор и соавтор более 160 научных публикаций, среди которых 95 статей в отечественных и зарубежных рецензируемых журналах, одна монография, шесть патентов. Более четверти работ опубликовано совместно с зарубежными коллегами на английском языке. П.А Лукьянов – член Европейского респираторного общества.

Под его руководством активно развивается новое направление в разработке тест-систем для ранней и дифференциальной диагностики различных заболеваний с использованием лектинов. Он ведёт совместные исследования с коллегами из Тихоокеанского государственного медицинского университета (ТГМУ) и других медицинских учреждений по поиску новых биохимических и иммунохимических маркеров патологий человека. Разработанные П.А. Лукьяновым протоколы по определению оксидантного статуса пациентов, уровня нитроксид-синтетической активности и ишемически измененного альбумина переданы в Медицинское объединение ДВО РАН для апробации. Технология «ноу-хау» для получения липосомных антибиотиков, цитостатиков, антиоксидантов и других биологически активных соединений, получила одобрение государственной компании «Российская корпорация нанотехнологий» (Роснано). Препараты липосомных антибиотиков показали высокую эффективность в случаях антибиотикорезистентых и микс-инфекций, которые не излечиваются традиционными способами.

 П.А. Лукьянов

«К сожалению, наша иммунная система не отслеживает трансформацию клетки в злокачественную. Но если бы удалось изменить ген онкотрансформированной клетки настолько, что она будет восприниматься как чужеродная, иммунная система начнёт «замечать» и уничтожать их», – рассказывает мне об ожиданиях от генной терапии Павел Александрович Лукьянов, заведующий отделом молекулярной иммунологии Тихоокеанского института биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН, доктор химических наук, профессор. Как реализовать подобную идею пока не ясно, потому что существует запрет на манипуляции с генами человека. 

П.А. Лукьянов работает в институте с 1975 года, в должности заведующего отделом молекулярной иммунологии – с 2006-го. Он организовывает совместные медико-биологические исследования с Тихоокеанским государственным медицинским университетом и другими медицинскими учреждениями, в том числе с Краевым онкологическим диспансером, Дальневосточным окружным медицинским центром. Как учёный секретарь Межведомственного совета ДВО РАН по проблемам медицины – координирует совместные дискуссии по актуальным проблемам современной медицины, активно участвует в организации различных научных конференций и рабочих совещаний. 

Такой интерес к прикладным исследованиям, к медицине, не случаен. Распоряжением Правительства РФ от 28 декабря 2012 г. №2580-р утверждена «Стратегия развития медицинской науки в РФ на период до 2025 г.» В качестве приоритетных направлений медицинской науки определено 14 научных платформ, в том числе онкология, неинвазивные технологии и инновационные фундаментальные технологии в медицине. Предусмотрено формирование научно-образовательных медицинских кластеров, создание условий для коммерциализации интеллектуальной собственности в медицинской науке, укрепление кооперации вузов, клиник, академических институтов. 



Значителен вклад Павла Александровича в подготовку медицинских кадров высшей квалификации. Он читает курс лекций «Основы медицинской биохимии» в ТГМУ. Под его руководством выполнено и защищено 12 работ на соискание учёной степени кандидата наук, он был научным консультантом соискателя учёной степени доктора биологических наук Ларисы Николаевны Богданович. Среди его диссертантов трое биохимиков и девять медиков. Поэтому в будущем его сотрудничество с медиками будет ещё более плодотворным.

Один из его учеников Ли Вэй, гражданин КНР, в свою очередь стал руководителем уже 14 магистрантов и аспирантов. Этим примером не исчерпывается международная деятельность П.А. Лукьянова. Он читал лекции по медицинской биофизике в Мехарри медицинском колледже (Нашвилл, США), по гликобиологии – в Даляньском рыбохозяйственном университете (Далянь, КНР) и Хейлудзянском университете (Харбин, КНР) по морской гликобиологии.



Мы встретились с Павлом Александровичем накануне его юбилея и побеседовали с ним.

– Как говорится, все мы родом из детства. Расскажите, из какого детства вы? 

– Начну с семьи. Мой папа, Александр Никитович Лукьянов, был призван на службу в Красную Армию перед Великой Отечественной войной. Он преподавал радиодело в разведшколе. Незадолго до окончания войны в составе разведывательно-диверсионной группы был заброшен в тыл Квантунской армии на территорию Китая. Папа был офицером, после войны служил в авиации, а демобилизовался по состоянию здоровья в 1974 году. 

Мама Нина Васильевна – из Вологодской области, из деревеньки настолько отдалённой и небольшой, что электричество туда провели только в 60-е годы прошлого века. Подростком работала в годы войны, а после её окончания поступила в Вологодское педагогическое училище. Была распределена на Дальний Восток, работала в городе Белогорске, где и познакомилась с отцом. 

