суббота, 10 июля 2010 г.

Константин – значит стойкий, постоянный…

К.В. Киселев  Альбом: Биологи, биотехнологи

Старший научный сотрудник лаборатории биотехнологии Биолого-почвенного института ДВО РАН, кандидат биологических наук Константин Вадимович КИСЕЛЕВ – автор 31 научной статьи, опубликованной в реферируемых журналах, рекомендованных ВАК, двух патентов и 38 тезисов научных конференций.
В настоящее время руководит грантами РФФИ и ДВО РАН. С 2008 по 2009 год был руководителем гранта президента РФ. Лауреат гранта Фонда содействия отечественной науке 2008 и 2009 года. Лауреат премии ДВО РАН имени академика Б.А. Неунылова. Читает спецкурс в Дальневосточном государственном университете.
Из перечисления достижений видно, что человек достойный, самостоятельный, крепко стоит на ногах. Функционально, он ученый среднего поколения. Но по возрасту – молодой человек: ему еще нет тридцати. 
 
– Ученых в роду не было, – рассказывает Константин, – у меня обычная советская семья: отец: Вадим Михайлович Киселев, инженер, мать: Надежда Ивановна Киселева, бухгалтер. Сейчас из близких родственников у меня в Приморье мама и старший брат Михаил. Отец, к сожалению, скончался после тяжелой болезни в прошлом году. В позапрошлом году в моей семье ученых прибыло; я женился на Александре Дубровиной, младшем научном сотруднике нашей лаборатории. 

Константин и Александра  Альбом: Биологи, биотехнологи
 

В детстве был обычным ребенком и о научной карьере совсем не грезил, хотя у меня были хорошие способности к обучению, что позволяло легко, почти на «отлично» учиться в школе. Мы жили в поселке Подъяпольск Шкотовского района, поэтому примеров для подражания из научной среды у меня не было.

– Когда и почему вы решили, что станете биологом, а, например, не моряком, военнослужащим или предпринимателем?

– О биолого-почвенном факультете (сейчас Академия экологии, морской биологии и биотехнологии) ДВГУ я узнал при подаче документов в университет, всего за неделю до сдачи первых экзаменов, поэтому как следует подготовиться не успел. В общем, поступление проходило сложно, но в итоге успешно. Помогло хорошее знание школьного курса химии, за что хотелось бы выразить особую благодарность моему учителю Виталию Васильевичу Решетняку, пробудившему любовь к этому предмету. До сих пор помню многие химические определения. Виталий Васильевич со временем стал для меня не только учителем, но и другом, с которым поддерживаю отношения до сих пор. 

– Остались связи со «старыми» друзьями?

– Так получилось, что с одноклассниками наши пути-дороги разошлись. Кто-то уехал в центральную часть России, а кто-то по-прежнему живет в поселке, который для меня остался в прошлом, потому что посещаю его очень редко: мама и брат переехали в город Фокино.
Напротив, с однокурсниками мы часто встречаемся. Много студенческих друзей из моего выпуска пошли в науку. Со мной учились талантливые ребята и девушки, которые правильно использовали полученное образование. 

– Как складывался ваш путь в академическую науку? 

– Еще студентом первого курса ДВГУ, я побывал в нескольких лабораториях институтов ДВО РАН, но сильно ничем не заинтересовался. Поэтому путь в академическую науку для меня начался с выполнения первой курсовой работы. В начале третьего курса заведующий кафедрой биохимии и биотехнологии ДВГУ доктор биологических наук Эдуард Яковлевич Костецкий посоветовал мне пройти практику в лаборатории биофизики клетки Института биологии моря ДВО РАН у доктора биологических наук Нелли Адольфовны Одинцовой. Благодаря работе под руководством Нелли Адольфовны и Эдуарда Яковлевича я получил первый важный научный экспериментальный опыт и наработал задел, который мне позволил в дальнейшем совершенствовать полученные навыки. 

