понедельник, 19 июля 2010 г.

Заседание Совета по развитию информационного общества в России. Стенографический отчёт

На заседании Совета по развитию информационного общества. Слева – Председатель Государственной Думы Борис Грызлов.
8 июля 2010 года, 15:30 Тверь
Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, коллеги!
Давайте начнём заседание нашего Совета. Естественно, заседание посвящено современным информационным технологиям, но, надеюсь, в прикладном ключе, а именно технологиям в области образования, здравоохранения и культуры. Мы много говорим о пользе информационных технологий, о создании информационного общества, но нам давным-давно пора всё-таки перевести все эти разговоры в прикладное русло. Собственно, на это и нацелена та конференция, форум, который идёт в Твери, выставка, которая здесь устроена.
Очевидно, что такого рода работа позволяет решить минимум три задачи. Во-первых, позволяет сократить любые расстояния, что особенно актуально для нашей страны, где территория является не только нашим конкурентным преимуществом, но и одной из наших больших проблем, соответственно, обеспечить равный доступ к услугам для всех жителей нашего государства. Фактически речь должна идти о создании безбарьерного виртуального пространства, не разорванного на части и существующего в границах Российской Федерации.
Во-вторых, такие технологии должны позволить существенным образом улучшить сами услуги. Никто не будет спорить с тем, что компьютерная диагностика здоровья является более точной, обучение с использованием мультимедийных комплексов является более наглядным, более интересным, чем просто по схемам и таблицам, что называется, ну а возможность заказать нужную книгу через интернет просто гораздо удобнее, чем иным способом.
Наконец, в-третьих, такого рода работа позволит более точно планировать бюджетные расходы на социальную сферу. Сегодня государственные и муниципальные учреждения переходят от сметного принципа к планированию расходов на основе объёмов реально оказываемых услуг, и в решении этой задачи ключевую роль должны сыграть сами информационные системы.
Про форум вы мне ещё расскажете, что здесь было интересного. Мне уже несколько слов на эту тему сказал и губернатор, и другие коллеги.
Теперь о том, что сделано на сегодняшний день. Сначала об образовании. В рамках приоритетного национального проекта решена задача обеспечения школ, специализированных детских учреждений, интернатов и детских домов современной компьютерной техникой и доступом в интернет. По этим показателям Россия практически приблизилась к ведущим странам, разрыв между регионами существует, но он, конечно, не является уже столь критичным, как это было ещё совсем недавно, несколько лет назад, и этот разрыв стремительно сокращается. Мы начали проект по внедрению в школах свободного программного обеспечения на базе платформы Linux. Я хотел бы узнать, что в этом плане сейчас делается, потому что разные сигналы до меня доходят. Кто-то говорит, что это всё живое, однако я слышу и то, что в значительной мере эта работа заглохла, а многие ведомства продолжают покупать разрозненные программы, платят за это большие деньги, и мы несём существенные расходы бюджета. Доложите, что сделано.
Изменилась и компьютерная грамотность учителей. Надо признаться, ещё несколько лет назад, когда мы начинали внедрять интернет в школах, она была ниже низшего, и это была просто психологическая проблема. Сейчас, какую бы школу я ни посещал, учителя с гордостью говорят: мы всем этим уже владеем, мы не боимся компьютеров и почти не боимся детей. Так что результаты налицо.
Тем не менее внедрение электронных образовательных ресурсов в учебный процесс идёт ещё достаточно медленно, нужна система методической и технической поддержки педагогов на местах. Есть национальная инициатива «Наша новая школа». Она предусматривает переход к самым эффективным образовательным технологиям. Пока же такие новеллы, как, скажем, электронные журналы оценок с доступом родителей к оценкам через сеть Интернет и получением в ряде случаев SMS-оповещений, используются только в школах крупных городов. А это очень удобная система. Я как-то рассказывал о своих впечатлениях, пользовался даже применительно к личным целям, всегда приятно залезть, посмотреть на успехи своего ребёнка или, наоборот, на «двойки» посмотреть. Поэтому нужно обязательно эту идею продолжить.
Дальнейшего совершенствования требует и компьютерная система единого госэкзамена. Её задача – исключить любого рода манипуляции при сдаче выпускных экзаменов. Я, конечно, не переоцениваю роль собственно компьютерных средств, но и исключать их влияние или недооценивать тоже не следует.
До сих пор не завершено создание системы дистанционного обучения для тех детей, которые из-за проблем со здоровьем не могут посещать школу. Это вообще просто важнейший приоритет, потому что именно для них такого рода система образования является единственно возможной и вполне эффективной. Средства регионам на эти цели выделялись, но в большинстве работы не завершены, поэтому эту задачу нужно решать в приоритетном порядке. Если в обычной школе и к обычным детям это ещё может быть растянуто на какое-то время, то по отношению к тем, кто имеет проблемы со здоровьем и сидит дома, это нужно решить незамедлительно.
Если говорить об университетах, то здесь информатизация должна способствовать не только повышению качества образования и научных исследований, но и коммерциализации получаемых разработок. Сегодня высшие учебные заведения могут создавать инновационные компании, в том числе в сфере инновационных технологий. Государством были приняты решения о дополнительном налоговом стимулировании таких организаций. Надо научиться пользоваться этим. Для исследовательских университетов предлагается создать единую среду их информационного взаимодействия и обеспечить через неё возможность обмена получаемыми знаниями по конкретным исследовательским проектам.
И особое внимание – я об этом, кстати, говорил уже, наверное, года три назад, ещё в Правительстве работал – должно быть уделено формированию единой базы научных диссертаций в электронном виде и обеспечению прозрачности процедуры их защиты. Все диссертации, все авторефераты по-хорошему должны быть выложены в электронной форме, чтобы были видны те, кто у нас реально наукой занимается, и те диссертации, за которые просто стыдно иногда бывает. А познакомиться с ними можно только через интернет, никто никогда не пойдёт в библиотеку ковырять такой фолиант, написанный за известные деньги, для того чтобы получить статусную добавку.
Теперь о здравоохранении. В рамках соответствующего национального проекта больницы и поликлиники были оснащены современным оборудованием, позволяющим использовать новый метод диагностики и лечения. То, что было сделано, то, безусловно, хорошо. Есть тем не менее проблемы, есть перспективные проекты, которые связаны с использованием электронных историй болезни пациентов, систем автоматизации работы регистратур и приёмных отделений. В некоторых регионах внедряется система записи к врачу через интернет, но всё это пока носит, конечно, абсолютно фрагментарный, точечный характер, несмотря на то что преимущества очевидны.
Ещё раз хотел бы обратить внимание, что «электронное правительство», электронное управление – это не возможность получить бланк через Интернет, заполнить его в бумажной форме и отнести потом куда бы то ни было: в больницу, поликлинику, в налоговую инспекцию, ещё куда-то. Это возможность получить электронную услугу, не выходя из своей комнаты, – вот в чём смысл.
Есть очень важная тема в области медицины, которой мы тоже начали заниматься несколько лет назад, очень важная и в целом неплохо развивающаяся, – я имею в виду телемедицинские услуги. Она особенно важна для труднодоступных районов. Надо продолжить создание системы непрерывного дистанционного обучения врачей, обеспечить их рабочие места доступом к необходимым справочникам и классификаторам.
Отдельного внимания требует задача оснащения станций скорой помощи современными информационными системами обработки вызовов и диспетчеризации, в том числе с использованием системы ГЛОНАСС. Я хотел бы напомнить, что практически ровно два года назад было заседание президиума Госсовета, в Петрозаводске это проходило в июле 2008 года. Я поручал разработать и утвердить комплекс мер по информатизации системы здравоохранения. Правительство докладывало о разработке сначала концепции создания единой государственной информационной системы, потом докладывало о подготовке программы информатизации здравоохранения, но до настоящего времени соответствующие документы не согласованы, реализация проекта задерживается. Надо дать объяснения, в чём дело.
Ещё одна сфера применения информационных технологий – это культура. Мы сейчас с вами находимся в стенах библиотеки. Крупнейшие региональные библиотеки поддерживаются за счёт бюджетов субъектов Федерации и в целом имеют достаточно высокий на сегодняшний день уровень технической оснащённости. В них используются специальные автоматизированные библиотечные системы, компьютерной техникой стали оснащаться и центральные районные и городские библиотеки. Если взять уровень ниже, муниципальные библиотеки, то здесь совсем всё плохо: они либо вообще не имеют компьютерной техники, либо это компьютеры, которые невозможно и назвать в настоящий момент полноценными компьютерами. Очевидно, что эти библиотеки должны все быть подключены к сети Интернет и оборудованы системами автоматизации работы с книжным фондом.
Медленными темпами идёт создание национальной электронной библиотеки. Мы традиционно гордимся нашими корнями, нашими большими богатыми пластами историко-культурного наследия, однако для того, чтобы сохранить его для потомков, мы делаем далеко не всё. Процесс оцифровки музейных коллекций, обеспечение доступа к ним через соответствующие сайты пока идёт очень неравномерно, к тому же программы оцифровки, которые ведутся в отдельных регионах, не скоординированы между собой. К чему это ведёт? Это ведёт к тому, что пользоваться этим просто неудобно, что-то не соединяется, что-то не раскрывается. Это нужно поставить на единую технологическую основу. Кстати, то же самое свободное программное обеспечение как раз такую цель и должно решать. Надеюсь, что коллеги, когда будут докладывать, по всем этим проблемам выскажутся.
Давайте приступим к работе. Просил бы быть максимально краткими, не растекаться по поводу того, что уже сделано, рассказать о том, что предстоит сделать, и какие меры предпринимаются для решения тех проблем, которые я сейчас обозначил.
Сначала Министр образования и науки – Андрей Александрович Фурсенко.
А.ФУРСЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Уважаемые коллеги!
Сегодня основная наша задача – это обеспечение доступности качественного образования, и успех реализации этой задачи напрямую зависят от информатизации всех уровней образования, в первую очередь школьного.
Год назад на форуме в Твери мы подводили итоги реализации нацпроектов и обсуждались перспективы движения вперёд.
Что сделано за прошедший год? Этот год стал первым годом, когда ответственность за оплату трафика, за поддержку той сети, которая была создана в рамках нацпроекта (а были подключены к интернету все школы), полностью перешла на регионы. В основном сеть сегодня работает, развивается, количество обращений со стороны школьников растёт. Вместе с тем мониторинг показал, что в ряде субъектов Российской Федерации показатель обеспеченности образовательных учреждений доступом к сети Интернет составляет от 66 до 99 процентов. Я по Вашему поручению докладывал Вам, Дмитрий Анатольевич, по поводу того, как обстоят дела, это было примерно полтора месяца назад. Ситуация с тех пор улучшилась практически по всем регионам, однако есть проблемы.
Недавно мы обсуждали вопрос с кавказскими республиками. Там, конечно, ситуация более сложная. Есть проблемы в ряде регионов, где школы очень сильно раскинуты друг от друга и очень дорого стоит трафик. Кроме этого, вводятся в строй новые школы и реформируются старые. Во всех этих случаях (не во всех, в некоторых случаях) происходит из-за этого сбой при подключении к интернету. Сейчас часть школ на каникулы отключена от интернета. При этом мы поставили задачу в соответствии с Вашим поручением обеспечить безусловное подключение (100 процентов) всех школ с 1 сентября к интернету. И у нас осенью заработает специальный информационный ресурс, который позволит отслеживать эту работу в реальном режиме. Мы сможем в постоянном режиме отслеживать работоспособность всех элементов сети.