У меня был старший брат Владимир, который после окончания кораблестроительного факультета Дальневосточного политехнического института, работал в конструкторском бюро, разрабатывавшем двигатели для атомных подводных лодок. 

– Когда появилось увлечение химией, и вы решили, что станете учёным?

– Сорок пять лет тому назад, когда учился в восьмом классе, на городской олимпиаде я занял первое место по химии и физике о чем, кстати, написала наша местная газета из города Спасска. Так что наша с вами встреча почти юбилейная. 

С чего начался интерес к химии? С первого, открытого урока химии в школе №12 города Спасска, где я учился. Это была феерия химии! На химическом столе извергались «вулканы», сыпался пепел, выползали «змеи», всё вспыхивало, горело, страшно чадило и дымило! Нужно ли пояснять, что я сразу же полюбил эту замечательную науку!

Естественно, я тут же организовал дома химическую лабораторию и как все мальчишки, занялся самыми эффектными опытами. Однажды был такой случай. Я экспериментировал с детонирующим веществом. Нельзя было допускать, чтобы синтезированный продукт пересох. Иначе он становится взрывчатым, и транспортировать его уже было нельзя. Но меня позвала мама, а когда я вернулся, то увидел что на фильтре лежит, красиво поблёскивая, горстка сухих кристаллов. Беру руками этот фильтр, осторожно несу его к окну, чтобы выбросить, но не донёс… Слава Богу, дело было летом, а окна – открыты. Прогремел мощный взрыв, но взрывная волна ушла в окно. 

В Новосибирской физико-математической школе, где я учился после 9-го класса, юные химики сушили это вещество на батарее. В результате вынесло и батарею, и окно… 

– Так вы учились в знаменитой Новосибирской ФМШ? 

– Да, немного. После 9-го класса меня направили на месяц в летнюю физико-математическую школу в Новосибирск. Летел я самостоятельно. В 10-м классе я занял первое место на краевой химической олимпиаде, и меня направили на Всесоюзную олимпиаду в Воронеж, куда я полетел снова сам, без сопровождающих. 

В 1970 году я поступил в Дальневосточный государственный университет, а в ноябре 1971-го года, второкурсником, уже начал работать в Институте биологически активных веществ ДВНЦ АН СССР с Виктором Говорченко, выпускником Новосибирского государственного университета. Мне выдали удостоверение студента-практиканта, которым я очень гордился. 

– Как так сложилось, почему вы попали именно в эту лабораторию?

– Меня интересовала органическая химия, поэтому я и оказался в ИНБАВ. В ДВГУ на профильной кафедре второкурсников не подпускали к лабораторному столу. А академические научные сотрудники к нашим опытам, напротив, относились доброжелательно. Какие интересные синтезы мы ставили под руководством Виктора Говорченко! 

К концу четвёртого курса экспериментального материала было уже достаточно для написания дипломной работы, и летом 1974 года я, радостный, отправился на Камчатку за сине-зелёными водорослями в экспедицию, которой руководила кандидат химических наук, Раиса Григорьевна Оводова. Вышло так, что я приехал в университет только к 15 сентября. Тут меня ждал «сюрприз»: направление не в институт, а на кафедру университета для выполнения дипломной работы. 

Тем не менее, диплом защитил на отлично, военные сборы прошёл и в ИНБАВ распределился. К тому времени в институте был организован отдел молекулярной иммунологии. Тремя его лабораториями руководили: ныне доктор химических наук, Тамара Федоровна Соловьёва, кандидат, а впоследствии – доктор химических наук, Анатолий Федорович Павленко и ныне академик РАН Юрий Семенович Оводов. 

В 1974 году была создана группа липида А, которую курировал Ю.С. Оводов. Инна Николаевна Красикова, ныне доктор химических наук, занималась природным липидом А – эндотоксическим центром липополисахарида грамотрицательных бактерий, а мы с Владимиром Ивановичем Горбачем, ныне кандидатом химических наук начали его синтез. После доклада наших первых результатов в Германии Ю.С. Оводовым в 1977 году наши идеи подхватили три группы зарубежных учёных – немцев, французов и японцев и через пять лет вышла их совместная (28 соавторов!) статья по полному синтезу этого липида. В итоге нам не удалось удержать лидирующих позиций в данном направлении. 

Используя биофизический подход начал работать с порином совместно с ныне доктором химических наук Ольгой Даниловной Новиковой. Это интегральный белок тесно ассоциирован в мембране с липополисахаридом (ЛПС), составной частью которого является липид А. Клеточная мембрана очень сложная, многокомпонентная система, состояние которой зависит от множества параметров. Именно поэтому было важно научиться работать с липосомами – упрощёнными моделями клеток. Так я увлёкся липосомологией и биофизикой.

– Где учились? 

