среда, 27 октября 2021 г.

Лауреаты премии имени выдающихся учёных. Счастливого человека узнать просто

Надежда Константиновна ХРИСТОФОРОВА с наградой «Профессор года-2018»


Нам всегда некогда. Мы вечно спешим, торопимся куда-то по делам, пытаясь успеть сделать всё, что запланировали или даже больше, и искренне расстраиваемся, когда что-то идёт не так или не удаётся. Надежда Константиновна ХРИСТОФОРОВА, доктор биологических наук, Заслуженный деятель науки РФ, профессор – удачливый человек. Складывается ощущение, что она успевает везде и легко добивается нужного результата. Только что она была во Владивостоке, участвовала в XVI Научном совещании географов Сибири и Дальнего Востока, прошедшем в ТИГе, и в Международной научной конференции «Морская биология в 21 веке: достижения и перспективы развития», состоявшейся в ННЦМБ, а спустя короткое время уже беседовала с нами по телефону во время следования в Биробиджан, на встречу с студентами биологам и географами Приамурского государственного университета имени Шолом-Алейхема. Надежда Константиновна рассказала о себе, своих научных интересах и исследованиях, тем более что представился подходящий повод – Н.К. Христофорова стала лауреатом премии имени академика И.П. Дружинина за серию работ «Содержание тяжёлых металлов в тихоокеанских лососях как отражение геоэкологических условий нагула и анадромной миграции».

Со школьных лет

– Мои ранние школьные годы проходили в небольших посёлках при воинских частях, – начала свой рассказ Надежда Константиновна. – Так уж случилось, что отец, Гавриил Денисович Шабанов погиб в 1943 году на Курской дуге. Мама, София Остаповна Зубко повторно вышла замуж после войны. Мой отчим, Константин Константинович Костьянов, танкист, дошёл до Берлина, участвовал здесь, на Дальнем Востоке в Советско-японской войне, погиб, работая в шахте.

Мне нравилось учиться и училась я всегда хорошо. Любила математику, проводила консультации для одноклассников перед экзаменами. В школьных характеристиках, начиная с 5 класса, указывалось, что я могу стать учителем математики. Но когда я училась в 10-м классе, заболела преподаватель химии и биологии, и на месяц её заменила молодая выпускница Пермского госуниверситета, которая приехала к своей маме в наш городок. Весь месяц, пока она работала с нами, мы слушали её с открытыми от удивления и восхищения ртами. Она показала нам глубинный смысл химических реакций, рассказала, как теряя и приобретая электроны, видоизменяются элементы и увлекла предметом настолько, что шесть человек из класса выбрали химические специальности. И я, несмотря на склонность к математике, тоже пошла на химфак.

После смерти отчима мы с мамой вернулись с Урала в Приморье. Купили в Спасске недостроенный домик, благодаря совместной помощи соседей (так было принято раньше – помогать друг другу), достроили его. Мама осталась жить в домике, а я поехала поступать учиться во Владивосток.

Выбор – химия

Хорошо помню, что приёмные экзамены в университет проходили на ул. Суханова, 8. Шёл дождь, и я, в ситцевом платье и резиновых сапогах (из-за луж после дождя), в чём приехала из Спасска, быстро сделала экзаменационное задание по математике, помогла – перерешала задачи всем абитуриентам, сидевшим поблизости, и почувствовала себя от этого очень хорошо!

Училась отлично, на третьем курсе химфака ДВГУ стала Ленинским стипендиатом… Шла первой в списке распределения выпускников. Ректор ДВГУ, доктор исторических наук Г.А. Унпелев спросил меня, какую бы я выбрала сельскую школу (тогда распределение выпускников университета начинали со школ!), но заместитель заведующего кафедрой физической химии доцент Анатолий Константинович Королёв опередил мой ответ, сказав, что у меня есть способности к научной работе, поэтому меня хотели бы оставить на кафедре. Я осталась и поступила в аспирантуру.