– Почему вы выбрали Биолого-почвенный институт ДВО РАН?

– Я увлекся молекулярной биологией, но осуществить свое стремление мне удалось только в лаборатории академика РАН Юрия Николаевича Журавлева. Считаю, что мой научный потенциал хорошо реализуется в стенах БПИ ДВО РАН. 

– Из каких студентов получаются молодые ученые? 

– Молодых людей, которые подходят для работы в науке, мало. Способные ребята к пятому курсу, как правило, уже работают в лабораториях, поэтому кадры нужно подбирать среди студентов младших курсов, вчерашних школьников – еще совсем детей. Найти перспективного студента непросто, его должно отличать сочетание особого склада ума и характера, которое редко встречается. Другая проблема в том, чтобы удержать его и дать возможность проявить не раскрытый еще потенциал.
Пока, к сожалению, я могу констатировать факт, что за последние несколько лет из знакомых перспективных молодых специалистов (среди которых есть мои бывшие студенты) значительная часть покинула или собирается покидать наш регион.
Ну а усредненный портрет студентов, из которых могут вырасти молодые ученые, выглядит примерно так: способные, немного наивные и жаждущие научных открытий. Такие, действительно есть. Хочется надеяться, что со временем в наших институтах будут созданы необходимые условия, чтобы удержать и дать раскрыться талантливым молодым специалистам, которые прославят ДВО РАН научными открытиями. 

Молодые биотехнологи Альбом: Биологи, биотехнологи


– Чтение лекций в ДВГУ рассматриваете как способ заработать или как возможность подбора кадров? 

– Рассматривать лекции как способ дополнительного заработка трудно, потому что деньги, которые я получал за лекции в течение учебного года, было легко компенсировать из средств грантов или надбавок по результатам научной деятельности. Например, выплаты из полученного мною первого гранта президента РФ превысили все суммы, что я получил за все время чтения лекций.
Я читал специализированные лекции для студентов старших курсов, которые, как сказано выше, уже работали в лабораториях, поэтому как средство подбора кадров лекции рассматривать нельзя. Опыт чтения лекций у меня сравнительно небольшой (по одной лекции в неделю в течение нескольких семестров), но он для меня ценен, потому что общение с аудиторией считаю обязательной составляющей развития личности ученого.
В моей области знаний ключевым является правильно поставленный эксперимент, ну а потом правильное его объяснение. Поэтому считаю необходимым шире привлекать к работе со студентами ученых активно и плодотворно работающих в науке. Пока же нередко встречаются необъяснимые ситуации. Так, известный специалист в области генетики, филогении растений, молекулярной биологии, работающий в нашем институте, доктор биологических наук, активно генерирующий экспериментальный материал и успешно публикующийся в высокоимпактных международных журналах, часто читает лекции в украинских вузах, а у нас его не приглашают. 

– Как вам видится демографическая проблема в науке? 

– Демографическая проблема в российской науке складывалась давно, а сейчас опасно обострилась. Почти полностью отсутствует среднее поколение ученых. В своем большинстве эти люди ушли в другие сферы деятельности или уехали за границу. Как ни печально, но от нас постепенно уходит и старшее поколение ученых. Поэтому нередки ситуации, когда для решения значимой научной задачи бывает трудно сформировать научный коллектив, в котором гармонично сочетаются молодость и энергия, профессиональные умения и накопленный опыт.
Многие успешные российские ученые в возрасте от 30 до 40 лет до сих пор предпочитают работать или выполнять значительную часть своей работы за границей. Эта ситуация ведет к ослаблению конкуренции в научной среде. Неудивительно, что руководящие места в научных учреждениях порой занимают специалисты с малым экспериментальным научным опытом. В свою очередь, это ведет к тому, что финансовые и интеллектуальные ресурсы могут быть израсходованы не эффективно, на нереальные, невыполнимые проекты.
Обсуждение этих острых проблем может приводить к конфликтам, поэтому я рад, что мой шеф, заведующий лабораторией биотехнологии академик Юрий Николаевич Журавлев, не только известный ученый, но и мудрый руководитель, с ним можно обсуждать любые вопросы. Скажу откровенно, если бы не Юрий Николаевич, скорее всего мне бы пришлось искать новое рабочее место в другом регионе России или за границей.