– Я стажировался в Институте экспериментальной кардиологии Всесоюзного кардиологического центра, где под руководством лауреата Ленинской премии, доктора химических наук, ныне профессора Северо-Восточного университета (Бостон) Владимира Петровича Торчилина осваивал липосомологию. В Московском институте тонкой химической технологии им. М.В. Ломоносова у доктора химических наук Александра Петровича Каплуна занимался синтезом флуоресцентных синтонов для последующего введения их в структуру липида А. Несколько месяцев в лаборатории доктора химических наук, профессора Льва Давыдовича Бергельсона под руководством доктора химических наук, профессора Юлиана Георгиевича Молотковского обучался методам флуоресцентной спектроскопии

– Если уж мы заговорили об учителях, кого ещё вы можете назвать?

– Мой первый педагог, которого я никогда не забуду – учитель химии Мария Савельевна. Но учителем с большой буквы я называю Юрия Семеновича Оводова. Планирование экспериментов, обсуждение результатов, подготовка материалов к публикации, – всё это я постигал под его руководством долгие годы. 

 Ю.С. Оводов и П.А. Лукьянов

– Как ваши научные интересы менялись с годами?

– Когда 14 лет тому назад Ю.С. Оводов предложил мне стать заведующим лабораторией химии неинфекционного иммунитета, я с благодарностью принял его предложение. Как завлаб я старался продолжать политику основателя лаборатории Анатолия Фёдоровича Павленко, одним из принципов которой была развёрнутость к клинике. Он здорово помогал нашей Больнице с поликлиникой ДВНЦ АН СССР. 

Сегодня, например, в нашем Медобъединении под руководством Л.Н. Богданович идёт апробация новых протоколов, например, для диагноза угрозы и тяжести протекания ишемической болезни сердца. Тест прост в исполнении, недорог и доступен для любых биохимических лабораторий. Кстати, докторскую диссертацию Лариса Николаевна защитила у нас, и сегодня возглавляет в Медобъединении лабораторию инновационных медико-биологических исследований и технологий. 

Получили патент на способ оценки оксидантного статуса, разрабатываем дифференциальную диагностику заболеваний почек у детей. Обсуждаем с коллегами проблемы выявления новых маркёров при инфаркте миокарда. Это позволит прогнозировать течение заболевание и следить за эффективностью проводимого лечения.

К сожалению, врачи связаны обязательством применять единые для всех штатные протоколы, а каждый из больных – индивидуален, у них разное течение заболеваний и разная чувствительность к назначаемым препаратам, поэтому и подход должен быть персонализированным. 

– Сегодня даже неспециалисты слышали о персонализации медицины. Насколько это реально в ближайшее время?

– Да, действительно, сейчас персонализированная терапия становится все более популярной. Ожидается, что генетический паспорт пациента станет доступен по цене для значительной части населения. За рубежом уже существуют компьютерные базы персональных генетических данных, так называемые компьютерные облака. Они содержат постоянно обновляемую информацию: склонность к той или иной патологии, возможную реакцию на лекарственные препараты, по этим данным можно прогнозировать особенности характера, склонность к тому или иному роду деятельности и так далее. Это строго конфиденциальная информация: доступ к ней имеют только двое: сам пациент и врач, который пополняет данные.

– Какие еще новые направления на стыке медицины и биохимии вы находите перспективными?

– Вот уже два года как у всех на слуху наномедицина. Термин новый, но по сути это то, чем мы занимаемся уже много лет. Мои любимые липосомные препараты – тоже наноразмерные и, таким образом, попадают в область наномедицины. 

15 лет назад совместно с членом-корреспондентом РАМН Борисом Израилевичем Гельцером, в то время проректором ВГМУ, начали разработку липосомных форм лекарственных препаратов. Эти технологии легли в основу фармакологического направления Тихоокеанского нанотехнологического центра, планируемого к открытию на базе ДВФУ под руководством академика РАН Юрия Николаевича Кульчина. 



В заключение нашей беседы я спросила Павла Александровича о том, как он хотел бы встретить юбилей? Он ответил, что любит бывать на природе, поэтому в день его рождения он с коллективом обычно выходит на барбекю. За месяц до юбилея купил альбом и отдал его коллегам: пусть каждый желающий напишет или нарисует что захочет.


«А вообще-то… Я не люблю запланированных подарков. Предпочитаю сюрпризы. Когда человек что-то дарит, повинуясь велению души, искренне, – это сразу видно. Такие подарки самые желанные! А подарок судьбы пусть мне сделает судьба», – улыбнулся в усы Павел Александрович. Энергичный, мобильный, неравнодушный человек с разнообразными увлечениями. В его глазах – постоянный интерес к жизни и к тому, чем он занимается, а значит, – всё самое лучшее у него впереди!






Комментариев нет:

Отправить комментарий