четверг, 21 января 2021 г.

Секрет успеха Надежды АРТЕМЬЕВОЙ

При создании в 1953 году Дальневосточной археологической экспедиции Института истории материальной культуры Академии наук СССР А.П. Окладников отметил: «Много неясностей имеется в области средневековой эпохи, где нужно ещё очень много сделать… Что касается чжурчжэней, то сейчас как следует известны лишь отдельные памятники чжурчжэньской эпохи, датируемые китайскими и чжурчжэньскими монетами. Но и эти немногие памятники чжурчжэньской истории изучены слишком слабо, чтобы по ним можно было сколько-нибудь глубоко и полно представить Приморье того времени и его отношения с соседними странами, в первую очередь с Китаем, Кореей и Монголией».

Н.Г. АРТЕМЬЕВА на поселении Козьмино 5 

В конце прошлого года исполнилось 25 лет работы Приморской археологической экспедиции (ПАЭ). О буднях, проблемах и достижениях этих лет мы беседуем с кандидатом исторических наук, заведующим сектором средневековой археологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока (ИИАЭ) ДВО РАН Надеждой Григорьевной АРТЕМЬЕВОЙ.

– Надежда Григорьевна, когда, по чьей инициативе и с какой целью была создана экспедиция?

– Приморская археологическая экспедиция была создана в 1995 году при поддержке директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, доктора исторических наук, Виктора Лаврентьевича Ларина. Объектом изучения экспедиции стали средневековые памятники Приморья XII-XIII вв. периода чжурчжэньской эпохи.

Первые исследования были начаты на Краснояровском городище в рамках государственной программы «Сохранение археологического наследия Российской Федерации».

– Так предстояло заняться исследованиями или сохранением?

– Почему же «или»? Научные исследования предпринимались для поиска ответов на вопросы, связанные с причинами возникновения, становления и развития горных городищ на территории Приморья, их функционального назначения, внутренней планировки, фортификационных особенностей.

Кроме исследований, ПАЭ занимается мониторингом средневековых городищ, ставя перед собой задачу сохранения объектов культурного наследия. Мы проводим широкомасштабные охранные работы на объектах археологического наследия, попадающих в зону строительства. Такие спасательные работы дают возможность изучения памятников на больших площадях, что приносит много научных результатов. Например – наши исследования прошлого года на памятнике «Козьмино 4. Поселение». Нами уже собраны новейшие данные о планиграфии поселения верхнего неолита, которые дадут новые представления о населении зайсановской культуры (3-2 тыс. до н.э.).

– Планы и их реализация действительно впечатляют!

– Соглашусь с вами. Краснояровское городище исследовалось 21 полевой сезон, вскрыто 14540 кв. м. Работы проводились на территории Внешнего города, где мы раскопали 28 жилищ, хозяйственные дворы, два места скопления каменных ядер, а также Внутреннего города – 10 жилищ, 14 зданий колоннадного типа, в том числе дворцовые, административные, складские помещения. Шесть зданий барачного типа, производственный комплекс – металлургическая мастерская, редут – ставка военачальника города, фортификационные сооружения – башенные выступы, редан, валы, ворота.

В итоге нами было доказано, что Краснояровское городище является Верхней столицей государства Восточного Ся – городом Кайюанем. Стратиграфически прослежено, что столичный город построен на месте более раннего городища периода империи Цзинь. Определена планиграфия памятника с выделением социально значимых зон – Внутреннего, Запретного городов, ставки военачальника, государственных складов, квартала крупных должностных лиц и производственного комплекса. Выявлены особенности фортификационных сооружений, архитектуры дворцовых, административных и жилых и хозяйственных объектов. На примере Краснояровского городища изучена архитектура столичных городов XIII в. Обнаружены находки эпохального значения – государственные печати: Еланьского мэнъаня, сделанная в седьмом году «Тянь-тай» (1222 г.); Гоудангунши, сделанная в день 12-го месяца шестого года эры правления «Тянь-тай» (1221 г.); Моукэ Пулигу-била, изготовленная в пятый месяц седьмого года эры правления «Тянь-тай» (1221 г.), а также девятнадцать эталонных весовых дисков с датой выпуска «7 год Да-тун» (1230 г.). Все эти находки были выпущены в государстве Восточное Ся (1215-33 гг.).

Л.П. ХОДЗЕВИЧ зачищает колодец на Краснояровском городище

– Вы же не ограничились работой на Краснояровском городище, раскопки проводились и на других памятниках?

– Конечно. С 2000 года ПАЭ начинает расширять зону своих исследований, приступая к изучению других памятников чжурчжэньского периода. В первую очередь, научный интерес был направлен на остатки Южно-Уссурийского городища.

Южно-Уссурийское городище, расположенное на территории г. Уссурийска, долгое время считалось не перспективным для исследований, так как современное строительство должно было полностью уничтожить культурный слой. Работы проводились в разных частях города, в основном в виде шурфовок на местах под строительство жилых и общественных объектов. Стационарные научные исследования памятника велись восемь полевых сезонов с 2000 года.

Наши работы показали, что под слоем современного строительного мусора находится нетронутый средневековый слой. Зачистка вала в Валовом переулке дала возможность проследить способ его возведения и зафиксировать этап достройки. Раскопки в Гарнизонном саду, на месте каменных баз от колонн здания, доказали, что они находятся не на своём первоначальном месте, а в переотложенном слое. На памятнике обнаружены три строительных горизонта, относящихся к чжурчжэньской культуре. Верхний строительный горизонт датируется временем существования государства Восточное Ся, средний и нижний – временем империи Цзинь. Строительные горизонты хорошо стратифицированы. В них выявлены жилые, хозяйственные, культовые постройки, обнаружены остатки дороги, вымощенной каменной брусчаткой.

Нами доказана датировка памятника, прослежена динамика его застройки. Южно-Уссурийское городище было построено во время империи Цзинь и являлось центром цзиньской губернии – городом Сюйпинь. После прихода на эту территорию Пусяна Ваньну и создания в г. Кайюань своей столицы, город перестраивается и продолжает существовать при государстве Восточное Ся (1215-33 гг.).

Работа на Южно-Уссурийском городище

– А знаменитое Шайгинское городище не осталось без внимания?

– По большому счёту, изучение чжурчжэньской культуры началась с этих раскопок. В 1963 году известный археолог Эрнст Владимирович Шавкунов, в то время кандидат исторических наук, начал работать на Шайгинском городище, и 30 лет – до 1993 года – исследования на Шайге велись ежегодно и регулярно.

– Рассказывают, что к раскопкам на Шайгинском городище привлекали школьников, студентов?

– Да, это так. Мне было 15 лет, когда мы с подружкой случайно попали в экспедицию. Для нас, городских девчонок, жить в палатке на берегу речки было невероятно интересно – настоящее приключение, романтика! Но больше всего мне запомнились люди – у нас был большой дружный коллектив. Поэтому следующее лето я уже ждала с нетерпением. В результате я решила поступать на исторический факультет, а после окончания университета училась в аспирантуре Московского института археологии.

Помощники археологов на Краснояровском городище

– Чем был вызван перерыв в работах на Шайге?

– Наступили времена, когда страна оказалась на грани развала. Не хватало денег на жизненно необходимые расходы, что уж говорить про изучение древних цивилизаций.

В 2000 году ПАЭ возобновляет стационарные исследования Шайгинского городища. Э.В. Шавкунов передаёт право исследований памятника мне. Одна из причин возобновления раскопок – тотальное разграбление средневековых памятников на территории Приморья.

– Вы не преувеличиваете масштаб ущерба?

– Нет. В 1999 году, собираясь возобновить работы, мы приехали на городище и ужаснулись: вскрыты жилища, большое количество материала погублено.

Когда археологи вынимают из земли артефакт, то смотрят на него не только как на красивую и занимательную вещь. Они изучают всё, что находится вокруг, стараются понять, как и почему этот предмет оказался именно в данном месте, строят социальные реконструкции. А чёрные археологи просто выхватывают из земли старинную вещь, не задумываясь об этом.

– Надежда Григорьевна, Эрнст Владимирович проработал на Шайге 30 лет. Неужели не всё ещё было раскопано, исследовано и осмыслено?

– Возможно, вас удивит, но чем больше мы узнаём, тем больше новых вопросов возникает перед нами. Поверьте, работы в Приморье хватит ещё не на одно поколение археологов!

Новый этап в изучении Шайгинского городища мы начали, работая в рамках программы «Средневековые города Приморья XII-XIII вв.». Главной задачей стало комплексное изучение памятников: стратиграфии, топографии, фортификации, а также жилых и общественных объектов, реконструкция городов, хозяйства и быта их населения. Базовым памятником при исследовании продолжало оставаться Шайгинское городище. На нём нами было проведено 14 полевых сезонов, вскрыто 5645 кв. м.

Особое внимание было уделено изучению функции Внутренних городов и фортификационным сооружениям. Исследована планиграфия города с выделением социально значимых зон ‑ Запретного города с местом проживания крупных должностных лиц, Внутреннего города с кварталом чиновников, местонахождением военачальника города, государственных складов.

Исследования фортификационных сооружений дали возможность классифицировать дополнительные оборонные сооружения, выделив редан, башни, рондели, барбеты, смотровые площадки, а также впервые раскопать потайные входы в виде блиндажных сооружений, выявить отсекающие валы, проследить строительные приёмы возведения защитных преград. Было доказано, что большинство дополнительных фортификационных сооружений ‑ это изобретение чжурчжэней периода государства Восточного Ся.