Д.МЕДВЕДЕВ: Андрей Александрович, я сам этим занимался и считаю, что мы тогда неплохо всё сделали, по сути, революцию, если хотите, провели в достаточно короткое время по подключению школ к интернету. Были города и регионы, где, в общем, и без нас этим занимались, особенно речь идёт о крупных городах, о центральных городах. Но были регионы, где без участия федерального центра тогда ничего сделать было невозможно в силу их удалённости и дорогостоящего трафика, того, что технологические решения, которые там использовались, были отсталыми. Я хочу понять: всё-таки у нас кто сейчас не платит за интернет из регионов и какие это деньги? Просто мне хотелось бы разобраться в этом персонально. Можете назвать эти регионы?
А.ФУРСЕНКО: Дмитрий Анатольевич, я могу сказать, что по ряду регионов, о которых я докладывал в прошлый раз, ситуация улучшилась. Здесь присутствует губернатор Иркутской области – я тогда говорил, что она была одной из отстающих. Ситуация коренным образом поменялась в лучшую сторону.
Д.МЕДВЕДЕВ: А какие это средства? Объём какой в бюджете?
А.ФУРСЕНКО: От региона к региону по-разному, но масштаб – десятки миллионов рублей в ряде случаев. Миллионы, десятки миллионов рублей.
Д.МЕДВЕДЕВ: Скажите просто, сколько у Вас?
Д.МЕЗЕНЦЕВ: 56 миллионов полностью.
Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. Продолжайте.
А.ФУРСЕНКО: Сегодня не только создана и, в общем, работает сеть. Менее 5 процентов школ сегодня имеют сбои с доступом в интернет, и, как Вы сказали, мы улучшим эту ситуацию, но и обеспечено принципиально новое наполнение информационными ресурсами. В интернете должна быть лёгкость доступа к полезным ресурсам и запрет выхода на вредные. В этом плане я хочу сказать, что ещё в 2006–2007 годах была разработана система исключения доступа. В настоящий момент федеральный сегмент системы исключения доступа обрабатывает в среднем около 250 миллионов запросов в день, из которых примерно 1,5 миллиона запросов отфильтровывается как не соответствующие задачам образования и воспитания.
Необходимость дальнейшего развития системы продиктована развитием информационных технологий и появлением новых угроз в сети Интернет, необходимость ограничить детей от этих угроз не только в школе, но и дома. И данная мера позволяет создать единую государственную политику безопасного использования сети Интернет в образовательном процессе. Мы продолжаем этим заниматься. В принципе эта система работает. Одновременно создаются новые электронные образовательные ресурсы.
На сегодняшний день в нашей базе данных более 100 тысяч электронных образовательных ресурсов, из них 17 тысяч – интерактивные. При этом в новых электронных образовательных ресурсах в рамках Комиссии по модернизации появляются не только чисто образовательные ресурсы, но и культурно-образовательные. Мы оцифровываем доступ в ведущие музеи, в какие-то знаковые места, которые важны для России, появляются интернет-ресурсы нового поколения, в том числе ресурсы для детей-инвалидов. Это как раз та задача, которую Вы поставили.
Помимо перечисленного наше Министерство разрабатывает комплекс мер по внедрению электронных библиотечных систем в сфере образования и науки, нацеленных на обеспечение широкого доступа студентов вузов и специалистов к учебным научным материалам.
Однако есть проблема. Большое количество создаваемых внецентрализованных проектов электронных ресурсов, строящихся на собственной идеологии программных средств и дистанционного обучения, остаются слабо востребованными после завершения проектов, потому что они создаются как бы независимо ни от чего и не соответствуют тем стандартам, которые используются в единых образовательных центрах. По этой причине мы занимаемся сейчас выработкой решений для обеспечения максимальной совместимости создаваемых электронных ресурсов.
Здесь на выставке представлено очень много интересных ресурсов. При этом часть из них ориентированы на чисто коммерческое использование, поэтому не являются открытыми. Их сложно использовать учителям, для того чтобы создавать свои собственные образовательные программы.
Мы предлагаем нашим коллегам, партнёрам из коммерческих фирм, которые работают как по нашим контрактам, так и по своей инициативе, размещать их ресурсы в нашей сети. Но при этом требуем, чтобы была возможность открытого кода, чтобы учителя могли с этими ресурсами активно работать, чтобы это был не застывший ресурс, а ресурс, который может развиваться.
Ещё одно направление, о котором Вы тоже говорили, – это внедрение в образовательных учреждениях пакета свободного программного обеспечения. За счёт средств федерального бюджета обеспечены доступ к этому пакету и техническая поддержка. Мы провели обучение, тестирование почти 80 тысяч педагогических и административных педагогических работников. И, кроме этого, подготовлено более 7,5 тысячи тьюторов, которые обучают учителей на местах.
Практически в каждом образовательном учреждении сегодня есть человек, который получил образование и может использовать, обучать свободно программному обеспечению. При этом практически в каждой школе, не в каждой, к сожалению, а в 92 процентах образовательных учреждений созданы так называемые опытные зоны по использованию свободного программного обеспечения. Это значит, что как минимум на одном компьютере это обеспечение стоит.
Что мы предполагаем делать? В соответствии с планом реализации стратегии развития информационного общества до 2011 года определено увеличение доли образовательных учреждений, использующих разработанный пакет свободного программного обеспечения не менее чем на половине компьютеров в школе. В среднем по субъекту Российской Федерации до 25 процентов – в этом году и до 35 – в 2011 году, то есть более трети образовательных учреждений в каждом регионе в 2011 году будут использовать более чем на половине компьютеров свободное программное обеспечение. Для того чтобы это двигалось, мы сохраняем финансовую поддержку расширения свободного программного обеспечения на федеральном уровне. И сохраняем не только в этом году, но и в следующем, с тем чтобы поставить распространение свободного программного обеспечения в равные условия с так называемым стандартным программным обеспечением, я имею в виду «Майкрософт» и другие достаточно распространённые программы.
При этом с целью дальнейшего развития и возможности использования свободного программного обеспечения в образовательных учреждениях в 2010 году реализуется, как я уже сказал, проект обеспечения перехода общеобразовательных учреждений на использование разработанного пакета свободного программного обеспечения. При этом мы поддерживаем сопровождение, развитие программных продуктов и обеспечение развития и модернизации единого государственного репозитория свободного программного обеспечения, включая размещение различных дистрибутивов операционных систем семейства Linux, которые наиболее востребованы, причём не одной, а нескольких. Это Linux, это Mandriva, Red Hat и так далее, то есть те программы, которые сегодня наиболее распространены и востребованы в России.
Особого внимания, как Вы уже сказали, требует поддержка обучения детей-инвалидов, которые не могут посещать школу. Эта часть работы была выделена специально в отдельное направление национального проекта «Образование», были выделены существенные деньги из федерального бюджета на условиях софинансирования с регионами.
В 2009 году выделен 1 миллиард и по 2,5 миллиарда в 2010-м, 2011-м и 2012 годах, с тем чтобы к концу 2012 года практически все ребята, которые не могут посещать школу, имели возможность полноценной учёбы.
По цифрам: к 1 января 2010 года 3900 человек получали такое обучение, к концу этого года будут 8 тысяч, и, как я уже сказал, к концу 2012 года – все 30 тысяч человек. Примерно 30 тысяч ребят не могут ходить в школу и должны получать обучение на дому по России.
Д.МЕДВЕДЕВ: Это корректные данные? Вы уверены в этом?
А.ФУРСЕНКО: Цифра постоянно меняется, я говорю порядок. Когда мы начинали, было 37 тысяч.
При этом создана уже сеть региональных центров. Сегодня 64 таких региональных центра обеспечивают поддержку и развитие этих услуг практически по всем регионам России. И одновременно, что очень важно, создаётся новое поколение электронных образовательных ресурсов, которые нацелены специально на этих ребят, потому что они по-другому проходят лабораторные занятия. Им надо в ряде случаев другое, не только программное обеспечение, но и компьютеры, потому что, скажем, для слабовидящих ребят требуется, чтобы была азбука Брайля на клавиатуре, и так далее. Этим тоже занимаются, этим мы занимаемся на федеральном уровне.
Успех всех перечисленных начинаний определяется наличием квалифицированных кадров. С одной стороны, это работа нашего Министерства с нашими коллегами о перераспределении бюджетных мест в пользу специальностей по информационным технологиям. Я могу сказать, что работа по пропаганде важности этого направления играет свою роль. Несмотря на демографический спад, у нас приём в 2009 году на 15 процентов превысил выпуск ребят по этим специальностям. В этом году единый государственный экзамен по информатике сдавало на 18 процентов больше ребят, чем в прошлом, притом что падение выпуска прошло на 7 процентов. Это значит, что на четверть больше ребят хотели поступать на специальности, связанные с информационными технологиями. При этом конкурс на эти специальности на сегодняшний день практически сопоставим с уровнем конкурса на экономические и гуманитарные специальности, что тоже крайне важно, то есть туда идут сильные ребята.
Одновременно с переподготовкой молодых специалистов идёт переподготовка учителей. Мы ежегодно переподготавливаем 250 тысяч учителей, причём при всех программах подготовки одна из важных составляющих требования – это требование айтишной грамотности. При этом мы вводим сейчас новую систему аттестации учителей, и не только учителей информатики. Во всех этих требованиях учитывается необходимость умения пользоваться компьютером, причём пользоваться в интересах своего предмета.
И последнее, о чём хотел сказать, – это государственные услуги. Помимо главной услуги, которую мы даём, – это качественное образование, есть ещё целый ряд направлений, за которые тоже отвечает наше Министерство. Это лицензирование образовательной деятельности, это приём в высшие и средние профессиональные учебные заведения. Сегодня ребята могут подать заявления по интернету. Более того, не надо везти документы, потому что вуз может проверить достоверность документов, которые подают, достоверность экзаменов, сданных ЕГЭ, тоже по интернету – через централизованную базу данных. И государственные услуги, связанные с информацией по документам об образовании.
Одновременно мы начинаем ещё одно важное направление – это программа, которая имеет условное название «профиль учащегося». Это программа, в которой мы учитываем у учащихся все достижения, всё то, что происходит во время учёбы с ними. И реализация этого проекта позволит нам перейти от оценки достижения ученика, как сегодня есть по результатам одного экзамена, к оценке достижения ученика во время всей его учёбы, что позволит, наверное, более объективно обеспечить и приёмную кампанию в высшие и средние учебные заведения, обеспечить развитие, дальнейшее продвижение образовательной траектории каждого ученика.
Доклад закончен.
Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. По поводу траектории. Всё-таки когда у нас в школах будут использоваться электронные дневники и возможность доступа к ним в качестве обязательного правила?
А.ФУРСЕНКО: В качестве обязательного, мы планируем, к 2012 году. Когда школы перейдут на новую систему, эта задача будет введена. Сейчас я могу сказать, что реально есть несколько программ, и мы их анализируем, сравниваем. Я думаю, что сейчас где-то, наверное, процентов 30 школ уже в полной мере используют и электронные дневники, и учительские и совмещают их с дистанционным обучением.
Д.МЕДВЕДЕВ: Дело в том, что ведь это не настолько сложная штука, потому как сайт-то есть почти у любой школы, даже маленькой, малокомплектной, самой отдалённой, а если есть сайт, то, соответственно, можно обеспечить к нему доступ и активировать эту программу по электронному дневнику.
А.ФУРСЕНКО: Есть одна проблема, Дмитрий Анатольевич, – это проблема защиты индивидуальных данных.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это должно быть обеспечено.
А.ФУРСЕНКО: Поэтому этой проблемой мы занимаемся.
Д.МЕДВЕДЕВ: Это должно быть обеспечено, но это делается при помощи достаточно обычных нехитрых средств, паролей и так далее. Займитесь этим.
И вторая вещь, которую мне бы хотелось обозначить, – по поводу интернета. Я уже давал поручение Вам, Контрольному управлению Президента. Я не могу допустить, чтобы те средства, которые когда-то были предусмотрены в федеральном бюджете, оказались выброшенными на ветер, но ещё более досадно будет, если таким образом дети, которые учатся в школе, лишатся возможности получать информацию из интернета. Поэтому если наши коллеги, которые отвечают за оплату трафика в регионах, я имею в виду губернаторов, этого не делают, то это должно быть предметом прямого реагирования, потому что, по сути, это означает перевод денег. Мы же как договаривались со всеми губернаторами? Если мы их подключаем, особенно те регионы, где этого не было, то они отвечают за оплату трафика по истечении определённого времени. Время это истекло. Да, сейчас не самая простая ситуация, но тем не менее ничего страшного нет, вполне можно эти деньги изыскивать – меньше строить бессмысленных вещей, а выделять деньги своим школам. Поэтому если эти факты будут продолжаться, по поводу отключения школ, Вы мне лично доложите, мы тогда будем уже определяться по-другому.
А.ФУРСЕНКО: Есть.
Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста, продолжим. Дмитрий Вадимович.
Д.ЗЕЛЕНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Уважаемые члены Совета! Уважаемые приглашённые!
Прежде всего я благодарен за то, что Совет при Президенте Российской Федерации по информационному обществу проходит здесь, в Твери. Это очень важно для российских регионов, потому что прежде всего, конечно же, и цифровое неравенство у нас в Российской Федерации, если мы говорим по регионам, и использование всех информационных технологий должно идти с импульса развития субъектов Российской Федерации.
На форуме, который сегодня проходит здесь, в Твери, уже седьмой раз, в том числе представлены лучшие образцы информационных технологий, которые не только планируются к внедрению в субъектах Российской Федерации, а уже внедрены. И это позволяет многим бюджетным организациям, многим чиновникам увидеть то, что наиболее востребовано в России, если мы говорим по регионам, и наиболее просто к внедрению.
В прошлом году выставка по аналогичному форуму позволила в Тверской области уже за этот истекший год с прошлого форума внедрить некоторые программные продукты. Это многие хорошие решения по обучению инвалидов, это решения по школьным дневникам, это окончательное определение с вариантом соцкарты и многое-многое другое. Я бы отметил и Пермский край, и Татарстан, которые действительно на прошлом форуме показали свои лучшие образцы. И, конечно же, город Москва.
Хочу отметить, что такое большое участие регионов, большое участие губернаторов (огромная им благодарность за это) позволит изменить ментальность в нашем обществе у бюджетных работников, которые, конечно, пока ещё боятся подойти к информационным технологиям, к технологиям, которые используются уже в лучших учреждениях, позволит им быстрее преодолеть этот барьер.
Конечно же, я бы дополнил то, что было сказано Андреем Александровичем. Если мы говорим про образование и уверенное развитие технологий, то прежде всего должна быть обеспечена система общего образования. Если мы говорим о Тверской области, то, решая задачу в нашем регионе, мы создали 170 базовых школ, я расскажу про три этапа, и мы уже реализовали первый, находимся в окончании реализации второго и подходим к третьему. Базовых школ 170, это вплоть до 10 мегабит в секунду в каждой базовой школе. В них на первом этапе (а это было 2,5 года тому назад) обучалось чуть больше 60 процентов учеников всего региона, сейчас это 72 процента. То есть родители, ученики идут в эти базовые школы. Конечно, мы подтягиваем этот стандарт и по другим школам, но по этим школам мы достигли, я считаю, хорошего уровня.
Второй момент, который мы реализуем по этим базовым школам, – это элемент информационных центров. Это не компьютерные классы, это зоны, где ученик и в том числе учитель могут получить доступ к современным информационным технологиям, современным ресурсам. И здесь мы набрали несколько таких блоков, которые школы могут дополнительно софинансированием из регионального, из муниципального бюджетов получить в этот информационный центр. Например, создание фильмов, создание школьного телевидения, создание, скажем так, научных разработок, если мы говорим о программном обеспечении. И школы пока решают для себя, какие приоритеты им выбирать.
Ещё один очень важный момент – это специализация сельских школ. Она заключается в том, что при таких технологических возможностях сельские школы становятся технологическими центрами. И через эту систему подключения подключается и здравоохранение, и даже муниципальная власть, и образование. Поэтому здесь очень принципиальный вопрос в том, что это становится действительно технологическим ресурсным центром.
И здесь мы идём на третьем этапе дальше, говоря о том, что эти информационные ресурсы используются, в том числе в других отраслях. Например, отрасль здравоохранения. Мы через эти информационные центры внедряем помощь кабинетам здоровья. К 1 сентября мы откроем во всех школах (в 620 школах) кабинеты здоровья, которые являются основой для того, чтобы дать информацию и ученикам, и педагогам, и родителям о возможностях, которые есть в окружающем пространстве. Это и спортивные учреждения, это и медицинские учреждения со специальными врачами, это в том числе и, конечно же, принципы здорового образа жизни.
Ещё один момент (и это связь тоже этих базовых школ) – это библиотеки. Мы внедряем в сельских библиотеках деловые информационные центры, которые нужны не только самим жителям, а нужны ещё и малому предпринимательству, включая фермерство. Они получают через этот ресурс информацию, идущую от нашей Сельскохозяйственной академии, которую дают в Министерстве сельского хозяйства. И это проникновение интернет-технологий уже в сельскую местность. Библиотеке, в которой мы находимся, исполнилось в этом году 150 лет, она также является центром по сбору цифровой информации, которая обеспечена в других библиотеках, в других регионах Российской Федерации и в целом по России. И она отдаёт эту информацию этим информационным центрам в базовых школах, осуществляя тем самым единую сеть.
Конечно, мы находимся на этапах реализации этого проекта, но тем не менее лучшие примеры, а они есть уже в 25–30 процентах школ, говорят о том, что, уже получив хороший поток интернета, получив хорошее оборудование, учителя, руководители школ, директора школ уже сами видят, где им брать эту информацию. Надо дать такую возможность.
И ещё один момент, который тоже связан с информационными центрами в школах, – это непрерывное IT-образование. У нас работает очень хороший лагерь, круглогодичный лагерь, это лагерь «Компьютерия», в котором дети погружаются в мир интернета. Они создают такие образцы, которые на зависть многим нашим региональным телеканалам. Там учатся школьники от 7 до 17 лет. И, кстати, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, я хочу Вас пригласить в этот лагерь, который работает уже пятый год, и действительно это образец для многих летних лагерей.
Так вот этот процесс образования и проникновения в понимание ученика интернет-пространства дальше продолжается в течение всего учебного года как дополнительное образование в этих базовых школах через эти информационные ресурсы уже на основе коммерческого использования.
Есть две задачи, или два вопроса, которые я хотел бы поднять как проблемные и которые могут быть решены. У нас устройства для хранения образовательной информации представляют собой объём информации порядка 40 терабайт. Они заполнены у нас в регионе пока только на 1–1,5 терабайта. Есть огромное пространство для использования.
И я абсолютно согласен с Андреем Александровичем, который говорил о федеральных центрах и федеральном агентстве, которые помогают наполнять эту информацию. Но здесь мне кажется, что нужен дополнительный импульс и от других отраслей. Например, по библиотекам, по тем лучшим библиотекам, которые есть в Российской Федерации, чтобы они дали свои образовательные ресурсы, информационные ресурсы в наши региональные центры. Это позволит получить к этим ресурсам гораздо больший доступ. Сейчас я хочу сказать, что темпы наполнения хорошие, но тем не менее могут быть большими.
И ещё один момент. Персональный компьютер в будущем году отметит свое 35-летие – возраст достаточно молодой и несвободный от недостатков. Я говорю о пороках информатизации наших детей, о той информации, которая есть в интернете и к которой получают доступ наши дети. Здесь, считаю, у школьников нужно выработать иммунитет к «информационному шлаку», которым забит интернет, чтобы они умели искать и выбирать качественную и достоверную информацию. Культура пользования информационными ресурсами, считаю, очень важный момент. Поэтому предложил бы в рамках преподавания в школах предмета «информатика» на всех уровнях обучения ввести такой спецкурс, как «культура работы с информационными ресурсами», который позволяет на раннем этапе рассказывать молодому человеку – будущему гражданину о том, от какой информации ему лучше всего ограждать себя. Это же мы делаем по медицине, но считаю, что это нужно делать и по информационному пространству.
Переход к информационному обществу, конечно, процесс социальный. Сокращая информационное неравенство в наших регионах, в наших бюджетных организациях, в сельской местности, мы сокращаем и неравенство социальное. И эта черта, эта дорога, на которой мы находимся, которой в том числе посвящён тот форум, который проходит в Твери, и наш нынешний Совет, имеет огромное общественное значение.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.
Я одну тему услышал от Вас и не очень понял. Вы сказали, что у Вас есть какие-то возможности, дополнительные ёмкости по хранению информации. Вы считаете, что они не заполняются из-за чего?
Д.ЗЕЛЕНИН: Я считаю, что те информационные ресурсы, которые существуют в мире и у нас в стране, не всегда подготовлены к тому, чтобы быть образовательными ресурсами.
Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, я не об этом. Вы сказали, что у Вас есть 40 терабайт свободной памяти. Если Вы считаете, что это много, то это не так, потому что сегодня любой компьютер персональный, который стоит на столе, он в среднем имеет полтерабайта или терабайт памяти на жёстком диске, а продвинутые имеют по два, по пять терабайт. Так что это вообще-то ёмкость 20 компьютеров, и чего в этом особенного?
Д.ЗЕЛЕНИН: Это в том числе ссылки на те ресурсы, которые есть.
Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, я просто мысли не понял, Дмитрий Вадимович, Вы объясните мне. Вы хотите это заполнить как-то?
Д.ЗЕЛЕНИН: Хочется, чтобы образовательные программы и информация об образовательных ресурсах быстрее доходила до регионов и была бы им доступна и из других отраслей, не только самой отрасли образования. Из библиотек, например.
Д.МЕДВЕДЕВ: То есть смысл такой: рады бы чем-то заполнить это, да нечем.
Д.ЗЕЛЕНИН: Стараемся, не всегда успеваем.
Д.МЕДВЕДЕВ: Ну ладно, хорошо. Достаточно спорно это прозвучало, потому что на самом деле объём информации таков, что, в общем, никаких проблем для заполнения любых массивов сейчас не существует.
Коллеги, кто хотел бы продолжить обсуждение? Я не буду никого называть, поэтому короткие выступления и только с предложениями, что делать, без рапортов. Пожалуйста, Рустам Нургалиевич.
Р.МИННИХАНОВ: Уважаемый Президент, Вы сказали, кто и чем должен заниматься. Я хочу озвучить три задачи, которые мы поставили перед собой. Первая задача – на самом деле мы первый шаг сделали, вроде бы везде компьютерные классы, широкополосный интернет, но того результата, который мы хотим, пока ещё не получили, надо всё-таки погружаться глубже.
