суббота, 31 декабря 2011 г.

Вокруг света за 64 часа


Опубликовано с любезного разрешения автора, Сергея Михайловича Говорушко

С.М. Говорушко на фоне Ниагарского водопада Альбом: Путешествия и командировки



В период с 14 по 18 ноября 2011 года в Сантьяго (Чили) проводилась крупная конференция Международного географического союза. Для участия в ней туда отправились сотрудники Тихоокеанского института географии – директор института, академик Петр Яковлевич Бакланов и главный научный сотрудник, доктор географических наук Сергей Михайлович Говорушко. Сначала наш маршрут выглядел следующим образом: Владивосток – Пекин – Торонто – Сантьяго – Буэнос-Айрес – Рим – Москва – Владивосток. При всей кажущейся удлиненности это был наиболее дешевый вариант перелета при необходимости посещения нами Москвы. На первом этапе ничто не предвещало грядущих проблем. Мы вовремя вылетели из Владивостока и через два с небольшим часа произвели посадку в Пекине. Полет в Торонто должен был начаться через 10 часов. Мы дождались начала регистрации нашего рейса, дошли до стойки, отдали билеты и паспорта. Их начали тщательно листать и что-то искать. Вначале мы решили, что ищут визу в Чили и сказали, что с января 2011 года для российских граждан чилийская виза не требуется. Однако дело было вовсе не в ней. Оказалось, что при полетах через канадские аэропорты требуется транзитная виза. Мы об этом и не подозревали. Компания при «Владивостокавиа», оформлявшая нам билеты, нас также не предупредила. Представитель авиакомпании «Air Canada» (китаец) известил нас, что в связи с отсутствием канадской транзитной визы мы к полету не допускаемся.

После долгого общения с ним возникло понимание, что делать дальше. Надо было оформлять транзитную канадскую визу в посольстве Канады в Пекине. Нам сказали, что обычные сроки ее оформления составляют 3-5 рабочих дней, что нас совершенно не устраивало, так как в этом случае наша поездка на конференцию практически теряла смысл. Проблему усугубляло также то, что дело было в субботу, а на следующий день было воскресенье, то есть выходной. Позвонив представителю компании при «Владивостокавиа», мы проинформировали его о сложившейся ситуации и попросили переоформить билеты на более позднюю дату. К тому времени мы знали, что загруженность рейсов невелика, и вылететь раньше срока, указанного в билетах, проблемы не составит. Мы поселились в гостиницу и позвонили одному из наших китайских коллег, крупному ученому, бывавшему в нашем институте. Договорились встретиться с ним в воскресенье утром и обсудить наши действия.

На следующий день состоялась встреча, он предварительно навел справки о порядке оформления визы, подготовил соответствующее ходатайство от своего института и мы в понедельник рано утром в сопровождении его помощницы отправились в посольство Канады в Пекине. Однако прием документов на оформление визы и ее выдача проводились не в самом посольстве, а в специальной организации с соответствующим названием. Именно туда мы и поехали. Там была огромная очередь, более 60 человек, однако на приеме документов работало несколько сотрудников, поэтому мы успели оформить документы в тот же день и буквально за 5 минут до окончания приема мы попали к заветному окошку. У нас проверили документы (анкеты содержали огромное количество вопросов о родственниках до третьего поколения), сказали, что все оформлено правильно, но документы не приняли.

Для того чтобы выдать транзитную визу, должна быть точная информация о дате и продолжительности пребывания в Канаде. Наши билеты были уже недействительны, а новых еще не было. Тем не менее, с чувством удовлетворения, что день прожит не зря, мы стали опять звонить в компанию при «Владивостокавиа». Наши иллюзии, что там вникли в нашу ситуацию и предприняли срочные меры по решению проблемы, быстро развеялись. Оказалось, что за два прошедших дня они ровным счетом ничего не сделали. В этой ситуации мы приняли хоть и запоздалое, но верное решение. Были отправлены письма помощнику директора ТИГ по международным связям А.С. Ланкину и помощнику директора О.Л. Ермошиной с просьбой взять ситуацию под контроль.

