вторник, 3 января 2017 г.

Виктор КВАШИН "Что под нами вверх ногами?"

Рассказ


Убил Антоха необычного зверя. Хотел зюбря завалить на заповедной территории, притаился у толстого дуплистого дерева. И вдруг, в самый момент из дупла медведь попёр! Откуда Антохе было знать, что там косолапый? Он и пальнул с двух стволов, в упор. Естественно, сразу наповал. Ну и ладно, не олень, так медведь, может ещё и лучше. Шкура летом, конечно, ни к чему, зато мяса побольше даже будет. Ничего мишка, среднего, так, размера, башка правда, великовата, а лапы передние коротки. Ой, коготки малюсенькие, как у медвежонка. Чёрт с ними, свежевать надо, пока инспектора не нагрянули.

Вытянул Антоха тушу из дупла и опешил: медведь без зада! Фу! Мерзость какая! Задка у зверя нет, а так, культя какая-то с малюсенькими лапками, как у зародыша и без шерсти. А грудь и башка – во! – как у взрослого. Поморщился Антоха, попинал сапогом добычу, подхватил ружьё и ходу с места преступления. Отошёл несколько, вернулся, вытащил телефон, сфотографировал монстра, представляя, как рассказывать корешам будет, а они, конечно не поверят. А вот вам, смотрите! Только телефон разряжен оказался, на пару кадров всего аккумулятора хватило.

Дома Антоха первым делом разбудил Нюрку, почти гражданскую жену, приходящую надолго, когда в доме у него достаток, послал её за корешами с наказом, чтобы взяли водки и закуси, а он им за это тако-ое расскажет!

Кореша повелись. Прибыли оперативно, водку и закуски принесли, немного, правда, но для «старта» достаточно. Антоха за то и любил Нюрку, что у неё талант был врать настолько искренне, что все окружающие верили, даже те, кто не доверял.

Но тут и врать было необязательно, Антоха после первой сразу предъявил доказательства. Фотографические. После прений и ещё двух стопок пришли к выводу, что факт налицо. Возникла идея поделиться с миром ‒ выложить фотки в сети. Не проблема! Отзывы посыпались сразу, правда, большая часть была типа «Сам дурак!», но к тому времени, как сбегали за добавкой, рейтинг поднялся до двух тысяч лайков. Отметили тостом.


Зоолог Захребтовского заповедника Иван Грознов писал отчёт о результатах подсчёта гнездовий водоплавающих, когда навязчиво замигало оповещение о новостях в соцсети. Отвлекаться не хотелось, но так уж устроены эти соцсети, что своего добьются. Пришлось перейти по назойливой ссылке. А там: «Таёжный монстр!»

Антоха хоть и скрывался под псевдонимом, но не нужно было работать в ФСБ, чтобы вычислить владельца интернет-страницы по его фотографиям с незаконной добычей. Иван пользовался Антохиной страницей для сбора сведений о браконьерах и их покушениях на территорию заповедника, поскольку все они с Антохой общались по общим интересам. Впрочем, соблюдая конспирацию, Иван никак себя не проявлял.

Но фотография необычного зверя Ивана заинтриговала. Вероятность, что Антоха обучился приёмам фотошопа, Грознов исключал. Зная нетерпеливость и непосредственность неплохого в сущности парня Антохи, Иван решил, что фотографии подлинные и недавние. Он купил бутылку и пошёл к Антохе на другой конец села.

Антоха бодрствовал за столом в гордом одиночестве. Кореша и вместе с ними верная в данный период времени Нюрка находились, как определил сам Антоха, «на временной реабилитации» тут же за столом и на проваленном диване.

‒ Показывай монстра, ‒ потребовал Иван.

‒ Не, это не мои фотки, ‒ попытался «съехать» Антоха, ‒ мне по сети прислали, я только название придумал и выложил от себя.

Надо заметить, что Грознова побаивались, хоть и служил он всего-то зоологом, а не инспектором охотнадзора. Внешность у него была такая, требующая опаски и уважения. При встрече в заповеднике территорию покидали спешно, без прений. Но в данной ситуации Иван подошёл к вопросу деликатно, он достал бутылку, чем сразу и надолго расположил к себе опрашиваемого. Тем более пояснил, что у него чисто научный, зоологический интерес к необыкновенному зверю.