Всегда об этом помню

В конце аспирантуры мама мне как-то сказала: «Доченька, ты учишься уже 18-й год: школа, университет – пять лет и вот третий год аспирантуры. А мне бы хоть один год поучиться!» … Я всегда помню эти слова. Мама росла в большой крестьянской семье. Жили в украинском селе. Детей было 13, мама – второй ребёнок, единственная девочка, мамина помощница. Она вспоминала, как будила её мама раньше всех, потому что надо было варить еду, кормить хлопцев. Ещё – работа по дому, надо было прясть и ткать, чтобы братьям сшить штаны, в которых они могли бы ходить в школу. Ей не довелось учиться. Когда в 1933 году случился на Украине голод, людей отправляли на Дальний Восток эшелонами, мама тоже оказалась среди них – завербовалась вместе с младшим братом. По дороге она познакомилась с моим будущим отцом, который был родом из соседнего села (мама была из села хохлов, папа – из села кацапов (казаков, которые обосновались там ещё со времён Екатерины II)). Лучше всего история запоминается на людских судьбах! А в 1935-м, году ликвидации безграмотности, уже в немолодом возрасте мама освоила алфавит, научилась читать и писать. Позже она сама писала мне письма печатными буковками. Так распорядилась судьба, что я училась и за себя, и за мою маму.

Чуточку отдыха после конференции. Ливадийский дворец. Крым, сентябрь 2012 года

Начало пути в науку

После окончания аспирантуры меня оставили работать преподавателем на кафедре физической химии. Моей узкой специальностью была электрохимия. Помимо работы активно участвовала в общественной жизни университета. Заметили, избрали секретарём комсомольской организации ДВГУ. Так я стала совмещать работу преподавателя и комсомольского секретаря. Защитила диссертацию и стала первым и единственным на Дальнем Востоке комсомольским секретарём вуза с кандидатской степенью. Два года я поработала секретарём комсомольской организации ДВГУ, пока не пришла пора создания Дальневосточного научного центра АН СССР.

Взлёт науки

И вот наступили прекрасные 1970-е годы, появились новые научные центры, сначала в Сибири, потом на Дальнем Востоке и позже на Урале и Юге, где особое внимание стали уделять молодым учёным. ЦК ВЛКСМ решил, что в каждом научном центре должен быть комсорг ЦК по работе с научной молодёжью. Тогда и вспомнили, что секретарь комитета комсомола ДВГУ – кандидат наук. То есть человек с опытом комсомольской работы и ученой степенью. Это важно, поскольку для решения проблем научной молодёжи нужно не только выходить на общение с директорами, академиками, но и на партийное руководство, не пасуя ни перед маститыми учёными, ни перед партийными функционерами.

Член-корреспондент АН СССР Андрей Петрович Капица, председатель Дальневосточного научного центра АН СССР и директор Тихоокеанского института географии очень хорошо понимал мою роль и оказывал всестороннюю поддержку. Я начала работу с того, что создала в ДВНЦ Совет молодых учёных. В нём собрались лучшие представители научной молодёжи академических институтов в возрасте до 35 лет, отличные ребята! «Ты свято верила в своё дело, а мы верили в тебя», – вспоминали они позже. Я была в курсе всех проблем ДВНЦ, особенно касавшихся молодёжи. Принимала участие в работе выездных заседаний Президиума нашего Научного центра на Камчатке, Сахалине, бывала даже в Москве на собрании Академии наук. Но с Андреем Петровичем у меня был договор, что на должности комсорга ЦК я буду только три года, потому что планировала заниматься наукой и получила приглашение от Юрия Петровича Баденкова, руководителя лаборатории геохимии ТИГ, кандидата геолого-минералогических наук, входившего в состав Объединенного совета молодых учёных ДВНЦ.