– Вам повезло с руководителем. Передаете ли вы студентам свой опыт отношений между Учеником и Учителем в науке?

– Надеюсь, что это так. Я стараюсь быть открытым, дружественным по отношению к студентам. Думаю, обоюдное доверие мне быстро поможет разобраться есть ли способности к научной работе у студента или нет, а студенту быстрее начать самостоятельно думать и работать. Самостоятельная студенческая работа всегда начинается с многочисленных ошибок, которые приводят к утрате реактивов, а иногда и работоспособности приборов. Это может сказаться на полученных результатах, поэтому я постоянно должен быть рядом, видеть и исправлять все допущенные ошибки.
По моему опыту, в нашей области знаний только после трех-четырех лет работы в лаборатории, подойдя к написанию дипломной работы, студент начинает понимать смысл исследовательской работы и может генерировать реальные научные результаты. В этот период важно создать молодому специалисту условия для дальнейшего совершенствования профессиональных навыков и знаний: активно вовлекать его в обсуждение полученных результатов, научные дискуссии, планирование экспериментов, написание статей, стажировки, поездки на конференции.  

– Интегрирована ли ваша группа в мировую науку? 

– Можно много и долго говорить о командировках и стажировках, премиях и грантах, но объективным показателем интеграции научного коллектива в мировую науку считаю публикации в международных журналах, реферируемых в основных библиографических базах данных научных статей (в первую очередь Web of Science). Весомее статья, если у журнала, где она опубликована, высокий импакт-фактор. Импакт-фактор является одним из важных критериев, по которому можно сопоставлять уровень научных исследований в близких областях знаний. Поэтому его можно рассматривать как предварительную оценку успешности выполненной работы. Но более объективной оценкой работы может служить такой показатель, как число цитирований статьи другими учеными. Чем больше цитируют вашу работу, тем лучше вас знают в мире. Хотя число цитирований, как и число публикаций, на самом деле не тождественно качеству выполненного исследования, все-таки это неплохой показатель, позволяющий сравнивать продуктивность групп исследователей, работающих по одной тематике. 

– Есть ли связи с зарубежными научными центрами, участвуете ли в конференциях, в международных исследовательских программах? 

– Думаю, что в этом отношении наши дела обстоят нормально. В этом году меня пригласили в Южную Корею выступить с докладом на международном симпозиуме (10th International Symposium on Ginseng), посвященному изучению женьшеня – одного из самых ценных лекарственных растений традиционной восточной медицины. В прошлом году наша аспирантка Анна Турленко прошла стажировку в Польше в Университете Адама Мицкевича по теме: получение векторных систем для трансформации растений. Кроме того наша студентка Галина Исаева выступит с докладом на биотехнологическом симпозиуме (14th International Biotechnology Symposium and Exhibition) в Италии. Она выиграла конкурс, организованный в рамках Программы академической мобильности Фонда Михаила Прохорова, на финансирование тревел-грантов для обучения, стажировок и участия в научных конференциях. Так что наши контакты с зарубежными коллегами довольно активны. 

 Выступление на конференции в Варшаве (Польша) Альбом: Биологи, биотехнологи
 

– Есть ли совместные проекты с другими институтами РАН? 