Объяснения пьяного Антохи ясности не добавили. Фотографий было всего две, обе невысокого качества.

‒ Пошли, покажешь! – сказал Грознов.

Но приказной тон делу не помог. Антоха сказал: «Пошли» и упал ничком на стол.


В тайгу выбрались лишь на третий день. Антоха, подбадриваемый периодическим глотком спиртного, строго дозируемым Грозновым, уговорами и тычками в спину, привёл-таки зоолога к дереву с дуплом. Дерево, конечно же, оказалось старой корявой липой. Дупло было обширным, но не сильно глубоким, дно прощупывалось вытянутой рукой. Похоже на берлогу медведя-белогрудки. Убитого зверя успели растащить все, кому не лень было из местного зверья и пернатых. Валялись клочья шкуры, часть позвоночника, обгрызенная лапа с сухожилиями. Почти неповреждённую голову и кости, похожие на тазовые, но непропорционально маленькие, Иван нашёл в стороне. Всё это он уложил в мешок и, подталкивая вновь начавшего отключаться Антоху, двинулся в село.

В своём сарае Иван раскладывал останки неведомого зверя и так и эдак, сравнивал с фотографиями и ничего не мог понять. Получалось нечто несуразное.


Наутро Грознов повёз начавшие припахивать останки в родной институт на кафедру зоологии. Старенький профессор в присутствии зажимающих носы ассистенток лично разложил косточки в анатомическом порядке, долго вертел тазовые кости и, наконец, изрёк:

‒ Ну, что я вам могу сказать, уважаемый и любимый мой ученик? Да, это бурый медведь, имеющий множественные врождённые патологии. Тазовые кости и задние конечности были явно и сильно недоразвиты.

‒ Но как он жил с такими несовместимыми для жизни недостатками, да ещё в дикой природе? – задал вопрос зоолог Грознов. Но внятного ответа, кроме разведённых в стороны рук и поднятых плеч не получил. Вместо этого был приглашён на чай с печеньем и дружеской беседой.


Между тем новость распространилась среди местных жителей довольно широко. Однажды жена сказала Ивану, что люди говорят, будто шаман может распознать необычного зверя. Как любая уважающая себя немногочисленная коренная народность, тайганы имели своих шаманов. После долгих колебаний и внутренних протестов убеждённый материалист Грознов местного шамана посетил.

Шаман жил как обычный человек в том же селе, занимая с семьёй половину стандартного двухквартирного дома, был вполне грамотным, современным человеком, пользующимся телевизором и смартфоном. Посмотрев внимательно фотографии и выслушав рассказ о звере, шаман высказал предположение, что это дух подземного мира выбирался в наш мир через дупло старого дерева и в момент воплощения в медведя глупый охотник со страху убил его наповал. Материализация не завершилась, поэтому зверь кажется уродом. Безусловно, с такими недостатками ни одно животное и в зоопарке не выживет.

‒ Интересная версия, ‒ усмехнулся зоолог, ‒ Но есть противоречие: я ощупал и осмотрел дупло, там нет никаких отверстий, кроме выходного. Нет прохода из «подземного мира».
В ответ усмехнулся шаман:

‒ Духу не нужна дверь, чтобы войти или выйти, для него нет стен и загородок. Ходит, где ему надо. Дупло, скорее всего, нужно было для самого процесса воплощения, пока дух обретает тело из мяса и костей, чтобы никто не мешал в этот ответственный момент, когда и дух уже не дух и зверь ещё не зверь. Так совпало, что охотник в этот момент оказался рядом, да ещё и глупый.

‒ Так что, по-твоему, дух этот тоже погиб?

‒ Нет, духу ничего не сделается, снова придёт, в другом обличье.

‒ Тогда, значит, медведю не повезло, что его избрали для воплощения?

‒ И о медведе не стоит беспокоиться. Он в Нижний мир ушёл. Ему новую одежду сошьют и снова в тайгу гулять пустят.

‒ Так что, никого жалеть не нужно, кто умирает?

‒ Немножко жалеть нужно. Умирающий с родными, с друзьями, с привычной жизнью расстаётся. Но он же не навсегда умирает. В Нижнем мире снова жить будет.