Чувствительные организмы

Коллектив Ю.П. Баденкова состоял из выпускников известных вузов, был сильным, многогранным. Работали мы на научно-экспериментальной станции «Смычка», примыкавшей к небольшому посёлку на берегу бухты Рудной, где находился свинцовый плавильный завод, сырьё для которого (свинцовый концентрат) поступало из горно-обогатительного комбината, расположенного в городе Дальнегорске, перерабатывавшего свинцово-цинковую полиметаллическую руду. И Дальнегорск с его окрестными рудниками и ГОКом, и плавзавод на берегу б. Рудной, были хорошо известны как поставщики загрязнения окружающей среды тяжёлыми металлами – свинцом, цинком, медью, кадмием и другими элементами. Руководил станцией Алексей Петрович Копцев, положивший много сил и энергии для создания нормальных условий для жизни и работы сотрудников института.

Мы, морская группа, ещё не располагали чувствительными приборами, которые могли точно зарегистрировать токсичные соединения и их концентрации в воде, но наблюдали морские организмы – аккумулирующие индикаторы неблагоприятной среды. Оказалось, что разница между содержанием элементов в воде и организмах может достигать трёх и даже пяти порядков, и в этом случае химический анализ уже не составляет большого труда.

С преподавателями Приамурского университета на полевых работах по изучению переноса марганца водотоками автономной области. Лето 2019, ЕАО

Система постоянного наблюдения

Рассматривая аккумулирующие организмы как возможные индикаторы характера среды, западные специалисты провели скрининг и изучили многие виды беспозвоночных и прежде всего водорослей. Бурые водоросли оказались более подходящими объектами, потому что в их составе (в стенках клеток и межклеточном пространстве) есть альгиновые кислоты, альгинаты, которые связывают тяжёлые металлы, проникающие в тело водорослей. В результате растение может морфологически измениться, но не погибнуть, продолжать накапливать эти тяжёлые металлы и информировать исследователя о росте загрязнения воды.

Ценными индикаторами стали фукусы. Они растут на литорали не только атлантического побережья, но и дальневосточных морей. Но на Атлантике три вида фукусов, а у нас – один Fucus evanesces (от мыса Поворотного до Чукотского моря). Так что мы можем следить за состоянием морей Тихоокеанской России по одному виду, что очень важно!

Со временем получил развитие мидиевый контроль, предложенный американскими исследователями. Он тоже может быть применён почти повсеместно.

Мы стали снаряжать экспедиции за пределы Приморья – на Сахалин, на Курилы. Курилы – геохимически импактный район, обусловленный поствулканизмом и апвеллингами, можно сказать, что там вся таблица элементов Менделеева поднимается из глубин наверх.

На Сахалине ко мне в аспирантуру поступили бывшие рыбоводы. Используя их потенциал, я предложила темы, связанные с лососями.

Конференция в Крыму. Сентябрь 2021 года

Лососи

Мы, дальневосточники, хорошо знакомы с лососёвыми видами рыб. Для юга региона – это горбуша, кета и сима, а за пределами Японского моря, на севере – кижуч, нерка и чавыча. Мы понимаем, что организм и среда связаны неразрывно. Адаптируясь к среде, организм обязательно несёт в себе её следы. Поэтому, анализируя эти следы, можно получить информацию о местах, в которых нагуливалась рыба или по которым проходила во время анадромной миграции. Сбежав весной мальками по рекам в прибрежную зону морей, лососи сначала нагуливаются в ней. Зимой Охотское море замерзает, и лососи выходят на зимовку в океан, поскольку они обитают и кормятся в приповерхностном слое, в 50-метровой толще. Лососи, нагуливающиеся в Японском море, на зимовку в океан не уходят.

Страны бассейна Японского моря влияют на химический состав его вод в основном промышленными стоками. Россия – хозяйственно-бытовыми стоками и продуктами сгорания судового топлива, обогащёнными никелем и кадмием.

Вследствие меньшей интенсивности судоходства воды вблизи Курильских островов не подвержены столь значительному как в Японском море влиянию загрязнения продуктами сгорания углеводородного топлива. Но там есть другие источники поступления металлов в воду. Этот район – геохимически импактный и в то же время высокопродуктивный, здесь наблюдается вулканизм и поствулканизм, а также апвеллинг – подъём глубинных вод из Курило-Камчатской впадины к поверхности. Обогащенные биогенами и другими элементами, эти воды вызывают развитие фито- и зоопланктона, пищи для обитателей верхней пелагиали, несущей в себе геохимическое богатство среды.

