пятница, 21 сентября 2012 г.

Свобода резидента Хотимченко



М.Ю. Хотимченко

Впервые Максима ХОТИМЧЕНКО я встретила на научно-технической конференции в области медицинских, фармацевтических, биомедицинских и ядерных технологий, организованной Дальневосточным федеральным университетом совместно с Некоммерческой организацией Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково» (Фонд «Сколково»). Импонировала его уверенная манера держаться, доходчивость выступления во время доклада. Удивило, что этот молодой человек уже доктор наук и к тому же руководит компанией-резидентом Фонда «Сколково».

Если обратиться к анкетным данным, – Максим Юрьевич Хотимченко родился в 1978 году во Владивостоке. Окончил школу в 1995 году и поступил на педиатрический факультет Владивостокского государственного медицинского университета, который окончил в 2001-м. К исследовательской работе, в рамках студенческого научного общества, приобщился еще на первых курсах учебы в университете, а потому к поступлению в аспирантуру успел создать хороший научный задел и уже через полтора года обучения, в ноябре 2002 года защитил кандидатскую диссертацию. Его научным руководителем был заведующий кафедрой фармакологии доктор медицинских наук, профессор Александр Валентинович Кропотов. Тема диссертационной работы: «Фармакологическая активность низкоэтерифицированных пектинов».

Будучи ассистентом кафедры фармации фармацевтического факультета ВГМУ, а после реорганизации – кафедры фармацевтической технологии и биотехнологии, по совместительству работал научным сотрудником, а потом – старшим научным сотрудником лаборатории фармакологии ИБМ ДВО РАН, где продолжает трудиться и по сей день. 

Докторскую диссертацию защитил в 2011 году по теме «Сорбционные свойства и фармакологическая активность некрахмальных полисахаридов». В этом же году, уволившись из ВГМУ, перешел в школу биомедицины Дальневосточного федерального университета на должность заведующего лабораторией фармакологии и биоиспытаний. Сейчас это основное место его работы. 

Одна из основных задач лаборатории фармакологии и биоиспытаний – создание инфраструктуры эффективного обеспечения научно-исследовательских проектов по разработке инновационных лекарственных средств. Поэтому в ДВФУ Максим Хотимченко работает сразу по двум направлениям. Во-первых, совместно с организациями-партнерами реализует собственные научные проекты в области фармакологии, а во-вторых, – руководит базовым проектом «Фармация», в рамках которого организуются новые подразделения для разработки лекарств.

В 2010 году Максим стал лауреатом гранта CRDF в области инновационного предпринимательства в номинации «Лучшая бизнес-модель». В этом же году победил в конкурсе «БИТ – бизнес инновационных технологий. Дальний Восток». В текущем году разработки объединенного коллектива лаборатории фармакологии ИБМ ДВО РАН и Школы биомедицины ДВФУ были удостоены серебряной медали Всемирного конкурса инноваций в Женеве (Швейцария). 

Это официальные данные. А какой он в жизни? Слово – Максиму.

– …Я не могу рассказать о себе каких-то особенных, замечательных историй, их не было. Я женат на Александре Хотимченко. Она окончила фармацевтический факультет ВГМУ и работала в Приморской краевой аптеке, в настоящее время находится в декретном отпуске. У нас есть сын Всеволод, который в этом году уже пошел в школу. В ближайшие дни ждем появления дочери… Но составить рассказ о своей жизни, не говоря о науке, я не могу, потому что занимаюсь ею постоянно, стараясь гармонично вплетать в профессиональную деятельность личную жизнь, хобби, отдых и все остальное. Из увлечений могу выделить страсть к путешествиям и занятие иностранными языками. Довольно много езжу, как по работе, так и для отдыха. Стараюсь поддерживать знание английского языка на уровне свободного общения. Если появляется свободное время, занимаюсь испанским языком, просто потому что нравится. В последние несколько лет занимаюсь проектами, которые поддерживаются Минобрнауки. А это означает работу по государственным контрактам в строгом соответствии с календарными планами. Бывают бессонные ночи, работа без выходных и отпусков. Нелегко, но как приятно сдать отчет без замечаний эксперта, поставить перед собой новые задачи и добиться их выполнения!

«Стану ученым!»

– Я родился в семье научных сотрудников и с детства видел, как родители все время что-то писали и читали. В книжных шкафах у нас стояли заумные книги и журналы. Семейная атмосфера, мое окружение, способствовали тому, что мне в большей степени хотелось работать головой, а не руками. Поэтому выбор профессии был для меня предопределен.
Родители работали в Институте биологии моря, и я все свое детство провел на научных станциях – в бухте Витязь, на острове Попова или в научных лабораториях. Таким образом, у меня сформировался стереотип работы и карьеры. И другого рода деятельности для себя я и не предполагал.

Окончив педиатрический факультет Владивостокского государственного медицинского университета, я сразу поступил в аспирантуру на кафедру фармакологии. Больше я к медицине уже не возвращался. Начиная с этого момента, я занимался изучением активности биологических веществ и оценкой возможности создания на их основе новых лекарственных препаратов. 

Поворотное решение

– Я не считаю, что занятие биомедицинской наукой – именно то, для чего я рожден, но у меня это неплохо получается. Мне интересны математика, финансы, иностранные языки. Возможно поэтому, в большей степени, чем фундаментальные исследования меня привлекает инновационная деятельность. Моя позиция состоит в том, что результаты научных исследований должны приносить пользу людям, и чем быстрее, тем лучше. Поэтому, если в ходе своих исследований я обнаруживаю какой-то полезный эффект или полезное свойство, считаю необходимым приложить все возможные усилия, чтобы сделать его доступным для людей.

Так что поступление в медицинский институт было единственным «поворотным» решением в жизни. Но думаю, если бы обстоятельства сложились по-другому, я все равно пришел бы к тому, чем занимаюсь сейчас.

Считаю ли я, что иногда стоит «отпустить» ситуацию и дать ей «рассосаться»? Скорее – напротив, в жизни следует руководствоваться активной позицией. Нужно ставить цель и достигать ее. А затем ставить следующие цели и задачи и двигаться дальше, понимая, к чему стремишься. Жизнь – это постоянная конкурентная борьба, и если отпустить ситуацию, то ничего страшного не произойдет и даже, возможно, кто-то скажет, что все было к лучшему, но на самом деле будут упущены возможности. А упущенных возможностей всегда жаль.


Работа на выставках


О выбранном пути

– Движущей силой на пути в науку, безусловно, являлись семейные традиции. Мои родители очень многое сделали для того, чтобы я стал тем, кем стал. Именно они помогли мне выбрать базовые ценности в жизни. Одной из них является свобода. Свобода выбора, свобода самоопределения в жизни и так далее. Занятие наукой дает возможность оставаться свободным. Я имею в виду не только возможность избегать рутинных операций и ограничений, характерных для большинства профессий, но право самому определять, чем заниматься, как это делать, где, в каком коллективе. А наличие этих возможностей создает условия для достижения высокого результата. 

«Наш общий результат!»

– Хорошая научно-исследовательская работа может быть выполнена только в команде. Самостоятельно достичь выдающегося результата может только гений, или сумасшедший, и не в таких науках как биология или медицина. Поэтому правильно говорить не об исключительно моих научных достижениях, а о результатах научной деятельности, достигнутых нашим коллективом, сформировавшимся за годы работы в Институте биологии моря ДВО РАН. Каждый из моих коллег успешно справляется со своим заданием, поэтому у нас всегда есть результаты, которые можно опубликовать и научный задел, который позволяет получить грант на исследования.

За время работы мы изучали различные аспекты биологической и фармакологической активности полисахаридных веществ из растений и водорослей; изменяли их строение и оценивали взаимосвязь между структурой и эффектом от их применения. Мы получили полисахаридные соединения, которые обладают гепатопротекторным и гастропротекторным действием, ускоряют выведение токсинов при нарушениях функции почек, снижают токсическую нагрузку при инфекционных заболеваниях, ускоряют выведение тяжелых металлов из организма человека. 

Но, еще раз повторюсь, полученные достижения являются результатом деятельности целого коллектива, а не меня одного. Я очень надеюсь, что своими знаниями и умениями я способствовал достижению результатов, но не более того.


Серебряная медаль Женевского салона инноваций 2012 г.


Средство для достижения целей

– Чего хочу от занятий наукой? – Для меня это сложный вопрос. Такова моя работа, и я стараюсь хорошо ее выполнять. Она – средство для достижения целей, которые, как я уже говорил, бывают разные – профессиональные, карьерные, просто для души. В моем понимании, занятие наукой все-таки принципиально не отличается от других видов деятельности. Мой подход таков, что я не разделяю время для труда и для личной жизни. Времени, определенного трудовым кодексом, не хватает для решения всех производственных задач, поэтому голова загружена делами утром, днем, вечером и в выходные. Но все же, я обязательно провожу время с семьей, специально выделяю время для отдыха, и иногда его набирается довольно много. 

«Генераторы идей»

– Какими стали студенты, аспиранты и чем они отличаются от моих сверстников в их годы? – Принципиально, студенты и аспиранты остались такими же, какими они были всегда. Разве что с каждым годом они выглядят все моложе и моложе. Среди студентов, как и раньше, есть небольшой процент очень толковых голов, но меня огорчает некоторое уменьшение числа «генераторов идей» среди молодежи. 

Для успешной реализации научных проектов нужны лидеры, люди, способные самостоятельно находить новые направления в исследованиях, предвидеть результаты и не бояться идти вперед. Такие есть среди студентов, но в последнее время они не идут в науку. Например, сейчас в Школе биомедицины ДВФУ стартует большой проект по созданию научного и образовательного центра разработки новых лекарственных веществ. В рамках этого проекта будут созданы научно-исследовательские подразделения, оснащенные самым современным оборудованием для проведения работ в области «drug discovery». Мы получили предложения от наших партнеров по проекту – Центра высоких технологий Химрар, нескольких крупных американских университетов (Indiana University, University of California, University of South Florida) – о совместных проектах, направленных на создание новых лекарств. Но основной проблемой проекта на данный момент является отсутствие молодых и энергичных специалистов, способных возглавить подобные исследовательские проекты.