Нами было обосновано, что Шайгинское городище датируется периодом существования государства Восточное Ся и является областным городом, в котором находились, судя по обнаруженной печати с надписями – «Печать моукэ Циньхайхэ», «Подчинён мэнъань Пути», военизированные общины мэнъань и моукэ. На этом памятнике были выделены характерные черты и особенности в градостроительстве этого периода, по которым можно теперь датировать средневековые памятники Приморья, а также решён вопрос о государственном управлении территории городов со статусом окружных центров.

– В рамках программы «Средневековые города Приморья XII-XIII вв.» были получены и другие интересные результаты?

– Конечно. С 2001 года мы возобновили работы на Николаевском городище – уникальном памятнике Цзиньского периода. Раскопан дворец площадью 400 кв. м. Обнаружены новые конструктивные и плановые элементы цзиньской дворцовой архитектуры. Особое внимание уделялось стратиграфии памятника. Оказалось, что Николаевское городище было построено во время существования империи Цзинь на месте древних поселений, датируемых кроуновской и смольнинской культурами. Последняя характеризуется станковой керамикой с вафельным орнаментом и распространена на памятниках, синхронных позднему периоду Бохая и послебохайскому периоду, полная аналогия которой встречается на памятниках VI-VII вв., относящихся к когурёской культуре.

Остатки крыши дворца. Николаевское городище 

– Надежда Григорьевна, случалось ли вам находить культовые сооружения?

– С 2011 года Экспедиция начала исследование средневековых памятников нового типа – культовых сооружений, могильников, почтовых станций, а также городищ периода Чосон и монгольского времени. Исследования чжурчжэньского могильника в с. Новицкое стало большим открытием, отмеченным не только российской археологией. Прослежен обряд захоронения и его характерные особенности, выявлены детали погребальных сооружений, раскопаны уникальные предметы вооружения, связанные с погребальным комплексом. Мы сделали анализ группы захоронений, давший возможность проследить их хронологию и социальную структуру, что позволило расширить представления о погребальной традиции чжурчжэней XII-XIII вв.

Раскоп могильника, с. Новицкое

– Вы сожалели о недостаточном финансировании работ на Шайге, приведшее к их остановке. Сейчас бюджет исследований вырос?

– Все 25 лет существования ПАЭ научные исследования не обеспечивались бюджетным финансированием.

– Откуда же появилось финансирование?

– Мы получали гранты РГНФ, ДВО РАН, Департамента народного образования Приморского края (на создание профильных лагерей старшеклассников), Бюро занятости населения Приморского края, находили спонсоров. В последние годы поддержка работ обеспечивалась, в основном, за счёт выполнения хоздоговорных работ.

– Надежда Григорьевна, вы – учёный, администратор, специалист по привлечению сторонних ресурсов и, не побоюсь этого слова, землекоп. В чём секрет успеха, откуда в хрупкой на вид женщине такая работоспособность?

– Когда подводятся итоги, всегда вспоминаешь не только количество изученных памятников, сделанных открытий, но и тот коллектив единомышленников, который создал эту экспедицию, кто стоял у её начала, поддерживал и не предавал. Сейчас в ПАЭ сформировался костяк крепких профессионалов, включающий не только учёных, но и рабочих. Они присоединяются к нашей работе ежегодно, с ними не страшно начинать масштабные проекты. У нас есть друзья экспедиции, у нас есть свои традиции, через нас прошло большое количество людей, в жизни которых прикосновение к прошлому оставило яркий след. Я люблю свою работу, людей, с которыми довелось трудиться. Могу утверждать, что мы счастливые люди и экспедиция была создана не зря…

Как видите, ответ прост.

Н.Г. АРТЕМЬЕВА с японскими коллегами на городище Батюки

Подводя итоги 25 летней работы Приморской археологической экспедиции ИИАЭ ДВО РАН, можно с уверенностью сказать, что сделано очень много: проведено 87 научных экспедиций на 29 объектах археологического наследия. Подготовлены проекты границ территории ОКН федерального значения «Уссурийск 1. (Южно-Уссурийское городище) Средневековье», «Уссурийск 3. Городище (Краснояровское городище)», городище «Круглая Сопка», городище «Николаевское», городище «Батюки», «Ананьевское» городище, городище «Шайгинское», «Екатериновское» городище, «Городище Шкляевское». Основное внимание уделялась средневековым памятникам чжурчжэньской культуры, исследование которых велось и будет проводиться по программе «Сохранение археологического наследия Российской Федерации».

Вопросы задавал Александр КУЛИКОВ

Фото из личного архива Надежды АРТЕМЬЕВОЙ

Комментариев нет:

Отправить комментарий