Утром на следующий день А.С. Ланкин поехал в эту компанию при «Владивостокавиа», чтобы ускорить процесс переоформления билетов. Оказалось, что наши билеты оформлялись через дочернее предприятие при «Владивостокавиа», а его головной офис находится в Москве, и весь процесс начнется не ранее, чем в 9 часов московского времени. С учетом разницы во времени между Москвой и Владивостоком и Владивостоком и Пекином выходило, что для того, чтобы сдать документы на визу весь процесс переоформления билетов должен занять не более чем полтора-два часа. С учетом предыдущего опыта общения с данной организацией это выглядело чрезвычайно сомнительным.

Однако здесь нам улыбнулась удача. Благодаря А.С. Ланкину билеты были оформлены в кратчайший срок. Хотя мы получили их по электронной почте на следующий день уже через пять минут после окончания срока приема документов, но нам пошли навстречу китайские сотрудницы и приняли их. Возникал вопрос, как долго их будут рассматривать. Сейчас трудно сказать, какой фактор оказался решающим (были звонки из российского посольства в Пекине, ходатайство коллег из Китайской Академии наук и т.д.), но их рассмотрели в течение суток. Практика такова, что подача и проверка заявлений происходит в данной организации, потом их везут в посольство, там рассматривают, принимают решение, ставят визы в паспорта, опять везут в эту организацию и затем выдают паспорта с проставленной визой. Чтобы успеть на наш рейс, нам нужно было получить визу до 16 часов местного времени, тогда как их начинали выдавать с 17 часов. К нам опять отнеслись с пониманием и выдали паспорта с проставленной визой непосредственно в канадском посольстве, то есть. до того как их отвезут в Центр приема и выдачи. Таким образом, мы получили паспорта с визами на два часа раньше и тут же на такси выехали в аэропорт.

Здесь надо сказать и о другой проблеме, осложнявшей наше пребывание в Китае. У С.М. Говорушко не было китайской визы, и он находился в этой стране нелегально. Одновременно оформлять и китайскую, и канадскую визу мы не могли. Нам постоянно напоминали об отсутствии визы в гостинице и подготовленное китайскими коллегами письмо, объяснявшее причину возникновения такой ситуации, лишь немного снижало остроту проблемы. В гостинице нас уже предупредили, что больше не разрешат пребывание С.М. Говорушко в отеле без визы, поскольку это чревато для них серьезными штрафами. Надо было срочно уезжать из Китая.

Альбом: Путешествия и командировки


Сразу после получения визы мы поехали в аэропорт. Хотя билеты были у нас на следующий день, у нас было горячее желание улететь из Пекина раньше. Однако судьба нанесла нам очередной удар. Приехав в аэропорт и посмотрев расписание вылетов, мы с огромным разочарованием увидели, что наш рейс на Торонто отменен, причем это был единственный во всем расписании отмененный рейс. Оказалось, что из-за неполной загрузки самолета наш рейс объединили с другим рейсом, вылетающим в Ванкувер. Возвращаться в Пекин было слишком рискованно, нас в гостиницу уже могли бы не поселить. И тут мы подумали – а не улететь ли нам в Ванкувер, а оттуда в Торонто. Мы стали решать вопрос о своем полете на Ванкувер и далее на Торонто. Пришлось доплатить, и мы зарегистрировались, получив посадочные талоны на оба рейса (Пекин – Ванкувер и Ванкувер – Торонто). После этого мы, естественно, слегка расслабились. Оказалось, что напрасно. К нам подошел один из сотрудников и поинтересовался наличием у С.М. Говорушко китайской визы. Забрав его паспорт, он повел нас для разбирательства.

В процессе общения с ним выяснилось, что он в некоторой степени эколог и озабочен проблемами охраны окружающей среды в Китае. После нашей краткой лекции об экологических проблемах Китая и путях их решения, обстановка немного смягчилась. Он привел нас к месту проведения паспортного контроля перед посадкой в самолет. Сам он встал в некотором отдалении и наблюдал процесс прохождения этой процедуры. Однако бдительность китайских пограничников оказалась на должном уровне, отсутствие визы было обнаружено. Вызвали еще одного сотрудника, рангом повыше и в этот момент вмешался наш спаситель, тремя днями раньше не пустивший нас в самолет до Торонто (возможно, что это был глава представительства авиакомпании Air Canada в Пекине). Мы в очередной раз вытерли пот со лба и прошли на посадку в самолет.