Наша задача – создать электронное образование. Мы определили: у нас 450 тысяч учеников и учителей, и каждый из них должен получить электронный адрес, 50 тысяч уже имеют, а остальные 400 тысяч ещё не имеют. В чём проблема? Мы исследовали рынок оснащённости, в основном ученики имеют компьютеры, и они с желанием пользуются, – проблема в учителях. Поэтому мы приняли программу: в течение двух лет мы оснастим всех учителей ноутбуками, в этом году – 13 тысяч, всего 38 тысяч, на следующий год надо будет больше, конечно, приобрести. Но возникает следующая проблема – проблема того, что мы говорим о широкополосном интернете, и если брать те задачи, которые мы ставим на перспективу, этот широкополосный интернет недостаточен… Мы для себя определили решение, третье решение – это дойти до школ, где свыше 500 учеников, оптикой, и дать туда возможность не менее 100 мегабайт передавать информацию.
Вот эти задачи мы пытаемся за два года решить. Я думаю, что, если мы это сделаем, учитель уже будет иметь инструмент – ноутбук и дома, и на работе, и в целом дальше уже какая-то программа должна быть и по школьникам.
Вот то, что я хотел сказать.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Рустам Нургалиевич.
Знаете, я уже сказал в своём вступительном слове, что учителя почти перестали бояться компьютеров и своих учеников. Но, конечно, это не означает, что всё абсолютно гладко. Каждый регион должен для себя определить программу, по которой учителя будут в лучшей степени знакомиться с современными технологиями компьютерного образования, просто с новинками. Потому что очень быстро всё развивается, и если ученики, например, всем этим пользуются, особенно новыми программами, новыми видами компьютеров, а учителя просто не могут отличить одно от другого, это не очень хорошо. Это снижает авторитет учителя, делает учителя просто несовременным человеком. Понятно, что это имеет значение. Это не значит, что авторитет учителя должен основываться только на знании компьютера, только на использовании интернета. Но, с другой стороны, это всё-таки элемент общей культуры. Поэтому я думаю, что в конечном счёте мы должны выйти на то, чтобы при подведении итогов, проведении аттестации учителей всё-таки этот фактор был одним из ключевых при принятии решения о том, продолжать трудовые отношения с учителем или нет. Потому что это то, что, собственно, сейчас должны знать все.
Раньше, для того чтобы стать учителем, нужно было получить базовые знания по той или иной дисциплине для учителя-предметника, например, но сейчас эти знания должны быть ещё сопряжены с использованием современной техники. Поэтому, я думаю, это нужно заложить в стандарты. Сейчас у нас это в аттестационнные позиции включено, Андрей Александрович?
А.ФУРСЕНКО: Сейчас новый подход к аттестации, это включено, но при этом оговорено было с профсоюзами, что мы должны создать условия для переобучения.
Д.МЕДВЕДЕВ: Да, безусловно, потому просто требовать знания, не создав условия, нельзя. То, что делают в Татарстане, – это правильно. С учителей можно требовать, но для этого обеспечьте возможность просто самим подготовиться как следует. Договорились. Давайте поговорим про медицину. Татьяна Алексеевна.
Т.ГОЛИКОВА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета! Коллеги!
В настоящее время мы приступили к полноценной модернизации законодательства в сфере здравоохранения, в первую очередь это относится к системе обязательного медицинского страхования. К числу приоритетных задач в этом направлении мы относим обеспечение для населения возможности выбора страховой медицинской организации и медицинского учреждения для получения услуг в системе ОМС. Введение принципиально новой системы предоставления медицинской помощи, основанной на современных стандартах, содержательное наполнение которых – не финансовое, а именно содержательное наполнение – должно быть едино по всей территории Российской Федерации. И поэтапный переход на полный тариф при расчётах за оказанную медицинскую помощь и обеспечение возможности оперативных взаиморасчётов между субъектами Российской Федерации, то, что на протяжении многих лет является основным недостатком, который предъявляет к нам наше население. Но очевидно, что решение этих задач невозможно без широкомасштабной информатизации здравоохранения.
В рамках того, о чём Вы сказали во вступительном слове, и подготовки концепции программы информатизации здравоохранения мы поступательно двигались. Но эта работа сдерживалась тем, что в условиях, когда нам пришлось существенно урезать бюджетные расходы в прошлом году, мы это направление, как финансовое направление, в том числе для поддержки информатизации системы здравоохранения субъектов, исключили. И нам было предложено в рамках своей текущей деятельности и сокращенных бюджетных ассигнований разработать концепцию информатизации здравоохранения, что, собственно, и было сделано. И сейчас этот документ в рамках президиума Совета по вопросам информационного общества, как его основные направления, одобрен и разослан на согласование в заинтересованные федеральные органы.
Но я хочу сказать и другое. Возможность реализации концепции информатизации здравоохранения у нас появилась начиная с 1 января 2011 года, когда мы приняли принципиальное решение о том, что мы будем разрабатывать региональные программы модернизации здравоохранения, существенным элементом которых должна стать именно информатизация. И сейчас ориентировочная сумма затрат, которую предстоит использовать на эти цели, оценивается в 24 миллиарда рублей.
Почему я говорю, что это ориентировочная сумма затрат? Потому что сейчас мы в рамках пока что мониторинга состояния информационной обеспеченности регионов должны оценить, какой регион и в какой мере готов к какому этапу масштабной или пока немасштабной информатизации.
Могу сказать, что, по результатам анкетирования, которое мы провели в конце 2009 года, в среднем на одно медицинское учреждение на сегодняшний день приходится 37 компьютеров. Что это означает, если перевести на более доступные цифры? Данная цифра означает, что на одно автоматизированное рабочее место приходится пять медицинских работников при целевом уровне приблизительно 1,7–2,5. Если мы более глубоко это проанализируем, то мы увидим, что в основном это компьютерное обеспечение касается, как правило, бухгалтерского учёта, который осуществляется в учреждении, системы отчётности, обмена информацией между территориальными фондами обязательного медицинского страхования и медицинскими учреждениями. Непосредственно работники медицинских учреждений доступа к этой технике не имеют, и только в 20 процентах медицинских учреждений существуют медицинские информационные системы, которые обеспечивают информационную деятельность именно персонала с точки зрения содержательной медицинской деятельности.
Учитывая вот эту ситуацию и те задачи, которые перед нами поставлены, мы определили приоритетные направления внедрения информационно-коммуникационных технологий, по-крупному к которым отнесли три: это создание информационной системы, о которой я уже сказала, которая обеспечивает персонифицированный учёт оказания медицинской помощи гражданам Российской Федерации в рамках реализации предоставления государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи; второе – это создание и развитие информационно-аналитических систем, в том числе электронной медицинской библиотеки, портала главных специалистов и социальной сети медицинских работников и экспертных систем; и развитие технологий персонального мониторинга здоровья. В рамках данного мероприятия мы планируем реализовывать системы, позволяющие круглосуточно решать задачи удаленного мониторинга пациентов. В первую очередь здесь речь идёт о сосудистой программе и болезни сахарного диабета, потому что они на сегодняшний день наиболее востребованы с точки зрения подобного рода оказания медицинской помощи.
Мы в рамках правительственных решений посчитали, что наиболее целесообразным подходом будет инкорпорирование сегмента информатизации здравоохранения в государственную программу «Информационное общество (2011–2020 годы)». Те основные подходы и направления, которые были одобрены 8-го числа на заседании президиума Совета по информационному обществу, мы сейчас направили в Министерство связи и коммуникаций для включения как отдельного сегмента в государственную программу.
Буквально несколько слов по тому, что мы видим с точки зрения создания информационной системы здравоохранения и что мы предполагаем реализовать. Это учёт деятельности в сфере охраны здоровья, я уже сказала, в том числе персонифицированный учёт оказываемых услуг, который мы будем реализовывать в том числе с созданием электронной медицинской карты.
Второе – это поддержка принятия управленческих решений.
Третье – это оценка деятельности работников, участвующих в оказании услуг в сфере охраны здоровья.
Четвёртое – контроль качества услуг в сфере охраны здоровья.
Кроме того, информационная система, которую мы предполагаем создавать в рамках ближайших двух лет, должна выступить в качестве инструмента для управления и организации обратной связи при создании и реализации региональных программ модернизации здравоохранения. Мы намерены, и на это у нас есть все основания с точки зрения нашей готовности, уже с 2011 года ввести электронные паспорта территорий, безусловно, с точки зрения медицины, и электронные паспорта медицинских учреждений. Эту работу мы уже провели без привлечения дополнительных ресурсов федерального бюджета в рамках текущей деятельности Министерства.
Кроме того, к концу года мы заканчиваем формирование Федерального регистра медицинского и фармацевтического персонала. Сегодня в этот информационный регистр введена информация от 40 процентов регионов Российской Федерации, и мы сможем в результате сформировать подходы именно к кадровому профилю каждого региона Российской Федерации, потому что на сегодняшний день мы знаем, что в значительной части регионов существует неструктурированная обеспеченность отдельными узкими специалистами.
Кроме того, мы намерены с помощью информационной системы осуществлять информационную поддержку решения задач, связанных с оперативным управлением бюджетными средствами, в первую очередь речь идёт, конечно, о системе обязательного медицинского страхования. В качестве примера могу привести работу в рамках направления национального проекта по здоровому образу жизни, информационного портала takzdorovo.ru. Кажется, что это не оказывает, в общем, никакого влияния на состояние здоровья нашего населения, но тем не менее приведу некоторые цифры. Мы открыли этот информационный портал в рамках направления национального проекта по здоровому образу жизни 1 декабря 2009 года. На сегодняшний день портал посетили 1 миллион 766 тысяч уникальных пользователей, и они отсмотрели порядка 7 миллионов страниц этого портала.
Зарегистрировано постоянных пользователей в социальной сети портала 30943 человека, но главное, что я хочу сказать, что 31 мая этого года мы проводили акцию «Бросай курить навсегда». И надо сказать, что более 9 тысяч человек реально бросили курить. Они сегодня общаются в этой информационной сети. И на данный момент это сейчас самое большое активное интернет-сообщество бросивших курить. Но это, безусловно, в порядке примера.
И буквально два сюжета о создании информационно-аналитических систем и развитии технологий персонального мониторинга.
Что касается информационно-аналитических систем, то здесь, как я уже сказала, мы будем развивать несколько направлений: это электронная медицинская библиотека, портал главных специалистов и социальной сети медицинских работников и экспертных систем. Эти направления разрабатываются в рамках Комиссии Президента по инновациям. И здесь мы имеем соответствующую карту проекта и продвигаем это направление.
Что касается персонального мониторинга здоровья, то я уже об этом сказала, – это два направления: это мониторинг пациентов, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями и сахарным диабетом. То, как это работает, Вы могли наблюдать во время посещения выставки на Санкт-Петербургском экономическом форуме.
И последнее – то, что касается этапов. Что бы мы ни говорили, информатизация системы здравоохранения с учётом того состояния, в котором она находится, требует, конечно, финансовых вливаний. На сегодняшний день мы определили, что мы затратим на это в течение двух лет, 2011 и 2012 годов, около 24 миллиардов рублей. Сейчас не хочу оценивать, хотя такие оценки у нас, безусловно, есть, сколько это будет стоить до 2020 года. Почему воздерживаюсь от этих оценок? Потому что к сентябрю-октябрю этого года мы полностью будем иметь исчерпывающую информацию о состоянии регионов Российской Федерации, их готовности и необходимости вложения как наших ресурсов, так и ресурсов регионов, поскольку в основном это муниципальная и субъектовая система здравоохранения. Поэтому, разделяя обеспокоенность, которую всегда высказывает Алексей Леонидович [Кудрин] по поводу достаточно серьёзных объёмов средств, которые приходится в это вкладывать, говорю, что сейчас мы имеем оценку, 24 миллиарда обеспечено финансированием. Что касается остального, то эти выводы мы сделаем после того, как проведём полный мониторинг и полную оценку ситуации в регионах Российской Федерации.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Татьяна Алексеевна. Я хотел бы уточнить по одной из тем, которую затрагивал в своём вступительном слове, по системе электронной регистрации записи к врачу. У нас насколько всё-таки сейчас это продвинуто и каких можно ожидать в ближайшее время перемен? Потому что эта тема важная, трудная, люди в очередях стоят, недовольны всегда.
Т.ГОЛИКОВА: Это как раз тема, которая находится на первом этапе реализации, то есть в 2011–2012 годах. Что касается готовности или неготовности субъектов, это есть в отдельных субъектах, но, к сожалению, это не развито активно, и даже те субъекты, которые это делают, не в целом охватывают весь регион, а только отдельно взятые поликлинические учреждения или стационарные учреждения, если идёт обмен информацией. Но сейчас эта часть отработана с точки зрения техники. Мы понимаем, что нужно делать в этом направлении. Нам нужно сейчас получить полную информацию из регионов, насколько они сами информационно и технически готовы. И мы полагаем, что 2012 год должен быть годом, когда мы это направление завершим реально.
Д.МЕДВЕДЕВ: Потому что, я думаю, надо в несколько этапов, конечно, идти. Но что можно было бы сейчас сделать? У нас сейчас есть уже регионы, которые более или менее к этому готовы и которые этим занимаются, поэтому их нужно использовать как пилотные площадки, предоставив нашим людям возможность удалённого доступа к записи на соответствующие услуги. Понятно, не все этим будут пользоваться. Может, бабушкам это и не настолько легко, но значительная часть людей, которые привыкли своим временем дорожить, будут это делать. И нужно подумать о том, какие средства здесь использовать. Это могут быть и мобильные средства связи, это может быть и социальная карта, которую мы сейчас разрабатываем, с тем чтобы всё было внутри «зашито». Тогда это будет удобно, и тогда это будет технологично. Поэтому, я думаю, нужно договориться с регионами и где-то провести такой эксперимент, может быть, в нескольких регионах.
Т.ГОЛИКОВА: У нас есть уже регионы, которые к этому готовы.
Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, давайте так и сделаем.
Пожалуйста, кто хотел бы продолжить? У кого есть что сказать? Юрий Михайлович, пожалуйста.
Ю.ЛУЖКОВ: Дмитрий Анатольевич! Дорогие коллеги!
По вопросу, который Вы задали. Мы сейчас в рамках наших региональных дел занимаемся вопросами записи к врачу как одним из самых распространённых видов услуг, пожалуй, даже одним из самых необходимых. Мы на совещании с регионами приняли решение по тем регионам, которые продвинуты, чтобы они, так же как и по многим другим задачам, могли бесплатно предоставить программное обеспечение, организационно-техническое обеспечение другим регионам, желающим реализовать эту задачу. Татарстан, Башкортостан, Пермь и Москва именно по данному направлению наиболее продвинуты. Я думаю, что если на государственном уровне было бы принято решение, в частности, по этой задаче, которая обязывает всех руководителей регионов, внедрить эту систему, то она до середины будущего года вполне может быть внедрена в целом в нашем государстве. Там нет каких-то особых сложностей и, я бы сказал, нет особых затрат.
Школа. Вот в наших четырёх регионах может быть организовано обучение, то есть в каждом регионе может быть организована школа своя по подготовке кадров, причём мы это договорились сделать бесплатно.
Сама задача – записи к врачу через телефон, через интернет или непосредственно прийти, но в электронном ключе организовать такую услугу, – решаема и не требует больших денег.
Но я хочу немножечко расширить эту тему и поднять другой вопрос. Самое главное, конечно, после электронной записи к врачу нам нужно осуществлять ведение в электронном виде истории болезни. Здесь начинаются сложности, и здесь начинаются затраты. Хотя когда мы перевели в электронный вид обслуживание, приём у врача, возник совершенно уникальный эффект. Врач занимается больным, он не занимается писаниной, внесение всех данных осуществляет медперсонал, медсестра, выписка лекарств, осуществляется автоматикой, которая находится прямо в кабинете врача. Здесь речь идёт об обучении уже среднего медперсонала – очень серьёзная задача.
И очень большая задача, Дмитрий Анатольевич, это найти деньги на оформление каждого места врача. Это примерно как минимум 60 тысяч рублей на одно место. Таких мест может быть больше. Но эффект от реализации этой задачи получается совершенно уникальным, уникальным потому, что освобождение врачей от рутины даёт им возможность больше принять больных. И, таким образом, и очередей, и каких-то сложностей здесь становится намного меньше. Выписка лекарств и соответствующие процедуры с приобретением или с получением лекарств становятся абсолютно упрощёнными. Вот эта часть вопроса, мне кажется, не менее важна.
После этого возникает возможность планировать потребность во врачах, потому что сразу картина, электронная картина того, какие врачи перегружены, какие врачи более или менее свободны, по региону получается объективная.
Д.МЕДВЕДЕВ: Я думаю, что это абсолютно правильный подход. Не все регионы, конечно, к этому готовы. Но мы с вами все прекрасно сами знаем, каким образом структурировано наше посещение, допустим, той же самой поликлиники. Сначала человек довольно долго стоит в очереди в регистратуру, для того чтобы получить историю болезни, записаться к врачу. Там всё медленно делается, ходят не всегда довольные сотрудники регистратуры, враждебно глядя на стоящих в этой очереди: «зачем они вообще сюда приперлись». После этого действительно значительное время тратится у врача на то, чтобы он записывал всё, что происходит, малопонятным врачебным почерком, как правило, с которым очень трудно впоследствии ознакомиться, все листали собственные истории – что написано, что предлагается делать, вообще, чем болеешь, понять почти невозможно. Поэтому электронная форма ведения истории болезни, электронная процедура регистрации – это точно завтрашний день. Те, кто сегодня к этому готов, должны уже приступать.
Поэтому я думаю, что мы договоримся таким образом. Проблема регистрации – проблема сегодняшнего и завтрашнего дня. Проблема ведения электронной истории болезни – это проблема, которая, как правильно сказал Юрий Михайлович, действительно требует дополнительной подготовки и не сколько врачей, сколько среднего медицинского персонала, которые должны сидеть и в тот период, когда, допустим, врач, собственно, беседует с пациентом, заполнять соответствующие формы, журналы, выписывать лекарства и после этого уже, соответственно, давать всему этому жизнь. Но заниматься этим надо, и я считаю, что этим тоже можно было бы заняться в пилотных регионах, часть из них была названа мэром Москвы.
Продолжим. Владимир Владимирович, пожалуйста.
В.ЯКУШЕВ: Дмитрий Анатольевич, вот то, о чём говорил Юрий Михайлович, у нас на сегодняшний день уже работает, поэтому, если у кого-то есть такая потребность, мы можем пригласить к себе в гости, показать, как это делается.
Д.МЕДВЕДЕВ: Всё работает, включая и записи в истории болезни?
В.ЯКУШЕВ: Нет, историю болезни – пока ещё мы, как говорится, доводим до ума. То, что касается записей и выписки рецептов, – это всё работает в полной мере. Поэтому третью часть мы, как говорится, до ума доведём.
А добавить хотелось бы ещё по одному моменту, я думаю, что он очень важен, потому что, когда мы говорим о вопросах образования, о том, как мы будем готовить наших учителей, мне кажется, мы немножко сужаем тему, потому что, когда, естественно, мы, как вся страна, начали заниматься электронным правительством, у нас возникла проблематика. То есть электронное правительство – рано или поздно мы это сделаем в плане применения технологии, но нужен ещё потребитель электронных услуг, который этими услугами будет пользоваться. А готов ли этот потребитель? И когда мы начали проводить анкетирование, то мы увидели, что у людей, даже тех, которым уже более 30 лет, будут возникать очень серьёзные проблемы при общении с информационными технологиями.
Поэтому сегодня на территории Тюменской области мы запустили, скажем так, пилотный проект. Сегодня в нём работает шесть территорий, причём работает достаточно активно, спрос просто огромный, мы не ограничиваемся только учителями, мы ограничиваемся всеми желающими. Главная задача, которую мы затем хотим решить, чтобы человек смог пользоваться интернетом и, соответственно, был полноценным потребителем тех услуг в электронном виде, которые в конечном итоге мы всё равно сделаем.
Плюс к тому мы сделали ещё одну «фишку». Мы подключили местные банки, подключили несколько компаний, которые у нас на территории торгуют необходимым оборудованием, ноутбуками, и, несмотря на то что у нас есть отдалённые места, где мы обучаем людей именно компьютерной грамотности, провели работу с волонтёрами, в основном за счёт студентов, которые обучаются в наших технических вузах и работают как раз по этому направлению. Нужно сказать, что мы просто эффекта от такой программы не ожидали, всё пошло на ура. Компании, которые на сегодня готовы продавать ноутбук, который обладает всем необходимым для того, чтобы им можно было полноценно пользоваться и работать в интернете, плюс банки отработали, чтобы там не была высокая процентная ставка, и эта программа у нас достаточно серьёзно сегодня пошла.
Мы считаем, что делать это необходимо, делать это необходимо параллельно, потому что после того, как мы решим все вопросы создания электронного правительства, – а мы их решим, имеются в виду сложные технологические вопросы, – если не будет готов наш потребитель, то вообще вот эта схема работы электронного правительства, она просто не сработает, и нам придётся потратить достаточно длительный промежуток времени, для того чтобы людей научить и, соответственно, потратить на это серьёзный ресурс. Поэтому мы посмотрели на эту ситуацию и решили, что лучше двигаться параллельно. В этом направлении мы работаем и видим, что эта программа даёт достаточно хороший эффект.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович. Вы знаете, Вы правы. На самом деле готовность наших потребителей, наших граждан к электронному правительству, к электронным услугам – отдельная тема, которой надо заниматься, потому что всё-таки это некая революция в голове.
Но, с другой стороны, не нужно преуменьшать эту готовность. Ещё несколько лет назад ситуация была другой. Я считаю, что в настоящий момент ко всем видам этих электронных услуг в целом наши люди готовы, может быть, в меньшей степени, чем в некоторых других европейских странах. Но мы сами с вами знаем, что у нас десятки миллионов наших граждан регулярно пользуются интернетом. Это уже очень значительная часть людей. А раз они пользуются интернетом, раз они занимаются всем этим, они способны абсолютно и к получению таких услуг.
И вторая вещь, которая немаловажной является в нашем государстве, – это, собственно, позиция руководства страны, позиция губернаторов, позиция руководителей муниципальных образований. Вы же знаете, у нас страна, в которой сигналы имеют особое значение. Если интернет решили в школах развивать, значит, так надо, все начинают учиться. В конечном счёте действительно интернет начинает работать в школах. У нас тотальная, так сказать, уже появляется компьютеризация – возможность использовать интернет-услуги. Если кто-то блог начинает вести, соответственно, это распространяется по всей стране. А потом в «Твиттер» выходит, значит, и «Твиттер» становится популярным. Поэтому, в общем, недооценивать эти возможности тоже не следует, надо просто давать правильные указания и своих подчинённых контролировать.
Поехали дальше. Давайте теперь про культуру поговорим. Александр Алексеевич, коротко.
А.АВДЕЕВ: Спасибо.
Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета!
Оценка уровня современного состояния и использования информационных технологий в России в сфере культуры пока недостаточна. Я с завистью слушаю о том, что в каждой школе компьютер есть, а доля учреждений культуры, оснащённых компьютерами, не превышает в среднем по стране 15 процентов, а имеющих широкополосный доступ в интернет не более 10 процентов.
Деятельность Министерства в основном сосредоточена на следующих пяти задачах.
Первое – это, конечно, интернетизация учреждений культуры. Второе – стимулирование создания различных видов цифрового контента, посвящённого текущим, сегодняшним событиям культурной жизни страны. И сейчас самые интересные выступления театральные, музыкальные, эстрадные мы чаще всего практикуем в прямой трансляции через интернет. Конечно, это стоит недёшево, но аудитория просто огромная, и люди приветствуют прямые передачи через интернет и онлайн-системы по событиям в жизни культуры. Третья задача – это оцифровка культурного наследия. Четвёртая – создание инфраструктуры доступа населения именно к цифровому контенту о культурном наследии. И пятая – это совершенствование законодательства в области авторского права. Там есть свои большие проблемы, я о них коротко скажу.
Хотел бы выделить следующее. Подключение публичных государственных и муниципальных библиотек в сети Интернет. Как я уже сказал, к сети Интернет у нас подключено 15 процентов публичных библиотек. На конец 2011 года мы планируем обеспечить доступом к интернету примерно 22 процента библиотек. Если в конкретных цифрах, то сегодня 9 тысяч публичных библиотек имеют интернет и 38 тысяч не имеют. Всего публичных библиотек ориентировочно 47 тысяч.
Следующее. Создание порталов «Культура регионов России» и «Культура онлайн», которые позволяют осуществлять прямые видеотрансляции. Я уже говорил о том, что это самое перспективное направление доведения культурной жизни страны до регионов, в том числе отдалённых, потому что примерно 30 процентов жителей нашей страны не имеют равного доступа к театрам, к кинофильмам, к музыкальным программам и так далее. Сейчас начинаем применение технологий 3D к тому, чтобы создать специальную систему ознакомления с музейными сокровищами российских музеев. Выставки в системе 3D, естественно, можно будет перемещать и делать это очень быстро, и доступность фактически стопроцентная для всех регионов страны. Сдерживающим фактором является то, что оцифровка в системе 3D дорога, от 3 до 10 тысяч рублей за каждый предмет.
Четвёртое – это формирование и ведение государственного каталога музейного фонда России. Работа идёт довольно медленно. Сейчас база государственного каталога составляет чуть больше 1 миллиона единиц музейных предметов, к 2012 году мы надеемся довести до 3 миллионов. Но всего у нас музейный фонд 82 миллиона, то есть работа предстоит большая. Сдерживающими факторами являются следующие.
Первое – это всё-таки недостаточность финансирования. Оцифровка одного музейного предмета стоит от 700 рублей до 3 тысяч рублей.
Второе. Нет специальной техники в музеях по оцифровке, тем более по оцифровке в системе 3D.
Ну и отсутствие специалистов по оцифровке, но сейчас мы привлекаем фирмы, проводим обучение музейных работников. Естественно, оцифровка в системе 3D и оцифровка для интернета требует профессиональных знаний, а просто музейным работникам доверять это пока сложно.
У нас сейчас идёт создание единой информационно-поисковой системы документов архивного фонда Российской Федерации. Сама поисковая система будет создана в 2011 году. Электронные описи мы к 2011 году сделаем примерно в объёме 3 процентов всего архивного фонда. Архивный фонд у нас сегодня – это 750 миллионов архивных дел. Поэтому к 2011 году будет создана только система, а потом начнём наполнять эту систему уже содержанием.
Система автоматизированного государственного учёта документов архивного фонда также будет завершена в 2012 году. Большое внимание мы уделяем – уже об этом сегодня говорилось – созданию и ведению сводного каталога библиотек России. Предполагается формирование стандартизированного электронного библиографического ресурса по фондам библиотек России, внедрение и развитие технологий корпоративной каталогизации и так далее.
Сюда же примыкает задача, важнейшая задача, без которой наша библиотечная система на бумажном носителе не выживет, – это создание Национальной электронной библиотеки. Сейчас мы в эту Национальную электронную библиотеку уже заложили 600 тысяч наименований. Реализация мероприятий позволит к 2015 году удовлетворить более 90 процентов всех запросов. Но здесь, Дмитрий Анатольевич, есть у нас проблемы.
Первая проблема, пожалуй, главная: это несостыковка Национальной электронной библиотеки с Библиотекой Президента. Они как бы два параллельных мира. Библиотека Президента не занимается художественной литературой, а только архивными данными, и Библиотека Президента доносится до потребителя по своим каналам. А национальный литературный ресурс, библиотечный ресурс, доносится через интернет. И нигде у них нет состыковки.
Нельзя через Президентскую библиотеку искать художественную литературу, её читать. И через национальный библиотечный электронный ресурс нельзя обеспечить доступ к Президентской библиотеке. Я думаю, что в этом есть большая проблема, и проблема, скорее, чиновничья, чем созданная жизнью, они ещё принадлежат к разным ведомствам. И здесь тоже есть сложности, хотя на уровне людей мы отлично сотрудничаем. Но на уровне логики построения двух библиотек имеются недостатки.
Услуга предоставления полнотекстовых изданий литературы, на которую не распространяется действие авторского права, в настоящее время предоставляется в электронном виде через портал «Госуслуги». Сейчас 75 тысяч наименований заложено в «Госуслуги». Мы доставляем до потребителя через интернет либо электронные сети книги, авторефераты диссертаций, здесь об этом шла речь, сами диссертации. Этим занимается Ленинская библиотека, и все поступающие туда диссертации она берёт в работу на оцифровку. Эта система заработала в этом году. Ну и также оцифровка идёт в фондах библиотеки Салтыкова-Щедрина в Питере, ныне Российской национальной библиотеки.
У нас, пожалуй, лучше всего сейчас идёт дело с созданием базы данных для описания памятников, недвижимых памятников истории культуры России. Мы описали 100 тысяч памятников. Всего нам предстоит описать примерно 150 тысяч памятников, но 100 тысяч мы уже описали. Но широкого доступа нет, и мы не стремимся его делать. То есть доступ есть для руководителей учреждений, для учёных, для специалистов. Почему мы не выводим наши памятники широко в общий доступ? Потому что большое количество у нас кладоискателей, «чёрных копателей» и так далее, и, конечно, этот каталог для них бесценен. Но по мере развития гражданского общества и культуры работы с памятниками мы будем его вводить в открытый доступ.
Большое внимание уделяется созданию инфраструктуры доступа широких слоёв населения к цифровому контенту о культурном наследии России. Планы у нас большие, но сейчас мы эти планы пересматриваем, потому что их надо состыковать с финансовыми возможностями, которые имеет сфера культуры. Это у нас четыре направления: первое – информатизация самих учреждений культуры; второе – наполнение сводного каталога библиотек; третье – пополнение фонда Национальной электронной библиотеки; и четвёртое – это создание современных, актуальных интернет-ресурсов о самой культуре и о самом искусстве.
Несколько слов об авторском праве. У нас пока имеют место в жизни коллизии между необходимостью наполнить Национальную электронную библиотеку максимумом книг, для того чтобы их можно было читать в цифре, и авторским правом, которое не позволяет этого делать. Авторское право распространяется на издания, возраст которых не более 70 лет, и почти весь ХХ век, произведения ХХ века мы в связи с этим почти все не можем сейчас переводить в цифру. Переводятся в цифру лишь те произведения, авторы которых дали добровольное согласие на перевод в цифру и, значит, лишили себя, соответственно, гонорара.
Но мы ведём работу по совершенствованию законодательства вместе с Думой, вместе с библиотечной общественностью. Сегодня на этот счёт будет разговор и на форуме библиотечной общественности, который возглавляет Борис Вячеславович Грызлов, он сегодня состоится чуть позже. У нас есть ассоциация библиотечная, есть ассоциация любителей книги, и через неё мы стараемся отрегулировать, через эти организации, вопросы, касающиеся авторских прав.
В 2011 году мы начинаем предоставлять государственные услуги по выдаче прокатных удостоверений на фильмы, созданные в Российской Федерации или приобретённые за рубежом, для проката на территории России. Кроме того, мы уже сейчас в электронном виде осуществляем услугу выдачи удостоверений национального фильма.
Ну и в заключение я хотел бы сказать, что культура в отношении информатизации, наверное, пока сфера, может быть, не самая сложная, но самая запущенная. Большой ресурс сегодня имеется на уровне возможности регионов, и регионы много делают для того, чтобы это отставание наверстать. Я бы хотел в качестве примеров здесь назвать Татарстан в первую очередь, там лучше всего поставлена эта работа.
И последнее – это у нас библиотеки, которые мы называем образцовыми библиотеками либо модельными сельскими библиотеками. Это набор книг, который мы предоставляем, книг классической литературы, примерно 10 тысяч наименований, плюс интернет, плюс оплата доступа в интернет, плюс два компьютера, плюс печатающее устройство – принтер и плюс ещё и копировальный аппарат, на котором мы можем копировать согласно авторскому праву не больше трёх экземпляров книг, больше запрещено.
Мы к 2012 году сделаем 200 модельных библиотек. Регионы нам идут навстречу, и многие регионы уже сами создают такие модельные библиотеки, которые направляют в сельские районы, и есть регионы, которые сделали больше 70–80, а то и 100 модельных библиотек.
Работа идёт энергично, Дмитрий Анатольевич, но проблем ещё много. На этом я хотел бы закончить.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Александр Алексеевич. Несколько моментов, о которых Вы сказали, на которые обратили внимание. По несостыковке работы Национальной электронной библиотеки и Библиотеки Президента. Если такая проблема есть, я, не буду скрывать, первый раз об этом слышу, давайте тогда так договоримся: я дам указание, нужно отразить это в решении заседания Совета, о том, чтобы эта работа велась синхронно и во взаимодействии. Наверное, должны использоваться какие-то подходы, которые позволяют переходить с одного ресурса на другой без выхода и соответствующих манипуляций, которые требуются, например, для того, чтобы выйти на сайт Библиотеки Президента, точно так же, как, наверное, нужно унифицировать электронный каталог, с тем чтобы такого рода поиск был более общим, захватывал бы больший массив и, соответственно, был бы более удобным. Поэтому, давайте, такое поручение я дам. Я согласен, это вопрос бюрократический.
По авторскому праву. Знаете, здесь не всё так просто даже с точки зрения квалификации соответствующих действий. Очень разные тенденции существуют и в электронной среде. Хотя, конечно, нам нужно подумать над тем, каким образом осовременить эту работу, равно как и состыковать наше авторское право с некоторыми тенденциями в области защиты интеллектуальной собственности, тем более что мы, в общем-то, откровенно говоря, понимаем: нет ни одного значимого произведения литературы, которое бы через очень короткий промежуток времени не попало бы в интернет, не попало бы в электронные среды. Причём это делается зачастую быстрее, чем, допустим, та или иная книжка доходит до потребителя. В этом и проблема, и в то же время, если хотите, отчасти решение, потому что нужно найти в себе мужество для того, чтобы какие-то решения в этой сфере принять, потому что от того, что мы закрываем глаза на эту проблему, она не становится проще. И применение норм авторского права, о котором Вы сказали, действительно, применительно к произведениям литературы, искусства, созданным на протяжении последних 70 лет, не защищает самих авторов в этом мире, в электронной среде. Об этом нужно думать.
Но эта защита не может быть национальной. С этим бессмысленно разбираться в национальном масштабе. Это может делаться только на международном уровне с применением международных конвенций либо с пересмотром соответствующих норм об авторском праве, либо с созданием каких-то общих позиций, которых будут придерживаться в других государствах. Потому что, как мы с вами понимаем, электронную среду или книжку в электронном виде можно вбросить и не через российские ресурсы. Поэтому это проблема, требующая своего решения на мировом уровне, на международном уровне.
И последняя вещь, которая мне показалась несколько удивительной. Вы сказали, что трансляция в интернете – это очень дорогостоящее мероприятие, стоит это очень дорого. У нас как-то с Вами вообще разные критерии дешевизны. На одном из прошлых заседаний мы с Вами рассуждали про стоимость ридера, наши оценки разошлись. Вообще-то плёнка, запись, последующее тиражирование, копирование стоят гораздо дороже, чем использование веб-камеры, которая, собственно, есть сейчас у любого компьютера, которую можно включить, и эта трансляция пойдёт в интернет. Это ничего не стоит, Александр Алексеевич. Так, на будущее. Я не знаю, может быть, это желание какие-то затраты внутри Министерства обосновать, но, имейте в виду, это так в жизни выглядит.
А.АВДЕЕВ: Дмитрий Анатольевич, мы просто о разных вещах говорили. Вы правы, это гораздо дешевле.
Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо, что правы. Ладно.
А.АВДЕЕВ: И бесплатно для населения.
Д.МЕДВЕДЕВ: Абсолютно, конечно, в том-то и дело, все эти концерты, которые организуются, которые действительно стали популярными, Вы правы, они, собственно, почему и организуются, если музыканты на это соглашаются с точки зрения выплаты им вознаграждения, то сама техническая сторона, она мало чего стоит. Правильно микрофоны поставить, чтобы более или менее нормальный звук шёл в интернет, но вообще-то это дешёвое мероприятие. Именно поэтому его и нужно использовать для популяризации в том числе и наших исполнителей.
Кто хотел бы по культуре что-то ещё сказать? Только совсем коротко, у нас уже время уходит. Пожалуйста, Борис Вячеславович.
Б.ГРЫЗЛОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания!
Хотел бы несколько слов сказать в развитие темы библиотек. Во-первых, потому, что мы находимся в стенах Тверской областной универсальной научной библиотеки, которой в этом году исполнилось 150 лет. И во-вторых, сегодня мы будем проводить очередное заседание общественного комитета по содействию развитию библиотек, на котором будем как раз обсуждать вопрос, связанный с информатизацией. Эта тема для нас сегодня очень важна по многим аспектам.
Во-первых, у нас 130 тысяч библиотек в России, которые, конечно, не обеспечивают равного доступа к информационным ресурсам в России для всех категорий граждан, это так. Во-вторых, единицы хранения на бумажных носителях уменьшаются. У нас примерно Россия получила около миллиарда единиц хранения книг. Сейчас за последние 15–16 лет уменьшилось количество примерно на 120 миллионов. То есть книги ветхие, они списываются. Новые книги – дорогие, средняя цена книги – 300 рублей, поэтому приобретение книг в компенсацию тех, которые списываются, не обеспечивает поддержку равного количества единиц хранения.
В 2005 году была принята федеральная целевая программа «Культура России», где есть раздел «Национальная электронная библиотека». Финансирование по этому разделу в текущем году – 11 миллионов, в прошлом – 13, в позапрошлом – 14 миллионов. Эти деньги направляются в основном на оцифровывание печатных изданий. К сожалению, эта работа сегодня не координируется, то есть в разных библиотеках оцифровываются одни и те же книги, такая ситуация имеет место. Поэтому есть необходимость создать некий координирующий орган. И сегодня мы будем как раз обсуждать вопрос о создании информационной системы общероссийской, которая будет носить название «Национальный библиотечный ресурс». И на базе трёх крупных федеральных библиотек – это Российская национальная библиотека Салтыкова-Щедрина, Российская государственная библиотека, это Президентская библиотека и библиотечный фонд Академии наук, в который входит около 30 библиотек.
Почему именно эти библиотеки? Понятно, что сегодня Российская государственная библиотека является лидером в оцифровывании – 486 тысяч оцифрованных изданий. И вот, Дмитрий Анатольевич, Вы как раз говорили о том, что необходимо создать некий информационный ресурс, информационную базу диссертаций, именно в Российской государственной библиотеке 410 тысяч оцифрованных диссертаций, к которым имеется свободный доступ. И это наш очень большой ресурс, в том числе и в направлении модернизации нашей экономики, потому что, конечно, в диссертациях, безусловно, есть и то, что нужно нашим учёным, то, что нужно нашим изобретателям, технологам, тем, кто совершенствует нашу экономику.
В Петербурге в Российской национальной библиотеке хранится 251 тысяча оцифрованных печатных изданий – это тоже достаточно серьёзный ресурс. Понятно, что вопрос отношений с правообладателями при оцифровывании печатных изданий очень важен, и думаю, что мы могли бы в рамках Гражданского кодекса, в его четвёртой части, обеспечить договорными обязательствами между, например, операторами информационной системы «Национальный библиотечный ресурс» и правообладателями. Первый договор – это на бесплатное оцифровывание получение прав, и затем, создание каталогов, которые имеют возможность свободного доступа всех читателей, будем надеяться, из всех наших библиотек, в конечном итоге эта цель перед нами стоит. И в этом каталоге можно также бесплатно изучать те материалы, которые находятся в интересующих книгах. После того как будет принято решение о копировании, заключается соответствующее соглашение, и читатель выплачивает сумму, часть которой направляется правообладателю. Думаю, что такая система у нас возможна.
Ну и то, что касается сегодняшней ситуации по программе «Культура России». На текущий год выделено 11 миллионов рублей. По разделу «Национальная электронная библиотека», конечно, нужно пересмотреть эти цифры к 2011 году, потому что процесс оцифровывания, несмотря ни на что, всё-таки достаточно финансовоёмкий, и эта задача, если она будет поставлена именно перед тремя нашими крупнейшими библиотеками, думаю, позволит создать мощный информационный ресурс в электронном виде, который будет доступен всем нашим читателям.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Борис Вячеславович.
Е.ПРИМАКОВ: Два слова.
Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста, Евгений Максимович.
Е.ПРИМАКОВ: Я хотел бы поднять один вопрос, который имеет, как мне кажется, общее значение. Никому не надо доказывать, какое значение имеют госзакупки на всех уровнях сейчас у нас: и федеральном, и региональном, и муниципальном. Причём введены электронные аукционы, которые очень помогают в принципе, но они ограничивают своё значение тем, что они предполагают объективность в выборе из тех, кто подал соответствующие заявки. Это узкая группа. Я предлагал бы, если Вы считаете это нужным, создать такой централизованный сайт – причём, Алексей Леонидович, на это ни копейки не надо будет тратить из бюджета, – создать такой сайт, на котором в обязательном порядке должны помещаться объявления о тендерах, о конкурсах и так далее. Причём это не только для страны, но можно было бы и через торгпредство, и через представителей ТПП информировать и зарубежные страны. Мне кажется, это очень важно.
Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Евгений Максимович. Я пытаюсь найти наш сайт, благо у нас библиотека хорошая здесь, Wi-Fi работает, скорость хорошая, можно посмотреть всё что угодно. Вот этот сайт, который есть, я открыл сейчас его, – «госзакупки.ру», я его сам ещё критиковал некоторое время назад за то, что там всякие своеобразные штуки размещались для того, чтобы обмануть потенциальных участников торговых отношений. Надеюсь, что это всё выправили, виновных наказали как следует. Он не годится для этого?
Э.НАБИУЛЛИНА: Он охватывает федеральные закупки.
Д.МЕДВЕДЕВ: А Вы имеете в виду вообще все?
Э.НАБИУЛЛИНА: Речь идёт обо всех закупках, видимо. Решение о том, что будет единый сайт, который будет включать информацию о федеральных закупках, закупках субъектов Федерации и муниципальных, принято. Мы сейчас работаем над тем, чтобы был общий сайт не только о закупках, но и о продаже.
Д.МЕДВЕДЕВ: Если есть у нас этот ресурс «госзакупки.ру», к нему нужно просто постараться тогда пристегнуть ресурсы регионов и муниципалитетов. Потому что на этой основе можно работать, уже этот ресурс существует, он работает. Вот тут чего только нет, всякая всячина присутствует: объявлены конкурсы, подготовка конкурса и так далее.
Ю.ЛУЖКОВ: Я просто хочу поддержать Евгения Максимовича. Мы с 1 июля, по-моему, и Татарстан тоже, полностью все свои государственные закупки и размещение заказов, в том числе на инвестиционно-строительные дела, осуществляем только через электронные торги. И мы организовали сайт, на котором все эти объявления у нас имеются.
Д.МЕДВЕДЕВ: Это хорошо, на самом деле так поступают и в других регионах, здесь Москва не исключение. Я хотел бы просто предложить: пожалуйста, если у нас вызрела уже необходимость и возможность того, чтобы объединить все сайты, посвящённые государственным закупкам, давайте это сделаем. Это не такая большая проблема. Нужно просто принять решение. Хотите, я дам поручение всем губернаторам просто всё это дело слить в единый сайт, допустим, под вывеской сайта «госзакупки.ру», или с гиперссылками на соответствующие сайты субъектов Российской Федерации, а уже с этих сайтов должны быть отсылки, например, к сайтам муниципалитетов как вариант. Можно какую-то другую структуру предложить, пусть архитекторы этим займутся, которые занимаются этой базой.
Пожалуйста, Сергей Семёнович.
С.СОБЯНИН: У нас с 1 июля обязаны все федеральные органы в электронном виде проводить торги. С 1 января – по определённому перечню, а сейчас, с 1 июля, – по полному перечню. И с 1 января все региональные власти будут обязаны по полному перечню торговать в электронном виде. У нас, естественно, появится мощнейшая база для анализа и обработки информации…
Д.МЕДВЕДЕВ: Ну отлично. Тогда давайте так и договоримся. Подкрепим эту мощнейшую базу, собственно, самих торгов ещё и соответствующей электронной оболочкой. Договорились?
Алексей Леонидович, Вы хотели пару слов сказать? Вообще-то я с удивлением увидел, Вы у меня вчера отпрашивались. Что произошло? Вам так стало интересно заниматься вопросами информационного общества?
А.КУДРИН: Да, Дмитрий Анатольевич…
Д.МЕДВЕДЕВ: Не смог сдержать себя. Понятно. Пожалуйста. (Смех.)
А.КУДРИН: Не смог сдержать себя и приехал.
Первое. Правительством Российской Федерации 24 мая принято постановление о координации мероприятий по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности государственных органов. Это инициатива Минсвязи. Это очень, мне кажется, революционная инициатива, связанная с тем, что все ресурсы или все программы информатизации министерств и ведомств должны соответствовать друг другу, не дублировать или проходить по разным правилам.