– Исторически у нас сложились крепкие связи с коллегами из Института биологии моря имени А.В. Жирмунского. Сейчас выполняем ряд интересных проектов (по изучению механизмов биосинтеза хиноидных пигментов и функционирования мышц морских беспозвоночных) с кандидатом химических наук Натальей Викторовной Агеенко, кандидатом биологических наук Олегом Самойловичем Матусовским. Проводить анализ вторичных метаболитов растений нам помогает кандидат биологических наук Артем Юрьевич Маняхин из Горно-таежной станции ДВО РАН. Готовим с ним к публикации несколько совместных статей. Тема наших исследований заинтересовала московских коллег из Российского государственного медицинского университета имени Н.И. Пирогова. Мы договорились, что студентка нашей лаборатории Галина Исаева пройдет в этом году стажировку на их кафедре микробиологии и вирусологии у кандидата медицинских наук Андрея Николаевича Шкопорова.
Область науки, которой мы занимаемся, переживает стремительное развитие. Ни в одном из исследовательских центров нет полного набора всех необходимых методов исследований, применяемых в молекулярной биологии. Поэтому мы в постоянном поиске не только новых знаний, но, также, коллег, с которыми выполняем совместные работы.

– Какие исследования планируете на ближайшие несколько лет? 

– Развивать то, что сегодня неплохо получается. В последние два года нашим коллективом опубликован ряд работ, в которых освещены интересные факты молекулярной биологии растений. Дальнейшее изучение этих находок, по моему мнению, может привести к значимым открытиям и, естественно, последующей публикации полученных результатов в авторитетных международных изданиях.

– Нельзя ли немного подробнее?

– Можно. 
Большинство лекарственных и косметических препаратов создаются на основе биологически активных веществ (БАВ) растительного происхождения. Наряду с растениями ценные БАВ содержатся в клетках морских беспозвоночных (морские ежи, губки и другие организмы). Промышленное получение БАВ ограничивается недостатком быстро восполняемых сырьевых источников. Такими источниками могут стать культуры клеток растений и морских беспозвоночных, однако опыт получения клеточных культур показывает, что содержание в них целевых веществ зачастую ниже, чем необходимо для эффективного производства. Поэтому увеличение содержания БАВ в клетках растений in vitro с помощью различных биотехнологических методов очень актуально на сегодняшний день. Среди этих подходов, например, целенаправленное увеличение биосинтеза интересующих веществ с помощью методов генной инженерии.

– Есть ли лаборатория (в любой стране мира и в РФ, в том числе) где вы хотели бы поработать несколько лет? 

– Сейчас в этом нет необходимости. Наш институт дает мне все, для долгосрочного планирования и успешной экспериментальной работы. Но я понимаю, что по мере продвижения вглубь исследуемой проблемы и расширения фронта исследовательских работ мне может потребоваться ряд новых современных методов, уникальное оборудование. Вот тогда буду искать варианты сотрудничества с нужными специалистами.

Завершив беседу с Константином Киселевым и направляясь в редакцию, я встретилась с заведующим лабораторией биотехнологии, директором Биолого-почвенного института ДВО РАН академиком Юрием Николаевичем Журавлевым. На мой вопрос о том, как удается находить не просто многообещающих молодых специалистов, но таких, из которых действительно вырастают ученые, Юрий Николаевич пояснил, что в БПИ настолько хорош состав возрастных ученых, что научная молодежь, принимаемая на работу – только высшего качества!
Константина Киселева отличает хорошее видение биологической проблемы на молекулярном уровне. Он уверенно владеет арсеналом биотехнологических методов. Будучи молодым ученым, активно помогал заведующему лабораторией в руководстве аспирантской работой Александры Дубровиной, недавно защитившей кандидатскую диссертацию. Сейчас самостоятельно руководит аспирантской работой Анны Турленко, которая также имеет неплохие шансы быть защищенной досрочно.
По словам Юрия Николаевича, Константин Киселев – сложившийся серьезный и ответственный ученый, которым не нужно руководить, с ним нужно сотрудничать. У него не преодолен полностью юношеский максимализм, нетерпение к недостаткам других людей. Так вышло, что как ученый он сформировался раньше, чем как взрослый человек. Что ж, молодость это такой недостаток, который с годами проходит. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий