вторник, 20 декабря 2016 г.

Новый Великий шёлковый путь в треугольнике персональных впечатлений


Буддийский храмовый комплекс в г. Пекин
Переходный месяц от лета к осени в этом году выдался для меня исключительным по насыщенности научными событиями, но главное, считаю, оказалось то, что как в естественной линзе кристально-чистой воды сфокусировалось новое для меня понимание современной роли нашего ближайшего соседа – Китайской Народной Республики.

33-й Конгресс Международного географического союза (International Geographical Congress) состоялся 21-25 августа в Пекине. По официальному приглашению на этот масштабный и очень значимый для всех географов научный форум от Дальнего Востока отправились директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН академик РАН П.Я. Бакланов и автор данной статьи.

Академик РАН П.Я. Бакланов, профессор В.Н. Бочарников и китайская аспирантка Ян Ян на 33-м Конгрессе Международного географического союза
Международный географический союз (МГС) был образован в 1922 году в Брюсселе, хотя история международных географических мероприятий своё начало положила полувеком ранее. В 1871 году в Антверпене уже были утверждены рабочими языками географов – английский и французский, тогда же состоялось и первое учредительное мероприятие.

В структуре МГС функционирует Генеральная Ассамблея, исполнительный комитет, 34 комиссии и четыре рабочие группы. Отметим, что в Пекине сложил свои полномочия первый за всю историю своего существования российский Президент-географ Владимир Колосов из Института географии РАН (г. Москва), новым президентом МГС стал Юкио Химияма из Японии.

Мероприятие, как и ожидалось, оказалось весьма масштабным: более пяти тысяч участников, и очевидно у мировой географии ныне «китайское лицо» – 66% или 2236 участников Конгресса представляли Китай.

В рамках Конгресса 22 августа Институтом географии и природных ресурсов Китайской Академии наук была проведено специальное мероприятие «Forum for Think Tank of International Scientists Union of «the Belt and Road Imitative»». Отметим, что участие российских учёных в данном форуме было весьма представительным и, прежде всего, в обсуждении инициативы возрождения китайского «Шёлкового пути».

Заседание консорциума по проекту Шёлкового пути в Институте географии и природных ресурсов Китайской академии наук
Это масштабная программа государственной экспансии на суше и на море рассматривается как один из китайских глобальных проектов, имеющий глубокие исторические, политические и военные «корни». Известно, что Великий шёлковый путь имел исключительное экономическое значение. Однако, доставкой китайских товаров в Европу задачи нынешнего проекта не ограничиваются: в 2013 году Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин обозначил, что современный шёлковый путь «пробивает» два коридора – по суше, официально минуя территорию России, но «нанизывая» все среднеазиатские государства, и морем, огибая все южноазиатское побережье, с заходом в Африку, завершаясь в портах Европы. 

Возвращаясь к специальному форуму Конгресса, отметим, что случайных людей на этом мероприятии не было. Сибирские, московские, дальневосточные учёные сделали серию интересных докладов, наряду со своими китайскими и монгольскими коллегами.

Академик РАН П.Я. Бакланов выступает с докладом на Конгрессе

Академики РАН П.Я. Бакланов, Н.С. Касимов, директор Института географии и геоэкологии Монгольской академии наук Dr. B. Batbuyan и член-корреспондент РАН А.А. Тишков на Конгрессе
Одним из «движителей» этого мероприятия являлся заместитель директора, заведующий Центром региональных эколого-экономических исследований и планирования Института географии и природных ресурсов Китайской Академии наук профессор Дун Сочен. Его усилиями был достигнут ряд договоренностей с российскими академическими институтами, принято решение об организации международного научного консорциума, запланированы регулярные встречи и совместные исследования.

Выслушивая доклады коллег, выступая сам, я не мог найти ответ на простой вопрос: а что Россия приобретёт в этом проекте?

Недавний визит нашего Президента в Китай и саммит стран БРИКС показал, что наше государство и частный бизнес уже вкладывают средства в многосторонние соглашения по ресурсным поставкам в Китай, Индию, Арабские Эмираты, в обмен на погашение многомиллиардных кредитов и займов на добычу и транспортировку сибирского углеводородного сырья.

СМИ сообщают, что «Наиболее весомый долг у России перед США и государствами ЕС. Специалисты уточняют, что в 2016 году выплаты по внешнему долгу России составят 125,3 миллиарда долларов».

Современный Китай уверенно стремится к решению глобальных проблем человечества, не сомневаясь в своей способности управлять миллиардами людей, основываясь на вполне реальном опыте поддержания жизнедеятельности более чем 1,4 млрд. собственного населения.

Современное российское разочарование политикой Евросоюза, давление США и практически открытый конфликт с другими странами «восьмёрки» предопределяет позицию, выражаемую Президентом РФ В.В. Путиным как очевидный поворот к активному многогранному сотрудничеству с Китаем. Тем не менее, Россия не стремится полностью «отвернуться» от Европы.

Новая экономическая модель предопределяется воспроизводством не только производственно-инвестиционной модели, но и встроенных в них ключевых этнических, национальных, культурных особенностей.

Контуры современного мира определяет крайне отличающийся, но единый и взаимодополняющий процесс глобализации и регионализации. Здесь важно учитывать, что техногенная парадигма развития в своих гипертрофированных проявлениях не может не оказывать влияние на состояние среды, в рамках которых она функционирует: на науку, культуру, религию, этнонациональные особенности человека, экологию.

Известно, что в положениях экологической экономики или политической экологии существуют особые показатели природного национального капитала, которые учитываются лишь в малой степени в современных системах глобальных и национальных счетов. Однако заметим, что природная специфика России оказывает прямое влияние на материальное производство страны, так как опосредует всю сферу социальных, экономических, политических и даже культурных взаимоотношений российского общества.

С тем, чтобы восполнить пробел понимания истинной роли естественной природной среды, нами был осуществлён пространственный анализ состояния дикой природы России. Эти расчёты дают новые возможности сравнения как внутри самой России, так и для позиционирования за рубежом.

Мне уже приходилось писать о том, что «Дикая природа» как интегрированный показатель состояния степени сохранности природной среды позволяет оценить реальные последствия происходящих на территории России социально-экономических и экологических процессов.

Моя работа была выполнена на базе геоинформационного картографирования и сопоставления площадных и долевых расчётов крупных целостных участков дикой природы, рассматриваемых и сравниваемых в пределах экономических макрорегионов, административно-территориальных субъектов и федеральных округов Российской Федерации.

На огромных пространствах России, в территориальной структуре регионов на основе показа дикой природы заново выделяется центр и периферия. Российские прежде «резервные территории» теперь должны рассматриваться в перспективе и с прогнозом не менее чем на сто предстоящих лет. И, несомненно, несмотря на внутреннее и внешнее давление, должна быть поставлена глобальная проблема сохранения дикой природы России, должна осуществляться в «развертывании» понимания природной значимости масштабная научная междисциплинарная работа, с таким прицелом – «а что будет с этими территориями в 2116 году. И будут ли они как сейчас принадлежать ещё России?

Кто же в России может быть в авангарде одновременного противодействия экспансии Запада и Востока? С большой долей удивления я обнаружил ответы на двух последующих своих мероприятиях, причём на одном из них мне довелось присутствовать «виртуально».

Это было в Улан-Удэ, где Байкальский институт природопользования Сибирского отделения РАН проводил 19-23 сентября 2016 года XX Юбилейную сессию Объединённого научного совета по фундаментальным географическим проблемам при Международной ассоциации академий наук и Научного совета по фундаментальным географическим проблемам РАН.

В рамках данных мероприятий была успешно проведена «Международная научно-практическая конференция «Запад и Восток: пространственное развитие природных и социальных систем».

В работе конференции приняли участие 87 человек, в том числе учёные, представляющие ведущие географические учреждения России, Монголии, Китая, Беларуси, а также представители государственных органов, общественных организаций.

Наш совместный доклад по вышеобозначенным проблемам представила Елена Попова, сибирский переводчик и исследователь, много лет работающая в проектах профессора Дун Сочена. По реакции коллег было понятно, что поднятая нами тема утраты финансов, ресурсов, людей и угрозы самой государственности и территории страны не оставила никого равнодушным.

В Китае известные китайские реформы Дэн Сяопина, которые базировались на проведении «политики четырёх модернизаций»: в промышленности, армии, сельском хозяйстве и науке и то, что их конечным итогом стало восстановление и оздоровление экономики страны, уже выполнены.

Поэтому меня занимал вопрос – а не потеряна ли пассионарность в России? Способен ли русский народ сомкнуться в противостоянии любым внешним, да и внутренним попыткам – поделить территорию страны? Кто может стать в авангарде такого движения?

Ответ был найден в Чеченской Республике. Я поехал туда по поручению директора ТИГ ДВО РАН академика П.Я. Бакланова, впрочем, совсем не вопреки собственному интересу. VII Ежегодная Ассамблея АРГО была проведена 20-25 сентября 2016 году в Грозном на базе факультета географии и геоэкологии Чеченского государственного университета.

Регистрация участников Ассамблеи АРГО
В работе участвовали 72 члена Ассоциации, её повестка включала Международную научную конференцию «Факторы и стратегии регионального развития в меняющемся геополитическом и геоэкономическом контексте».

Именно там, работая модератором круглого стола «Природно-ресурсные и экологические аспекты регионального развития», тесно общаясь со своим коллегой из Чеченского государственного университета, мы обнаружили большое сходство взглядов по позициям сохранения «державных богатств», озабоченности сложной экологической ситуацией и общими человеческими проблемами.

В Чечне знают не понаслышке о том, что такое война, её общественные и экологические последствия, нефть там в буквальном смысле «под ногами», вновь интенсивно отстраиваемый город Грозный опирается на почву, многократно насыщенную тяжёлыми металлами, углеводородами, сложными и вредными производными химическими производными.

Городской пейзаж восстановленного г. Грозный
Что меня поразило? Это присутствие того, чего не хватает во многих уголках России – веры. И не просто в Аллаха, а с его именем в будущее народа, Чеченской Республики и обязательно, как всегда подчеркивается, в составе России. Я всматривался во многие молодые лица, глаза, вслушивался и понимал, что чеченцы не уступят никому и ни за что территории своей Родины.

Мечеть в г. Аргун
Со всей страны и из-за рубежа чеченцы везут деньги и вкладывают в дома и хозяйства своего рода. Я видел много красивых домов, мечетей, музеев, наблюдал чистоту центральных дорог, и великолепный кампус Чеченского университета.

Мечеть в г. Грозный
Я впервые подумал, что может быть Сибирь и Дальний Восток будут дороги не только коренным малочисленным народам и потомкам русских переселенцев. Возможно, сиюминутные интересы наших политиков и чиновников, зажженные верой и надеждой, подобно тому, что я видел в Чечне, сменятся на ответственность перед народом, а у общества пробудится желание жить пусть в азиатской, но в России, стремиться сохранять и поддерживать её, как это делали наши предки!

Владимир БОЧАРНИКОВ,
профессор, 
доктор биологических наук, 
ведущий научный сотрудник ТИГ ДВО РАН

Сельский пейзаж Чечни. Река Аргун
Сельский пейзаж Чечни
Типовой пейзаж сельской Чечни
Экскурсия в сельские районы Чечни

Комментариев нет:

Отправить комментарий