четверг, 31 декабря 2020 г.

Новогодний рассказ Виктора КВАШИНА "Арюха и психопатология"

– Ирка, прикинь, Дрон меня на футбол пригласил! Да. Вот и я говорю, дебил, девушку на футбол. Нет, конечно, как я ему скажу, обидится. Это я так, про себя думаю. Нет чтобы хоть в ресторан там или в караоке. Да я не знаю… Придёт сейчас. Ты-то выйдешь? Да где, где – на лавочке на нашей. Да. Да тут сидит с краешка какой-то. Да не, ничего такой, прикольный. Молчит. Ну, выходи, потреплемся, пока мой припрётся. А чего? Ну что ты к подруге выйти не можешь? Ну, скажи ему… Ну, ладно, буду одна мёрзнуть. Ну, давай… 

 – Здравствуйте! 

 – Привет! 

 – Можно вас попросить? 

 – Что, не хватает? 

 – Чего не хватает? 

 – Ну, обычно не хватает на бутылку, на дозу, но говорят, что не хватает на билет домой. Я вообще не подаю. 

– Я не прошу на дозу, на бутылку, на билет. 

– Слушай, что тебе надо? Отстань, а! 

 – Мне нужно познать чувство любви. 

– Чего-о? Сейчас мой бойфренд придёт, он тебя оч-чень чувственно полюбит! Линяй отсюда, пока чуялки не лишился! «Познать чувство любви!» Дебил! 

– Вы неправильно сердитесь. У меня задание познать чувство любви. Я не виноват, что мне это задали. 

– Ну, ты приколист! Это в каком колледже такое задают? Ты не из дурки тут нарисовался? 

– Я не нарисовался, я прибыл. Я вижу, что вы способны объяснить мне моё задание. 

– А ну-ка, скажи, что главное в машине? 

– В какой конкретно машине? 

– Точно из дурки. Вот в этой, красной. 

– В этой машине красного цвета главное – четырёхцилиндровый двигатель внутреннего сгорания, объёмом тысяча девятьсот семьдесят кубических сантиметров, пять тысяч двести оборотов в минуту, с крутящим моментом… 

– Эй, эй, эй, хорош! Что ты мне здесь все гайки объяснить собрался? Умник, блин. 

– Не уходите, пожалуйста! 

– Сиди. Сейчас я. Позвонить надо. 


– Ирка, прикинь, этот, который на лавочке, говорит: «Объясни, что такое любовь». Да я тоже думала, клеится, но как-то странно, ко мне так ни разу не клеились. Не знаю. Да вроде, нормально. Я как раз и спросила, как ты советовала. Он мне весь мотор по болтикам рассказал. Да, похоже, он в этом рубит. Точно, как я сама не догадалась, он в автосервисе работает. Ты умняшка, Ирка! Ну, что твой? Телевизор? Хоккей? А, мордобой. Это их всех за уши не оттащишь, пива не давай, лишь бы мордобой посмотреть. Дрон? Не, не пришёл ещё. Может, тоже на спортивном канале завис. Ладно, пойду к этому чудику, хоть поугараю над ним. Что? Это тоже такой способ исследования психов? Тест? Слушай, чего вы только там не учите, хорошо, что я в Мед не пошла. Ладно, попробую. Давай… 


– Ну, что, не замёрз тут без меня? 

– Я не имею свойства мёрзнуть. 

– Круто. А как тебя зовут? 

– Я ещё не определился. 

– Ага, чувство юмора имеется. 

– А вас как зовут? 

– Я не стану выделываться, как некоторые. Аря меня зовут. 

– Что означает имя Аря? 

– Ну, это Арина, если полностью. Означает «мир, покой». 

– А вы не очень мирная, всё время гоните меня и ругаете. 

– А ты кто мне такой? Чего я должна тут с тобой?.. 

– Вот, видите, а говорите «мир, покой». Арина, мне очень нужно познать чувство любви. Помогите мне пожалуйста! 

– Ты совсем того?! Ты офигел что ли? Пошёл вон отсюда! Нет, сиди. Сиди жди. Сейчас мой Дрон придёт, он тебе всё объяснит. 

– А Дрон, это кто? Это который исполняет некоторые роли мужа, если нет настоящего? Я верно дал характеристику? 

– Ты вообще?.. Да ты точно псих! Ну-ка, слушай внимательно: пылесос, помада, чай, грейпфрут, леггинсы, жвачка, метрополитен, колготки, ресницы… и ещё это… шейпинг. Всё, десять. Повтори, что я сказала. 

– Пылесос, помада, чай, грейпфрут, леггинсы, жвачка, метрополитен, колготки, ресницы, шейпинг. Зачем это? 

– Сиди. Позвоню. 

– Ирка, слушай, ну, этот, который на лавочке, прикинь, про моего говорит: «тот, который исполняет некоторые роли мужа». Ты слышишь? Да. Да, «не-ко-то-ры-е»! Прикинь. Десять слов? Да, говорила. Да, повторил. А я, думаешь, сама их запомнила? Наверно, правильно. Сама шиза? Ну, подруга, может, ты и права. Вот чего я с ним на морозе разлялякиваю? Ну, да. Дрон? Не пришёл ещё. Потому и болтаю с этим. А что мне делать? Да нет, не агрессивный, рассудительный такой. Конечно никуда я с ним не пойду, что я дура? А твой как? А… Ну, давай… 


– Ну, что не замёрз… а, забыла, ты же не мёрзнешь. 

– Скажите, Аря, а имя Дрон что означает? 

– Это кликуха, не имя. Ты что, не знаешь, что такое дрон? 

– Если вы имеете в виду летательное устройство, то это беспилотный летательный аппарат, который способен автономно перемещаться в воздухе и не требует непосредственного пилотирования, управляется при помощи… 

– Эй, эй, стоп! Ты что, устройство этой штуки мне будешь впаривать? Что, у вас в автосервисе и дроны ремонтируют? 

– Мне кажется, вам не очень нравится имя Дрон. И сам этот Дрон не очень вам нравится. – Слушай, ты вообще отмороженный? Какое тебе дело, что мне нравится? 

– Арина, а какое настоящее имя этого вашего Дрона? 

– Витя его зовут. Витёк. 

– Ведь хорошее имя, означает «победитель». 

– Да ну… что это за имя – стыдняк. Дрон и то круче. 

– А какое имя вам нравится? 

– Ну, Глеб, к примеру. Марк тоже круто. Данила ещё… Не стыдно с парнем в тусняк идти, у которого такое имя. А то – Витёк… А вот и он идёт. Ты, это, сиди молча и смотри в сторону, понял? Всё, я тебя не знаю. Дрончик, приве-ет! Наконец! Я тебя так ждала-а! Ну что же ты так до-олго?.. 

– Привет Арюха, моя хрюха! Дай чмокну. Ну-ка, дай потрогать, не отморозила себе на холодной лавочке?.. 

– Мне кажется, Дрон, вы ведёте себя с Ариной неприлично, тем более в присутствии постороннего. 

– Аря, а это что за чмо? Откуда он тебя знает? А? Ты что, замену мне тут нашла? 

– Отпусти, псих, больно! Не знаю я его. Привязался… Сидел тут… 

– А ну, иди сюда, абабл, я из тебя котлетку стану лепить… 

– А-а-а! Убивают! Дрон, Дрончик, ты живой? Давай, помогу… Больно тебе? 

– Да пошла ты! Специально его на меня натравила? 

– Вставайте, Витёк, и уходите быстро. В случае сопротивления я вам сделаю очень больно. 

– Ну, ты… я твой фэйс зафотал. Встретимся ещё… Ещё увидимся… ты покойник уже… 

 – Арина, вы зря плачете. Этот Витя совсем вам не подходит, он груб и ведёт себя неуважительно по отношению к даме. 

– Ты кто такой, а? Ты кто такой мне указывать, кто мне подходит? Ты моего френда покалечил. Я полицию сейчас вызову! 

– Арина, вы же видели, он проиграл честную дуэль. Первый удар был за ним. По правилам, дама остаётся с победителем. Позвольте представиться, меня зовут Марк. 

– Ну-у… ты точно из дурки. Жди. Позвоню. 


– Ирка! Ирка, прикинь, этот, который на лавочке, его Марк зовут – круто, правда? Да. Так этот Марк моего Дрона так уделал, прямо ужас! Одним ударом. Да. Дрон еле уполз. Меня обложил, между прочим, в благодарность за всё хорошее, дебил! Так вот, прикинь, Марк говорит: это дуэль была. Да! И говорит, дама достаётся победителю. Такие, говорит, правила. Кто дама? Ну я, конечно, кто тут ещё? Ты же не вышла. Да знаю я, что не пускает... Что он делает? В ванне… понятно. Так что мне-то делать, подруга? С ним идти? С Марком? А если он псих, маньяк? Как проверить? Ох, ни фига себе проверки у вас… Ладно, попробую. Ты телефон при себе держи, хорошо? Вдруг что… Ну, давай. 


– Ну, что, дуэлянт, что теперь делать будем? 

– После дуэли положено идти с дамой в терем. 

 – Ну, ты нахал, Марк… 

– Почему нахал? Таковы правила. 

 – Откуда тебе знать правила дуэли? Может, ты в заграницах обучался? 

– Да, я изучал. И участвовал. Неудачно, правда. Но сейчас всё иначе. И теперь вы должны помочь мне познать чувство любви. 

– Слушай, Марк, я, конечно, тебе обязана некоторым образом, то есть, за спасение от этого моего… бывшего. Но ничего не обещаю. Пока давай просто поцелуемся. Без продолжения. Ну, целуй… Всё, всё… всё. Жди. Позвонить надо. 