На конференции Международного географического союза. Слева – П.Я. Бакланов, справа – С.М. Говорушко, в центре – президент оргкомитета конференции, директор Военного географического института (Чили) Родриго Надаль Альбом: Путешествия и командировки


У нас были реальные шансы улететь сразу же в Торонто и в тот же день из Торонто в Сантьяго. Но из Пекина самолет вылетел с часовым опозданием и мы в результате на 5 минут опоздали на рейс из Ванкувера до Торонто. Следующий рейс был через 2,5 часа. Прилетев в Торонто, мы выяснили, что нам не хватило 10 минут, чтобы попасть на рейс до Сантьяго. Это стоило нам еще одного потерянного дня. Однако не зря говорится «Нет худа без добра». На следующий день мы с огромным интересом посетили Ниагарский водопад, а в полночь вылетели в Сантьяго и сразу из аэропорта поехали на конференцию. В общем, мы успели доложиться, посетить несколько секционных заседаний и церемонию закрытия. В рамках программы конференции мы съездили на два дня на крайний юг Чили в Патагонию. Захватило дух, когда мы вышли на берег легендарного Магелланова пролива. Во время экскурсии по одному из национальных парков мы вдоволь полюбовались ледниками, водопадами и такими экзотичными для нас представителями животного мира как ламы, страусы, кондоры и морские львы.

 Гуанако (дикий вид лам) на крайнем юге Чили Альбом: Путешествия и командировки


Обратный наш путь лежал через Буэнос-Айрес, Рим и Москву. Мы решили, что лимит неприятностей мы уже исчерпали и дальше проблем уже не будет. Это в очередной раз оказалось иллюзией. Во-первых, на пути из Сантьяго в Буэнос-Айрес потерялся наш багаж. Вначале это показалось нам лишь незначительной неприятностью. Наш рейс в Рим был лишь через сутки, и времени найти наши сумки было более чем достаточно. Нас заверили, что наш багаж привезут нам в гостиницу на следующий день между 14 и 15 часами. Однако не тут-то было. Наш багаж нашли в Сантьяго и отправили в Буэнос-Айрес, однако произошло это гораздо позже, чем ожидалось. Тем не менее, рейс, на котором летел наш багаж, должен был прибыть в Буэнос-Айрес за три часа до нашего вылета в Рим, и это внушало определенный оптимизм. И опять зря. Появилась информация, что прилет рейса задерживается на 40 минут. Неприятно, но не критично. Затем на табло появилась информация, что этот самолет приземлился. Идем «трясти» сотрудников подразделения, занимающегося розыском потерянного багажа, а они говорят: «Самолет еще не приземлился, информация на табло ошибочная». Действительно, вскоре появилось сообщение, что он еще летит.

Ледник Бальмакеда, спускающийся по восточному склону одноименной горы (высота 2035 м) в приледниковое озеро. Подобно другим ледникам планеты сейчас он находится в состоянии отступания. Альбом: Путешествия и командировки


Наконец долгожданная новость: самолет сел. В сопровождении сотрудника идем получать долгожданный багаж. Естественно, что его выгружают очень долго и наши сумки появляются на конвейере в самом конце. Главной же проблемой стало то, что сотрудник авиакомпании «Аргентинские авиалинии», который провел нас в этот зал, куда-то скрылся. В зале выдачи багажа огромные очереди, чтобы выйти. И мы никак не можем найти хоть кого-то, знающего английский язык. Наконец, восьмой по счету сотрудник аэропорта оказался «англоязычным» и без очередей провел нас через все пункты контроля. Нам же надо было бежать в другой терминал, откуда производится вылет нашего рейса в Рим, а до него метров восемьсот. Состоялись уже привычные нам гонки на тележках, мы ворвались в наш терминал, успели зарегистрироваться и пройти все процедуры контроля. Мы сели в самолет, вытерли пот со лба и расслабились.

Альбом: Путешествия и командировки


Ведь если бы мы не получили наш багаж, то возникали бы серьезные проблемы с одеждой. В Аргентине поздняя весна (по нашим меркам – конец мая), температура +26 +28оС, а в Москве – конец ноября (с обычными температурами -5   -10оС) и имеющиеся при нас пиджаки совершенно недостаточны для комфортного возвращения на родину. Как вы уже догадались, расслабились мы опять зря. Через три часа командир самолета делает сообщение о посадке (а до Рима мы должны были лететь 13 часов). Выходим. По нашим прикидкам мы должны оказаться где-то на севере Бразилии. Заходим в аэропорт и по испаноязычным надписям понимаем, что это не Бразилия (как известно, в Бразилии говорят на португальском). Оказалось, что это опять аэропорт Буэнос-Айреса. Причины возвращения не сообщались, но позднее выяснилось, что отказал один из двигателей, и командир судна принял решение вернуться.

Нам сообщают, что завтра всех пассажиров отправят самолетом авиакомпании до Мадрида, потом в Рим. Прикидываем, что у нас есть шанс попасть в Москву с опозданием на сутки. Всех везут в гостиницу. Заселились уже в 5 часов утра, в 12 часов надо номер освободить. Говорят, что всех пассажиров повезут в аэропорт в 15 часов. Приезжаем, оказывается, что всю процедуру переоформления билетов надо каждому проходить самостоятельно. Информация, полученная от разных сотрудников, противоречит друг другу. Наконец, доходим до нужного окошка и получаем информацию, что места в самолет Сантьяго – Мадрид есть, а из Мадрида в Рим уже нет.

Вариантов два: лететь в Мадрид и оттуда пытаться улететь в Рим или оставаться еще на сутки в Буэнос-Айресе и лететь теми же рейсом, который был указан в наших билетах, но на двое суток позже. Выбираем второй вариант. Причин две: во-первых, в Буэнос-Айресе мы уже все и всех знаем. Во-вторых, есть опасность, что в Мадриде у нас потребуют транзитную итальянскую визу. К тому моменту мы уже знали, что при полете из Буэнос-Айреса в Рим у нас проблем с визой не будет. О.Л. Ермошина связывалась с посольством Италии в Москве и ей сообщили, что если прилет в Рим в один терминал, а вылет из другого терминала, то виза требуется. Если все происходит в одном терминале, то она не нужна. У нас намечался второй случай.

Поэтому мы соглашаемся еще на одну задержку на сутки в Буэнос-Айресе, едем в хорошо знакомую нам пятизвездочную гостиницу с оплаченным трехразовым питанием и расслабляемся. На этот раз не зря. В Рим мы прилетели, видимо, не в «свой» терминал, но там нас и еще двух транзитных пассажиров, летевших в Стамбул, встретила прекрасная представительница авиакомпании «Al Italia», самолетом которой мы летим в Москву и, провела нас через все контроли в нужный нам терминал. И только тогда мы поняли, что путь на Родину открыт. В 430 утра мы прилетели в дождливую и холодную, но такую долгожданную Москву.

Вернувшись во Владивосток, мы совершили полное кругосветное путешествие. Мы подсчитали, что за время нашего путешествия пролетели около 51 тыс. км, проведя в полете в общей сложности около 64 часов. На нашем пути оказалось достаточно барьеров, преодоление которых потребовало немалых усилий. Порой наше путешествие находилось под угрозой срыва. Где-то нам не везло, где-то, наоборот, улыбалась удача. Однако в любом случае эта поездка и огромный багаж впечатлений останутся в нашей памяти на всю жизнь.

Петр БАКЛАНОВ,
директор ТИГ, академик РАН
Сергей ГОВОРУШКО,
главный научный сотрудник, доктор географических наук ТИГ ДВО РАН

Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки


Альбом: Путешествия и командировки

Комментариев нет:

Отправить комментарий