Здесь также есть механизм обоснования, экспертизы качества таких информационных программ. И сейчас настраивается эта работа по работе всех министерств. К сожалению, эта очевидная вещь до сих пор не реализовалась в полном виде. Кроме того, этим постановлением предусматривается, что в бюджетную классификацию теперь вводится статья по закупкам, связанным с информационными технологиями. Например, сейчас я могу сказать, сколько наши министерства закупили информационных продуктов и технологий в 2008 году и в 2009-м.
В 2008 году – на 42 миллиарда, это по федеральным органам, в 2009-м – на 37,2. Но в части планирования мы не могли, и даже сейчас не можем сказать, сколько это будет в 2010 году, потому что нет такой статьи классификации, по которой бы уже на стадии планирования они показывали эти закупки.
Д.МЕДВЕДЕВ: А как это называется в Вашей отчётности, то, что Вы назвали, эти 37,2 и 42 миллиарда?
А.КУДРИН: Это закупка товаров, работ и услуг в сфере информационно-коммуникационных технологий. Но правильно, здесь есть такая тонкая грань, которую нам пришлось сейчас методически отрабатывать, чтобы более чётко указывалась та техника, продукция, которая попадает под эту статью. И при этом, когда мы сейчас введём это в бюджетную классификацию, она распространяется и на субъекты, то есть мы будем видеть всю эту ситуацию по этим закупкам, включая субъекты.
Я, Дмитрий Анатольевич, ещё в силу Вашего вопроса в начале моего выступления скажу, что Министерство финансов является одним из ключевых в стране органов по информатизации в связи с тем, что Федеральное казначейство, которое в своём составе обслуживает 30 тысяч федеральных учреждений и 100 тысяч учреждений субъектов Российской Федерации, 36 субъектов Российской Федерации, в режиме реального времени 60 процентов документооборота проходит в электронном виде, не выходя из кабинетов. То есть сотрудники соответствующих бюджетных учреждений не ездят ни в какие казначейства, министерства, документооборот идёт исключительно в электронном виде, с электронным кодом доступа и подписью. Это уже реализованный проект, один самых крупных, кстати, в России, и он известен, он стоит около миллиарда долларов.
Я как раз хотел сказать в этой связи, что вот такая сложная система, работающая в режиме онлайн с электронным оборотом, стоит дешевле, чем некоторые услышанные здесь проекты по информатизации. Если мы посмотрим на концепцию здравоохранения, то увидим, что 14 миллиардов будет выделено по финансово-экономическому обоснованию на информатизацию аптек, и, например, каждая аптека получит поддержку (муниципальная или государственная аптека) на 1,8 миллиона рублей для своей информатизации, или, например, в рамках каждого медицинского учреждения, по примерным оценкам, это 4 миллиона рублей. Должен сказать, что мы за 4 миллиона рублей средний областной район информатизируем, включая весь электронный оборот района. В этом смысле надо ещё проверять, насколько эти обоснования и эти места соответствуют целям, функциям, результату, который будет. Мне кажется, у нас сейчас пока дороговатыми становятся эти программы.
Вот если говорить об образовании, то очень важная социальная, нужная функция по дистанционному доступу к детям-инвалидам, это место по ребёнку-инвалиду стоит 333 тысячи рублей. Должен сказать, что у нас место операциониста в банке ненамного дороже стоит. Поэтому нужно смотреть, что это за технологии, и всегда сравнивать с целью и результатом, который получается.
При этом я ещё об одном моменте скажу – с концепцией здравоохранения в целом, о ходе подготовки которой Татьяна Алексеевна доложила, мы сейчас работаем, и Татьяна Алексеевна сказала, что нам ещё придётся некоторые элементы этой концепции проработать, она будет ещё обсуждаться у нас в Правительстве. То есть эта работа не завершилась, поэтому я не буду сейчас останавливаться на других аспектах. Хотел только сказать, что мы пока не завершили эту работу. Поэтому, что касается нашего протокольного решения сегодня, это я сказал бы также об образовании и о культуре, здесь есть много интересных предложений, но действительно они ещё пока по финансовому обеспечению до конца не проработаны. Поэтому если сегодняшнее решение, проект решения, взять, здесь прямо пишется, что такие-то и такие-то проекты (будь то электронные библиотеки, информационные центры, базы данных) создать к таким-то датам, я не буду перечислять, то это означает уже, что здесь принимается решение. Например, о том, чтобы создать единую информационную систему Высшей аттестационной комиссии, ну это самая маленькая позиция, или обеспечить создание Федеральной электронной медицинской библиотеки – 1 декабря 2012 года. Здесь уже поручение и срок, который должен быть понятен по охвату и по стоимости. Вот в этой части я бы попросил нам дать поручение пока, или Вам предложение окончательное внести, потому что в таком виде ещё в Правительстве мы не определились. И, я должен сказать, со мной это не согласовано. Я сейчас спросил Андрея Александровича [Фурсенко], он тоже по своим вопросам этот проект решения ещё не согласовывал. Такое замечание.
По культуре хотел бы тоже дополнить. Очень ярко прозвучало: вот параллельный мир двух крупных библиотек у нас. Но я также могу сказать, что у нас многие учреждения или министерства запрашивают материалы и продукты на информатизацию, которые дублируют друг друга, в данном случае – перенос на электронные носители. Я могу привести пример нашей известной Вам библиотеки юридического факультета Петербургского университета. Она одна из первых создавалась на электронных носителях, полная, интересная, я с ней знакомился, но доступ сотрудников Министерства к ней закрыт, потому что это государственный ресурс, у них есть какие-то определённые свои правила, но они эту работу сделали параллельно всему тому, что делается в других библиотеках. Конечно, идёт дублирование ресурса. Это, конечно, затраты. Здесь координация должна быть выше.
Тот перечень предложений, который я сегодня здесь услышал, как минимум увеличивает, по моей предварительной оценке, на 50 процентов объём расходов на информатизацию, а если добавить электронную карту, которую мы здесь не обсуждали, универсальную социальную электронную карту, то это, конечно, ещё больше увеличивает расходы на эти цели. Пока, повторяю, мы ещё окончательно не взвесили эти решения, просто хотел бы, чтобы было дано поручение окончательно завершить эту работу у нас в Правительстве.
И последнее, Дмитрий Анатольевич. Я хотел сегодня Новака сюда прислать вместо себя. Но у нас все заместители разъезжаются по всем совещаниям, и иногда даже некого прислать вместо себя.
Д.МЕДВЕДЕВ: Что можно сказать в этом случае? Конечно, лучше, если бы Новак приехал, но за неимением Новака пришлось Вам приехать. Ладно.
Алексей Леонидович, спасибо за комментарии. Что мне бы хотелось сказать на Ваши комментарии? Я согласен с тем, что очень много дублирования. На самом деле это так. Я когда-то во все эти проблемы, работая в Правительстве, погружался, может быть, более глубоко, чем сейчас, но даже по закупке всякого рода программ, установке различного рода электронных ресурсов у нас продолжается дублирование в различных ведомствах по нескольким причинам. Во-первых, потому, что сейчас этим стало заниматься модно. А раз это модно, значит, под это есть бюджет. Если есть бюджет, соответственно, им можно распорядиться, можно чего-то «отпилить» себе – выгодная «тема». Поэтому здесь должен быть очень серьёзный контроль. Но этот контроль должен быть и вневедомственным – пусть президентское Контрольное управление занимается этим, Счётная палата. И контроль, которым должны заниматься сами правительственные структуры.
У нас есть, кстати сказать, и координирующее ведомство, неплохо бы, чтобы и оно в эти вопросы включалось активнее и говорило, например, что здесь нет смысла приобретать, допустим, вот эти программы, потому что у нас используется свободное программное обеспечение, отсекая, допустим, излишние заказы. Это, как мне представляется, весьма и весьма важная вещь.
Теперь по поводу общих сумм. Надо разобраться в их структуре. Вот эти 42 и 37 миллиардов – это вообще-то немаленькие деньги даже для такого крупного государства, как Россия, потому что если это только, собственно, закупка ИКТ, то есть информационно-коммуникационных технологий, то каждый год мы тратим по 1,5 миллиарда долларов почти. Это немало вообще-то. Надо понять, на что это идёт. И это, в общем, абсолютно справедливо, и это я поддерживаю.
С другой стороны, очевидно, что нам без решения целого ряда вопросов, связанных с созданием электронного правительства, внедрением электронных услуг, невозможно решить задачу модернизации страны. Поэтому тема, которую мы с вами сегодня рассматривали, полностью укладывается в общую повестку дня – модернизировать экономику, модернизировать наше государство. Я посмотрел тоже поручения, которые даются. Они действительно очень жёсткие: создать, создать и так далее. Я не против того, чтобы оценить ещё раз сроки создания соответствующих продуктов и соразмерить с нашими деньгами. Если Минфин ещё к этому не подключался – подключитесь. Но не для того, чтобы просто отбиваться от этих тем. Постарайтесь сопрячь это с тем, как у нас сегодня выглядит финансовая ситуация, и в кратчайшие сроки дайте ответ на вопрос о том, каким конкретно периодом можно было бы ввести соответствующие программные продукты, соответствующие виды электронных услуг. Нужно это доработать.
А.КУДРИН: Дмитрий Анатольевич, можно по сроку? Мы сможем – при завершении подготовки трёхлетнего бюджета есть процедура рассмотрения каждой этой заявки, каждого мероприятия – завершить эту работу к середине сентября. Вот такой срок нам необходим.
Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Алексей Леонидович, Вы, конечно, можете и до середины сентября, и до середины октября работать над этим, но обращаю Ваше внимание, что, во-первых, это поручения, и они столько не готовятся. Я такой срок не могу отвести на подготовку поручения по итогам сегодняшнего заседания Совета. Во-вторых, ряд вопросов, которые здесь перечислены, давным-давно решён. Вопрос, скорее, в конкретных суммах, которые мы можем выделить на тот или иной период. Но если говорить, допустим, о поручениях, которые здесь даны, то это не новые вещи. Допустим, «создать единую информационную систему Высшей аттестационной комиссии». Это что, сейчас родилось, что ли? Давно этим занимаемся. Так, Андрей Александрович? «Обеспечить переподготовку и повышение квалификации учителей информатики общеобразовательных учреждений в соответствии с едиными требованиями». Давным-давно этим занимаемся, плюс значительную часть расходов здесь несут субъекты Федерации.
Есть какие-то новые вещи, по-моему, создание Федеральной электронной медицинской библиотеки – это новая тема.
Т.ГОЛИКОВА: Это идёт в рамках Комиссии.
Д.МЕДВЕДЕВ: Если это идёт в рамках Комиссии по инновациям, тоже понятно, что уже Минфин подключался. И так далее. То есть таких сроков нам всё-таки здесь не требуется именно потому, что работа уже ведётся. Но определённое время я, конечно, готов дать. Поэтому давайте доработаем в разумный срок соответствующее решение, посмотрим на те предложения, которые есть. Допустим, в двухнедельный срок. Доработайте всё это вместе с Минфином, подключите другие ведомства.
Уважаемые коллеги!
Нам нужно продолжить работу над всеми проблемами, заниматься и региональными планами развития информационного общества и формирования электронного правительства в региональном разрезе. У нас есть специальные структуры, которые этим занимаются. У нас есть министерства, у нас есть другие структуры, у нас есть Администрация Президента, которая тоже активно занимается этим. Хотел бы, чтобы вы эту работу продолжили. Доработали совместно проект нашего решения, решения Совета по развитию информационного общества, не конкурируя друг с другом на этой поляне, а взаимно дополняя друг друга и помогая друг другу.
Всего доброго!

Комментариев нет:

Отправить комментарий