Горбуша, поступившая в ваш магазин с Сахалина, может иметь различный микроэлементный состав в зависимости от того, нагуливалась ли она во внутреннем Японском море или на просторах Тихого океана. Повышенное содержание меди и цинка свидетельствует о принадлежности рыбы к бассейну Японского моря, это ясно. Но почему у рыбы, нагуливавшейся в океане, сравнительно высокое содержанием свинца, ведь его там очень мало? Мы решили и эту задачу. Дело в том, что ряд химических элементов мигрируют в виде соединений в коллоидном или ультрадисперсном состоянии, а не в растворённом в морской воде виде. Таков свинец, он преобладает во взвешенной форме, оседает на планктоне, пеллетах, частичках разлагающихся останков организмов и таким образом попадает в пищевую цепь лосося. Причём в икре и молоках лосося содержание свинца может подниматься близко к величине предельно допустимой концентрации. Так что не всегда причиной загрязнения рыб нежелательными химическими элементами выступает человек.

Изучая разные виды рыб, места, где они могли нагуливаться, мы пришли к убеждению, что геоэкологические условия точно отражаются в микроэлементном составе лососей. И в этом нам помогли наши удивительные природные условия. Наши исследования естественным образом сформировались в цикл работ, который мы подали на соискание премии по геоэкологии и географии имени выдающегося учёного академика И.П. Дружинина. Нас трое соавторов, помимо меня – Василий Юрьевич Цыганков, недавно представивший к защите диссертацию на соискание доктора биологических наук (экология), и кандидат биологических наук Анна Владимировна Литвиненко.

Премия в денежном выражении, разделённая на три части и подвергнутая налогообложению, невелика и скоро закончится, а высокая оценка нашего труда останется с нами навсегда! Большое спасибо членам жюри и рецензентам, увидевшим и по достоинству оценившим значимость цикла работ. Большое спасибо руководству Президиума ДВО РАН, решившего отметить 50-летний юбилей Дальневосточного научного центра премиями имени выдающихся ученых, работавших в нашем отделении Академии наук.

Н.К. ХРИСТОФОРОВА  председатель ГАК в ТОГу в Хабаровске. Июль 2021 года

А что же ждёт впереди?

Предстоит ещё внимательнее изучить ситуацию с лососями северной Пацифики. Летом мы побывали на Камчатке и сделали отбор нерки, распространённой как на западной, так и восточной сторонах полуострова. Сейчас сборы сделаны на восточной стороне Камчатки. Хотим разобраться, где она гуляла, с каких мест пришла и что с собой принесла? Это будет более трудная задача, чем та, которую мы решали, изучая южных лососей – симу, горбушу, кету из Японского моря и Сахалино-курильского региона.

Жизнь прекрасна в своём многообразии. Под моим крылом выросли 65 кандидатов и 13 докторов наук. Я неплохо поработала и подготовила достойную научную смену. Сейчас нет необходимости столь же стремительно мчаться по этому пути, можно убавить темп. Сейчас нужно отдавать накопленные знания: писать учебники, учебные пособия. И, конечно же, писать обобщающие научные монографии. Надеюсь, что и это мне удастся.

Со студентами из Йоханнесбурга, обучавшимися в ДВФУ. Лето 2020 года 


Выпуск магистрантов ДВФУ 2021 года  студенты и эксперты

***

Говорят, счастливого человека очень просто узнать. Он словно излучает ауру спокойствия и тепла, движется неторопливо, но везде успевает, говорит спокойно, но его все слышат и понимают. Секрет счастливых людей прост – это видимое отсутствие напряжения. А ещё – характер, солидная база знаний и цель, к которой нужно идти. Всё, как у Надежды Константиновны.

День рождения Надежды Константиновны в лаборатории геохимии ТИГа. 

Октябрь, 2020


Фото из личного архива Н.К. ХРИСТОФОРОВОЙ



Комментариев нет:

Отправить комментарий