воскресенье, 5 июля 2020 г.

Руку – мохнаторукому


О первом успешном проекте получения малька японского мохнаторукого краба на Дальнем Востоке России

В феврале сайт Национального научного центра морской биологии им. А.В. Жирмунского Дальневосточного отделения РАН опубликовал информацию о том, что на базе научно-экспериментального участка марикультуры, совместно с заинтересованными компаниями, проведены успешные работы по внедрению опытно-экспериментальной технологии получения малька японского мохнаторукого краба. Получен многократный нерест и 4000 экземпляров жизнестойкой молоди. То есть дан старт разработке ключевой технологии цикла товарного выращивания японского мохнаторукого краба.

В октябре 2019-го результаты этой работы были представлены и опубликованы на российско-китайском совещании «Морское биоразнообразие для здорового океана – биоразнообразие, функциональные группы и здоровье океана».

Недавно, в мае, на конференции Startup Village Livestream`20, организованной Фондом «Сколково», Сергей Иванович МАСЛЕННИКОВ – руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов ННЦМБ ДВО РАН, старший научный сотрудник, кандидат биологических наук – представил проект разработки и внедрения технологии получения малька японского мохнаторукого краба.


Это первый проект такого рода в России, – сообщает С.И. Масленников. Впервые предлагается введение в культуру не только нового вида, но и нового принципа. Молодь краба получается в морской воде, а товарное выращивание проводится в пресной воде.

Стартап имеет неплохие шансы на успех – у него мощная научная и экспериментальная база, полная сил и энтузиазма команда, есть интерес со стороны заказчиков и потенциальных инвесторов.

Обращаюсь к автору проекта:

– Сергей Иванович, похвально, что удалась разработка технологии получения малька японского мохнаторукого краба. Но почему именно этот вид? Ведь он в сравнении с камчатским крабом совсем не крупный, да и в России его вкус никому не знаком. Кстати, а каков он на вкус?

– На вкус он замечателен! Но совершенно не похож на традиционный вкус краба. А маленькие конечности – не проблема, ведь самое вкусное и полезное не то, что находится в ногах, а то, что скрывается под панцирем – гепатопанкреас – орган, совмещающий функции печени и пищеварительной системы.

В странах Юго-Восточной Азии упоминания о промысле мохнаторукого краба, обычно – китайского, отмечаются на протяжении более тысячи лет. В Приморье, как правило, встречается родственный китайскому – японский мохнаторукий краб. Небольшое количество «японца», поскольку его природные запасы – всего несколько десятков тонн, в последние годы вылавливалось для экспорта в страны Юго-Восточной Азии, преимущественно в Китай.

Ранее исследования японского мохнаторукого краба охватывали особенности жизненного цикла и воспроизводства. Но к вопросу широкомасштабного культивирования и товарного выращивания в России вплотную подошёл пока только наш коллектив.


– Вы полагаете, что мохнаторукий краб будет пользоваться спросом у россиян? Но ведь население его не знает.

– Мохнаторукие крабы считаются ценным продуктом питания в странах Юго-Восточной Азии. В 2016 году их производство и потребление по всему миру составило около 812 тысяч тонн. Действительно, сегодня в России его мало знают, но в последнее время население страны много путешествует и лучше воспринимает блюда из новых продуктов. Вспомните, как кальмар пробивался на стол к советскому человеку. В печати, с экранов кино и телевизоров нам предлагали попробовать кальмара, рассказывали о рецептах приготовления блюд из него. Попробовали, распробовали, и сейчас кальмар – популярный в России продукт питания, а в Приморье он стал одним из любимых. Сейчас много китайских ресторанов, повара которых смогут правильно приготовить и подать мохнаторукого краба. Ну а дальше дело за рынком.

– Как давно вы занимаетесь проектом? Какие трудности пришлось преодолеть?

– Над проектом мы плотно работаем более трёх лет. Хотя первые заявки от промышленности поступали ещё в 2002 году. Позже рассматривались проекты ввоза молоди краба из-за границы для его товарного выращивания. Теперь же мы занимаемся разработкой и внедрением полноцикличной технологии товарного выращивания: от получения личинки до культивирования взрослых особей и формирования маточного стада. Всё как в сельском хозяйстве. Главной проблемой на первом этапе было отсутствие технологии производства кормов для мелкой личинки краба. Выручил приобретённый за многие годы опыт работы с камчатским крабом, а также с трепангом, приморским гребешком. Полезным оказался опыт стажировок в Китае.