Востребованы ли разработки?

– Считаю ли я, что деятельность образовательных и научных учреждений соответствует запросам общества? Это хороший вопрос. Если говорить о фундаментальной науке, которая развивается преимущественно в академических институтах, то обывателю она, конечно, не нужна. Равным образом, многие общественные институты не зависят от уровня фундаментальных исследований и им не интересна роль Академии наук, ее статус в российском обществе и так далее. 

Если же говорить о прикладных исследованиях, то следует упомянуть о двух механизмах или технологиях появления результатов научной деятельности на потребительском рынке. Это, так называемые, «technology pull» и «technology push». В первом случае, научный результат не известен, а потому не интересен, поэтому разработчик должен превратить его во что-то полезное и «открыть глаза» обществу. Так было с применением рентгеновских лучей в медицине. Во втором случае общество осознало, в какой именно разработке оно нуждается. Поэтому «пропихивать» ее не нужно. К примеру, речь может идти об изобретении лекарственных средств от онкологических заболеваний. 

В мире 80-85% разработок создаются учеными в соответствии с запросом рынка, и около 15% – по инициативе их авторов. В России это соотношение диаметрально противоположно. Большинство ученых занимается тем, что не нужно обывателям сегодня и, скорее всего, не потребуется завтра. В итоге почти все высокотехнологичные потребительские товары мы ввозим из-за рубежа. Руководство страны и науки хорошо понимает сложившуюся практику и пытается ее изменить. Поэтому большинство грантов на прикладные исследования предполагают софинансирование из государственных и негосударственных источников, выстраиваются технологические платформы, предназначенные для обеспечения связи науки и бизнеса и так далее. Скорее всего, эти меры дадут результаты, но процесс будет длительным. К сожалению, сегодня академическая и вузовская наука далеки от реального производства.

 


Победитель конкурса БИТ 2010 Дальний Восток
Резидент Сколково

– Меня часто спрашивают о статусе резидента Сколково. Разочарую некоторых заинтересованных в финансировании. Статус резидента не обеспечивает получение денег от Сколково. Получить статус не сложно. Все что требуется сделать, это организовать малое предприятие и кратко описать проект, который планируется реализовать. Далее следует формальная экспертиза и, если поданный проект не является псевдонаучным или нереальным, соискателю присваивается статус резидента. 

А вот для того чтобы получить финансирование, необходимо очень тщательно проработать проект, представить технико-экономическое обоснование, описать научную составляющую проекта, коммерциализацию результатов вплоть до детального плана выпуска и реализации наукоемкой продукции. В этом случае экспертиза очень серьезная, поэтому получить грант Фонда Сколково нелегко. Наш проект до сих пор находится на стадии прохождения такой экспертизы. Мы целенаправленно занимаемся проектом и обязательно продвинем его, но сегодня в нашем распоряжении только статус без финансирования.

Кадры решают всё

– Ранее я упомянул о проекте «Фармация», реализуемом в Школе биомедицины ДВФУ. Его цель в создании совместно с ДВО РАН центра по разработке новых лекарственных средств. Для успешной реализации этого проекта нужно решить задачу подготовки высококвалифицированных кадров. Для этого мы активно сотрудничаем с зарубежными партнерами, среди которых несколько американских университетов, активно работающих в области «drug discovery». Мы планируем проводить обучение наших сотрудников, как у нас, так и в американских университетах в режиме реализации реальных фармацевтических проектов. Поэтому будем рады принять в свою команду инициативных и толковых молодых людей, желающих заниматься фармакологией, разработкой новых лекарств. 



В центре разработки лекарственных средств в Университете Калифорнии, г. Сан-Франциско
Наука на рынке…

– Легко ли малому наукоемкому бизнесу в фармацевтике? Малому бизнесу в нашей стране выживать не просто, а еще сложнее бизнесу, основанному на науке. Коммерциализация научных разработок сложна не только в России, но и за границей. Она требует больших финансовых затрат, а значит – привлечения инвестора – компании, заинтересованной в результатах. Но ситуация в России принципиально отличается от того, что есть за рубежом. Разница состоит в том, что там финансирование перспективных разработок осуществляют частные инвесторы, а у нас этим занимается государство в лице таких институтов развития, как Сколково, РВК, Роснано. У них есть план, отчетность, их менеджеры «бегают» по всей стране в поисках перспективных проектов. И оказывается, что можно найти лишь единичные разработки, готовые к выходу на рынок, потому что наша наука имеет другие приоритеты.

Наш герой молод, скромен, самодостаточен. Он активен, полон сил, имеет свое мнение и отстаивает его, умеет ставить цели и достигать их. Перед ним открыты все пути, потому что его ведет активная жизненная позиция, а его главная ценность – свобода. Свобода выбирать в жизни, что делать, где делать, как делать и делать ли вообще.

Комментариев нет:

Отправить комментарий