– Ирка! Он так целуется!.. Обалдеть! Да. Нет, не залез. Нет, не порвал, всё культурно, даже очень пристойно, даже жалко, что так неактивно. Ну, что скажешь? Нормальный мужик обязательно бы полез? Так что, этот ненормальный? Не знаешь? А нафига ты на психопатолога учишься? Тоже мне, подруга, совет дать не можешь. Ещё попробовать? Ну, ладно, под твою ответственность. Давай… 


– Марк, я, конечно, уважаю старинные правила, которые ты где-то там изучал. И насчёт терема… в общем, я предлагаю идти в мой терем. Я там наготовила, за неделю не съесть. А ты, наверно, голодный. 

– Арина, я полностью с вами согласен и готов идти в ваш терем. 

– Слушай, Марк, ну мы же целовались уже, давай на «ты». 

– Согласен. Целовались – теперь можно на «ты». Арина, а почему ты сказала «наготовила на неделю»? 

– Так праздник. Вдруг гости. И этот… ну, ладно, забыли уже. Ты вот будешь кушать много и с удовольствием, да? 

– С удовольствием. А какой праздник? 

– Ты что, с Луны брякнулся? Новый год. Видишь фонари-гирлянды везде, витрины все сверкают – Новый год сегодня! 

– Не с Луны. А Новый год ваш неправомерный праздник. 

– Ты чего, Марк? Ты это брось. Как это – не праздник? 

– Понимаешь, Земля движется вокруг Солнца по круговой орбите, по кольцу. А у кольца нет начала и конца. То есть, у года не может быть начала и окончания, понимаешь? 

– Ну, ты зануда, Марк. Вот ты сам-то понял, что сказал? Вот подумай: год есть, а начала у него нет? Ты, может, действительно из дурдома, а? Справка есть? 

– Арина, я не из дурдома. 

– Короче, Марк, меня не интересуют твои политические взгляды и теоретические выкладки, а Новый год – единственный в году нормальный всенародный праздник, и испортить его я тебе не позволю! Понял? Всё. Идём праздновать. 



 – Ирка, Ируська, с Но-вым го-дом! Желаю тебе, подружка, счастья, чтобы весело жилось, чтобы было и моглось! Ну как вы? Хорошо? А что делаете, веселитесь? Спать лёг? Обиделся что ли? Устал… ну, конечно. А что у тебя на горячее? А я наготовила… Марк? Ирка, Марк – такой классный! Ты не представляешь! Такой обходительный. Мне, говорит, необходимо познать чувство настоящей любви. Мне так в жизни никто не говорил! У меня коленки подгибаются, когда он такое говорит… Не, ну у вас-то, да, у вас, конечно. Вы молодцы. Ну, я побегу, а то Марк горячее ждёт. Давай… 


– Марк, дорогой, налей нам шампанское, я хочу сказать тост. Я хочу, чтобы звон этих бокалов оставался в наших сердцах всю нашу жизнь! Вот. С новым годом!!! Давай поцелуемся… 

 – Марк, любимый, мне так хорошо! Ты такой… неземной! 

– Как ты догадалась, Арина? 

– А ну-ка, ну-ка, чего это я догадалась? 

– Арина, я боялся тебе сказать, я стеснялся… Вы же не верите, что могут быть люди вне Земли. Фантазируете, фильмы снимаете, а сами не верите. А тех, кто признаётся, содержите в заведениях для умалишённых. Арина, почему ты плачешь? 

– Я так и знала… Ну и хорошо, что сознался. Я никому не скажу, не бойся. И теперь никуда тебя не отпущу. Будешь жить у меня, ладно? 

– Это хорошо, что ты меня принимаешь. Теперь я выполнил своё задание. Но я отказываюсь возвращаться на родную планету. Я уже им сообщил. Они сказали, что на Земле такое случается со слабыми курсантами. Это очень трудное чувство – любовь, не все познавшие могут с ним расстаться. Выходит, я слабый. Но я не жалею. 

– Марк, ты сильный! Ты – настоящий! И ты у меня эксклюзивный – у всех земные, а мой – инопланетный! И я тебя люблю. 


 – Привет, Ир. Чего звонишь, Марка разбудишь, заснул только. Ну, как вы? Поругались? А чего? Да что он, дебил? Ну как это… Ну, ты там в учебниках поройся, какие там методы есть воздействовать. Ну, не плачь, Ируська, всё наладится, что ты, не психопатолог, что ли? Мой? Да, рядом. Ну, конечно. Ну, как тебе сказать, такой… такой космический! Да конечно не отпущу. Да. Он хочет. Говорит, познал, что хотел, вот. На другую планету, говорит, не променяю. Меня, конечно, кого же ещё? Ну, давай, Ирка. С Новым годом! С новым Счастьем! 

 
© Copyright: Виктор КВАШИН, 2020 

 20.11.2020 

 Другие рассказы Виктора Георгиевича можно прочесть здесь.



Комментариев нет:

Отправить комментарий