Проект выполняется в кооперации: основной исполнитель научных работ ННЦМБ ДВО РАН при поддержке небольшого семейного марикультурного хозяйства из Приморья. Проявляется интерес и у нескольких компаний края, но в основном все занимают выжидательную позицию. Хотя уже есть интерес предприятий аквакультуры из европейской части РФ.


– Вы говорите о крабах так, как будто это такие маленькие сельскохозяйственные животные!

– Морской фермер подбирает специальные корма, чтобы вырастить качественных производителей. Полученную от них молодь за два года доращивает до товарного размера и предлагает рынку.

Большую часть своей сравнительно короткой жизни мохнаторукие крабы проводят в пресных или слабосолёных водоёмах. Во время миграций крабы могут подниматься вверх по рекам от мест впадения в море на десятки километров, но спаривание, вынашивание икры и выход личинок происходят на мелководных участках моря. Эти крабы могут длительное время обходиться без воды, благодаря чему несложно организовать их транспортировку на большие расстояния.

Так что выращивание мохнаторукого краба можно организовать не только в прудовых, озёрных хозяйствах вблизи побережья, но даже в глубине континента. Он, кстати, хорошо «держит» холодный климат.

Крабы питаются растительной и животной пищей, могут поедать рыб, других ракообразных, моллюсков, даже насекомых. У них хороший жевательный аппарат, поэтому им «по зубам» то, что другие не могут съесть. Крабы вполне могут уживаться в одном водоёме с пресноводными рыбами, поедая остатки кормов, используемых в рыбоводческих хозяйствах.


– Всё это звучит убедительно. Жаль, что я не инвестор!

Сергей Иванович, помнится, мы с вами беседовали о проблемах искусственного воспроизводства камчатских крабов. Вы их разрешили?

– Пока нет, необходимы дополнительные эксперименты и исследования. Полная картина развития молоди камчатского краба в первые годы жизни пока отсутствует. Работа продолжается.

– А какие-то результаты можете назвать?

– Конечно. Например, уже в этом году мы получили 30 тысяч экземпляров малька краба для работы и сейчас проводим цикл экспериментов по повышению их выживаемости при содержании в искусственных условиях. Есть и другие интересные результаты.


– 30 тысяч – это много или мало?

– При поддержке префектуры Хоккайдо японские учёные получили 14 тысяч мальков и отчитались как о достижении. Перед нами пока что не стоит цель получить очень много малька. В первую очередь нужно понять факторы, определяющие его выживаемость в первые годы жизни на дне.

– А вас кто поддерживает?

– Дальневосточное отделение Российской академии наук.

– А как же краболовы? Им что, интереснее бороздить моря, чем купить у вас малька и выращивать его в сублиторали? Разве краболовам не выгоднее вложиться в доведение до промышленного результата технологии выращивания краба и перестроиться на развитие марикультуры?

– Мы ещё не готовы к продажам малька камчатского краба. Нам не хватает ресурсов, чтобы решить ряд научных и организационных задач. В настоящий момент нет механизма привлечения частных инвестиций для искусственного воспроизводства шельфовых видов краба. С большим трудом подобный механизм пробивает себе дорогу на примере тихоокеанских лососей. Государство получает миллиарды рублей за продажу права (квоты) промысла краба. Очевидно, что часть этих средств можно пустить на искусственное воспроизводство камчатского краба. Тем более что по сравнению с историческим уровнем, объёмы его добычи сильно упали и крайне нестабильны, особенно у берегов Приморского края.


– А разве Природа сама не способна восстанавливаться? Какой-то пессимистический взгляд на её возможности у вас получается.

– Опыт последних десятилетий показал, что такой подход не работает. Практически не выдерживаются длительные (до 20 лет) периоды запрета промысла, нет охраны мест размножения и нагула молоди. Практически свободно в магазинах и ресторанах продаются запрещенные к промыслу самки камчатского краба, прямо с икрой. Продаётся непромысловая молодь камчатского краба. Фактически нарушаются все принципы сохранения естественного воспроизводства и восстановления численности. Искусственное воспроизводство в настоящей ситуации является реальной альтернативой демагогии об «охране ценных видов краба». Опять же из опыта прошедших десятилетий понятно, что только в системе Академии наук возможна выработка решений по сложным вопросам управления морской прибрежной зоны.

Александр КУЛИКОВ

Фото из личного архива Сергея МАСЛЕННИКОВА

Сергей Иванович МАСЛЕННИКОВ. Фото Александра КУЛИКОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий