четверг, 5 марта 2020 г.

Открывая тайну клетки


Наступила календарная весна, а с ней пришёл и традиционный женский день. Как говорится, все цветы – для вас, такие разные, но милые, замечательные, прекрасные женщины, творящие науку! Одна из них – Нэлия Адольфовна ОДИНЦОВА, главный научный сотрудник Национального научного центра морской биологии им. А.В. Жирмунского ДВО РАН, заведующая лабораторией клеточных технологий ННЦМБ ДВО РАН, доктор биологических наук, профессор.

Нэлия Адольфовна ОДИНЦОВА

Нэлия Адольфовна – известный в своей области исследований специалист. Она окончила кафедру цитологии Дальневосточного государственного университета в 1977 году. В 1984-м Н.А. Одинцова защитила кандидатскую диссертацию в Институте цитологии РАН (Санкт-Петербург), а в 1999 году стала доктором биологических наук по специальности – эмбриология, гистология и цитология, защитив диссертацию по теме «Репродукция и дифференцировка клеток двустворчатых моллюсков и иглокожих in vitro» (Владивосток). В 2009 году получила диплом ВАК профессора по специальности «Гистология, цитология, клеточная биология».
Н.А. Одинцова – авторитетный учёный. К 2020 году ею опубликовано более 140 научных работ, среди которых: одна монография, четыре патента, более 100 статей в центральных научных журналах и сборниках, а также в международных изданиях, включённых в международные базы цитирования (Web of Science, Scopus). Нэлия Адольфовна неоднократно выступала с докладами на международных конференциях по морской биотехнологии, морской биологии, биологии развития, культурам клеток морских беспозвоночных и криобиологии.

Участники Международной конференции, МБС «Восток», 2015 год

     Нэлия Адольфовна – строгий, но справедливый учитель. Она успешно обучала и продолжает обучать студентов, аспирантов, соискателей. Она преподавала в ДВФУ в Школе естественных наук – сначала на кафедре цитологии и клеточной биологии, а затем на кафедре биохимии и биотехнологии. Под руководством Н.А. Одинцовой успешно защищено восемь кандидатских диссертаций, один соискатель получил звание «профессор» и работает в Университете Торонто (Канада). Её ученики неоднократно занимали призовые места на Ежегодных научных конференциях Национального Научного Центра Морской биологии им. А.В. Жирмунского ДВО РАН.
У Нэлии Адольфовны имеется большой опыт организационной работы. В 2015 году возглавляла Оргкомитет международной конференции «Культуры клеток морских и пресноводных животных» на посту Председателя; на протяжении 17 лет была учёным секретарем Объединенного Учёного Совета по биологическим наукам ДВО РАН, руководила международными проектами и грантом РНФ, неоднократно руководила грантами РФФИ и ДВО. В настоящее время она – Председатель экспертной комиссии по биоэтике ННЦМБ им. А.В. Жирмунского ДВО РАН. Н.А. Одинцова была оппонентом многих кандидатских диссертаций и докторской диссертации.
Научные интересы связаны, главным образом, с проблемами интенсификации пролиферативной активности и контроля дифференцировки в клетках и тканях морских организмов. Эти работы не имеют аналогов в мировой практике. Используя генетические конструкции, регулирующие рост клеток, и новые факторы роста, а также уникальные биологически активные вещества из тканей морских беспозвоночных, Нэлия Адольфовна вместе со своими коллегами разрабатывают комплекс условий, позволяющий стабильно получать клетки моллюсков и иглокожих, поддерживая их жизнедеятельность в течение длительного времени. Кроме того, коллективом проводятся исследования по изучению механизмов криоустойчивости клеток морских гидробионтов, от морских микроводорослей до морских млекопитающих. Эти работы направлены на сохранение биоразнообразия водных организмов.
Помимо всего перечисленного, Н.А. Одинцова – энергичная, приятная в общении, доброжелательная женщина и наша собеседница.
– Нэлия Адольфовна, расскажите о себе, своей семье. Имели ли ваши родители отношение к науке?
– У меня замечательные родители, которые жили в Новосибирске. Мама – Асия Абдурахмановна живёт там и сейчас. Они никогда не мешали, а только поддерживали меня. Папа – Адольф Иосифович – инженер на авиационном заводе. Мама – экономист. Они оба очень порядочные люди.
– Когда вы решили, что станете учёным?
– У меня был прекрасный учитель биологии – Дина Константиновна Кузнецова. Пожалуй, она и определила мой выбор профессии. Я решила связать свою жизнь с биологией, генетикой, рано, в 5-6 классах средней школы.
– Как складывался путь в академическую науку? Кто были ваши учителя?
– Если честно, мне очень хотелось посмотреть на обитателей моря и Владивосток. Думала вернуться через год в Новосибирск, но не получилось – затянула работа и вышла замуж. Я пришла на кафедру биохимии Дальневосточного университета студенткой первого курса с условием, что мне помогут найти руководителя, который занимается нуклеиновыми кислотами. Так я попала к кандидату биологических наук (впоследствии, учёному секретарю института) Тамаре Александровне Тереховой, выпускнице МГУ имени М.В. Ломоносова. Через пару лет она мне сказала, что ждёт ребенка, и лучше бы мне начать работать там, где я буду делать дипломную работу. Так я попала к кандидату биологических наук Юрию Алексеевичу Тутурову, научному сотруднику лаборатории генетики, но после пожара в помещениях лаборатории в 1976 году, когда Тутуров погиб (меня там случайно не оказалось), я делала дипломную работу у супругов кандидата биологических наук Любови Кимовны и кандидата биологических наук Анвара Абдурахмановича Гинатулиных (научные сотрудники в БПИ ДВНЦ АН СССР). В 1977 году меня пригласил на собеседование первый директор Института биологии моря ДВНЦ АН СССР доктор биологических наук Алексей Викторович Жирмунский. Он сказал, что возьмёт меня в институт к доктору биологических наук, старшему научному сотруднику Андрею Олеговичу Заленскому.
– Почему вы выбрали эмбриологию, гистологию и цитологию?
– Я выбрала кафедру цитологии и гистологии по совету своего учителя – Т.А. Тереховой. На этой кафедре были очень доброжелательные преподаватели, мне без труда удалось перейти на индивидуальный план обучения. В 25 лет, по рекомендации А.В. Жирмунского, я стала преподавать на этой кафедре «Молекулярные основы биологии». Под руководством жены Заленского, кандидата биологических наук, младшего научного сотрудника Ирины Аркадьевны я подготовила и защитила кандидатскую диссертацию в Институте цитологии (Санкт-Петербург). Сам А.О. Заленский к тому времени окончательно переехал из Владивостока. Огромное спасибо за поддержку доктору биологических наук, заведующему лабораторией Николаю Семеновичу Шелудько, который принял меня в лабораторию биофизики клетки и не возражал, когда я по предложению доктора биологических наук Георгия Петровича Пинаева (Санкт-Петербург, Институт цитологии, заведующий отделом клеточных культур) стала заниматься совсем другим направлением – культурами клеток морских организмов.
– Нэлия Адольфовна, вы – главный научный сотрудник, заведующая лабораторией клеточных технологий, которую возглавляете с начала её образования в 2009 году. Расскажите об основных направлениях исследований, о ваших научных достижениях.
По инициативе профессора Георгия Петровича Пинаева в 1986 году в лаборатории биофизики клетки была организована группа по культивированию клеток морских беспозвоночных под руководством А.В. Хоменко – бывшего аспиранта Г.П. Пинаева. В 2009 году на базе этой группы была создана новая лаборатория клеточных технологий под моим руководством для разработки технологий индукции пролиферации стволовых клеток морских гидробионтов и их дифференцировки в определённый клеточный тип, поскольку для решения целого ряда задач современной биологии и медицины необходимо исследование стволовых клеток разного происхождения. Кроме того, в новой лаборатории клеточных технологий одно из важнейших направлений – разработка технологий криосохранения клеток морских гидробионтов и исследование механизмов криоустойчивости их клеток.
Я понимаю, что многие проблемы морской биотехнологии не могут быть решены без постоянных клеточных линий морских организмов. Продукция биологически активных веществ in vitro (в пробирке) может стать альтернативой химическому синтезу или аквакультуре, но только при условии, что клетки в культуре будут обладать высоким потенциалом роста. Эту цель можно достигнуть только при увеличении уровня экспрессии генов, регулирующих рост клеток. Кроме того, анализ изменений, происходящих в клетках морских гидробионтов после холодового стресса, проведённый с помощью разных методов, может стать ключом для идентификации механизмов их приспособления к изменению условий среды.


– Нэлия Адольфовна, вы – профессор, вырастили много молодых учеников. (Посмотрела «Профессор Рейтинг» (рейтинг вузов, преподавателей), вы – на пятом месте топ-десятки преподавателей ДВФУ.) В чём видите главную задачу преподавателя?
– Надо помогать молодым. Я это буду делать независимо от того, поощряет ли это руководство или нет.
Надеюсь, что своё предназначение я выполнила – научила ребят работать на очень высоком уровне, теперь они сами ставят себе планку в развитии и делают много того, чего я просто не умею.

Сотрудники лаборатории клеточных технологий ННЦМБ ДВО РАН

– Каковы ваши планы на будущее?
– Они связаны только с профессиональным ростом моих учеников.
– Если начать всё сначала, связали бы вы свою жизнь с биологией или пошли бы совсем другой дорогой?
– Я бы выбрала эту же профессию.
– Что бы вы пожелали своим коллегам, друзьям, близким?
– Я хотела бы, чтобы мои ученики оставались достойными людьми и учёными. В этом году исполнилось 50 лет, с тех пор как был организован ИБМ – Институт биологии моря. Хотелось бы, чтобы атмосфера творчества и доброжелательности навсегда осталась в этих стенах. Своим близким желаю всего, что им хочется.

Фото из личного архива Нэлии ОДИНЦОВОЙ

Комментариев нет:

Отправить комментарий