Для человека, родившегося в городе и обучавшегося в современном университете, ответы шамана были не то чтобы непонятными, а неприемлемыми для его материалистического ума и несколько шокировали. Иван покинул шамана растерянным и несколько дней возвращался к этому разговору, в уме оспаривая слова туземца. Наконец, он вновь пришёл к шаману.

‒ А я знал, что ты придёшь. Ещё в первый раз по глазам видел, что не совсем мне не веришь, что думаешь над тем, что я тебе сказал. Ну, спрашивай.

‒ Наверно, чтобы понять частности, мне нужно узнать общее. Расскажи о вашем тайганском видении мироустройства.

‒ Если коротко, то всё просто. Есть три мира: Верхний, где живут верхние, самые большие боги, которые занимаются отношениями Миров и о людях думают лишь в общем; Средний мир, где живём мы; и Нижний, где живут все умершие в Среднем мире люди, звери, предметы. Когда ломается вещь, она переселяется в Нижний мир и становится там целой. Покойнику специально кладут поломанные вещи, чтобы в Нижнем мире он мог ими пользоваться. В Нижнем мире всё такое же, как в нашем Среднем мире, но наоборот, например, у нас сейчас день, а там ночь. И вот некто в образе медведя выходит в наш мир для каких-то нужд. Наши люди, которые умеют, тоже иногда ходят в Нижний мир при необходимости. Если в это верить, то ничего необычного нет. Ты же веришь, что человек рождается в этот мир. Почему ему из этого мира не рождаться в другой?

Рассказ был настолько убедительным, что зацепил материалиста-зоолога. Он несколько раз посещал шамана, они подолгу беседовали, и, как люди любопытные, стали взаимно расположенными.


Вместе с тем, чтобы проверить идею канала перехода между мирами, Грознов установил напротив дупла фотоловушку. И однажды фотоловушка сделала несколько снимков существа, вылезающего из дупла. Против ожидания, это был… человек!


‒ Ну, что ж, логично, ‒ сказал шаман, ‒ этот дух сообразил, что даже самый тупой охотник не станет сразу стрелять в человека, даже неожиданно вылезающего из дупла посреди леса. И видишь, я оказался прав, в этом дупле канал перехода между мирами. Надо себе это иметь в виду на всякий случай.

‒ Слушай, давай перехватим этого духа на обратном пути! – загорелся идеей Иван. ‒ Это же единственный реальный случай с настоящим духом познакомиться.

‒ Ну да, насмотрелся мультиков! Да ты знаешь, какой силой обладает дух из иного мира? Мы и представить не можем, что он с нами сделает.

Но Иван уже уловил в интонациях шамана толику сомнения и продолжил настаивать. Наконец, решили не откладывая, идти к дуплу.

Шаман взял с собой так много «реквизита», что даже могучему Грознову было тяжело идти с таким грузом по тайге без тропы. Шаман долго колдовал вокруг дупла и места их расположения за вывороченным корневищем поваленного дерева, объясняя свои действия «установкой защиты». Иван просто сидел и глазел на все эти не имеющие логичного объяснения движения. Потом они сидели вдвоём. Потом установили очерёдность дежурства. Шаман настаивал на условии ни в коем случае не покидать «защитный» круг.

И вот, совершенно обычным образом из-за пихты вышел человек и не спеша пошёл к дуплистой липе. Иван сперва даже подумал, что это обычный браконьер, если бы не внешний вид, запечатлённый на фотографии с фотоловушки. Среднего роста мужичок, одетый обыкновенно, в потёртый армейский камуфляж, за спиной солдатский вещмешок, как у любого сборщика дикоросов или охотника. Но Иван чутьём почуял – это тот самый! Толкнул спящего шамана. Тот приподнялся, и этого шевеления за баррикадой корней оказалось достаточно, чтобы пришелец сделал некое движение и с деревьев посыпались сучья, а воздух задрожал и сдавился, как в насосе. У Ивана заложило уши и остановилось дыхание. Пришелец одним прыжком оказался перед дуплом, но влезть в него не смог, остановился, будто перед стеной и стал ощупывать невидимую преграду.

‒ Мы не враги тебе! – проговорил через силу шаман. – Убери свою силу.

‒ Сначала убери ты! – воскликнул пришелец и увеличил давление воздуха. Иван понял, что сейчас потеряет сознание.

‒ Давай одновременно, и разойдёмся. На честность, ‒ выговорил из последних сил шаман.

‒ На честность? Почему я должен тебе верить?

‒ Потому что я сейчас умру, а мои запоры на входе в твой мир останутся надолго. Что будешь делать? Мы не хотим тебе плохого. Давай, на три?

‒ Давай.

На «Три» давление спало до нормального. Иван с облегчением вздохнул и устало опустился на ствол. Шаман сел рядом. Пришелец тем временем оказался в дупле и, когда друзья уже мысленно с ним попрощались, вдруг осторожно выглянул.

‒ А что вы от меня хотели?

‒ Поговорить, ‒ устало ответил шаман.

‒ О чём?

‒ О жизни, ‒ ответил Иван.

Из дупла некоторое время не было слышно ни звука. Потом:

‒ Ну, тогда костёр разожгите, что ли. У огня мысли чище. Сейчас приду.

Для таёжных людей разжечь костёр в сухую погоду – дело минутное. У Ивана в рюкзаке вечный спутник ‒ котелок с пачкой заварки.

Пришелец подсел как-то незаметно, бесшумно, напротив, через огонь от землян. Принял кружку чая, кажется, с вполне человечьей благодарностью:

‒ Хорош чаёк! Чего спросить-то хотели?

‒ Расскажи, как там, в Нижнем мире живут.


Человек, или дух в человеческом теле помаленьку разговорился. Видя интерес слушателей, увлёкся своим повествованием и рассказал, что Нижний мир сейчас процветает как никогда. И это заслуга последнего величайшего среди Богов правителя, который пришёл к власти несколько тысячелетий назад и с каждым годом добивается всё больших успехов в строительстве Нижнего мира для блага всех в нём проживающих. Этот гениальный правитель приказал внушать каждой человеческой душе, уходящей для временной жизни в Средний мир (есть такая повинность в Нижнем мире, вроде обязательной военной службы, а то бы вообще никто сюда не согласился переселяться), что в Среднем мире всё создано специально для людей и чем больше они потребляют, тем лучше. Поэтому земляне с детства устремляются к получению максимальных материальных благ. Тем самым они неоправданно увеличивают уничтожение всего живого, а также воздуха и рек, гор и морей, они развязывают войны, разрушая города, дороги и уничтожая массу полезных вещей. Всё это переселяется в мир Нижний и воплощается в целом виде. От этого население Нижнего мира благоденствует. Красивейшие города утопают в окружающих лесах, хрустальные водопады ниспадают с постоянно растущих горных хребтов. Зверей, птиц, рыб и прочих животных и растений – несчётное количество. Домашним скотом заполнены загоны и нет ему переводу, поскольку в Среднем мире домашний скот забивают сверх всяких человеческих потребностей. Конечно, в Нижнем мире наличествует вся самая современная техника, без числа выбрасываемая на свалки Среднего мира в совершенно рабочем состоянии.

‒ Вот так мы там живём, в моём родном Нижнем мире! – закончил рассказ пришелец.

‒ Зачем же ты приходишь сюда, если там так замечательно? – спросил Грознов, несколько уязвлённый похвальбой пришельца из загробного мира.

‒ Тут, в вашей Сибири и на Дальнем Востоке кроются для нас значительные проблемы. В нашем мире под этим местом пустыня, ну почти пустыня. Поскольку это одно из немногих мест на Земле, где люди плохо усвоили задачу перенесения всего живого в Нижний мир. Вот мы и выправляем дефекты душ, вселяя в них потребительскую жадность. Скоро, совсем скоро всё переселится в Нижний мир, и тогда именно в Нижнем мире наступит настоящий, полный и окончательный вечный Рай. Так говорит наш правитель. Рай будет именно в Нижнем, а не в Верхнем, как необоснованно утверждают правители Верхнего мира, ничего для этого не совершая. Мы же трудимся всем великим коллективом человеческих душ, как воплощённых, так и невоплощённых, для создания подлинного Рая на Земле под руководством Великого Бога Нижнего мира!

‒ Так вы хотите, чтобы всё, что есть на поверхности планеты, переселилось в Нижний мир? И для этого нужно всё это убить?

‒ Ну конечно! Рад, что вы меня поняли! Присоединяйтесь, вместе мы значительно ускорим процесс. Вам ведь всё равно скоро переселяться к нам, вернее на нашу общую родину. Так послужим же вместе великому делу процветания Нижнего мира!



Разговор с пришельцем из загробья угнетающе подействовал на никогда ранее не унывающего здоровяка Грознова. Он бросил дела, ушёл в депрессию, стал пить. Он пытался убеждать окружающих в пользе уменьшения потребления, но все обычно отвечали: «Денег мало не бывает». Антоха и тот стал открыто браконьерить, оправдывая свои действия тем, что «все там будем».

Однажды Грознов повёз в город отчёты, но и там тоже умудрился напиться. Сам не понимая как, оказался в незнакомой квартире, в компании мужчин и женщин весьма весёлых и радушных. И снова принялся рассказывать свою историю о переселении душ и о Нижнем мире. Дамочка, сидевшая рядом и имевшая на него определённые виды, вдруг заявила:

‒ Неправильно!

‒ Что тебе неправильно?

‒ Не будет работать такая схема! Сдохнет твой Нижний Рай.

‒ Маруся, объяснись, а то я тебя перестану уважать.

‒ Да и не уважай, лишь бы любил! Ха-ха-ха! Сам подумай: откуда они будут брать еду, дома, машины, откуда у них будет расти лес, если в нашем мире всё это закончится? Кризис у них наступит и придётся засылать сюда воплощённых с заданием сажать деревья и беречь водоёмы.

‒ Откуда ты такая умница?

‒ Не грузись, я обычный экономист среднего звена. Не зоолог, конечно, но кое-что в процессах потребительского рынка соображаю. Наливай-ка лучше.

Заявление пьяной собутыльницы перевернуло сознание Грознова. Он разом бросил пить и взялся за ум. Теперь вопрос стоял не о происхождении дефективного медведя или об уменьшении жадности отдельных индивидуумов, а о сохранении Мира как такового! Иван вернулся домой, но долго не задержался, собрал рюкзак и двинул в заповедник к дуплистой липе. Ждать пришлось долго. Сентябрьские ночи холодные, приходилось ночевать у костра, категорически запрещённого правилами заповедного дела. Но других вариантов не было. Наконец, его, спящего, растолкал пришелец из Нижнего мира. Сам изъявил желание пообщаться.

‒ Если ждёшь, значит, хочешь сообщить нечто важное. Подозреваю, что как человек умный, ты нашёл способ ускорить процесс переселения тайги в Нижний мир?

Грознов попытался объяснить тупиковость процесса тотального переноса Среднего мира в Нижний. Пришелец не мог взять в толк, но видя крайнюю встревоженность уважаемого им землянина, пообещал сообщить «по инстанции».

Через несколько дней среди ночи Ивана в его собственной постели разбудил пришелец и попросил выйти во двор. Они пошли за околицу по пустынной улице, освещённой лишь звёздами. За крайними домами у моста через речку Грязнуху была поляна, загаженная бытовым мусором и бутылками. Тут пришелец указал на обрубок бревна, стоящий посреди поляны.

‒ Говори ему, он у нас министр переселения между мирами.

Зоолог несколько смутился внешним видом министра и не сразу смог заставить себя говорить с бревном, пока тот сам не обозначил себя фразой:

‒ Я слушаю, слушаю.

Иван набрался смелости и объяснил то, что ранее разъяснила ему бухгалтер-экономист Маруся. Он высказал мнение, что в итоге не только наступят времена, когда жителям Нижнего мира станет нечего есть, поскольку закончатся все ресурсы Среднего мира, но и нарушится само Мировое равновесие, наступит великий кризис всех трёх миров! И тогда неизвестно вообще, что будет…

‒ В ваших рассуждениях просматривается рациональное зерно. Мы будем думать. О результатах анализа предложенных посылов вам сообщим, ‒ сказал пенёк и исчез.


А Иван проснулся утром в своей постели. Жена уже вовсю хозяйничала у раскалённой печи, на блюде росла стопка ароматных блинов. «Как хорошо, что всё это лишь сон», ‒ подумал Грознов, и пошёл умываться.

‒ Ну, что они тебе сказали? – спросила жена, подавая блины со сметаной и кружку крепкого чая.

‒ Кто?..

‒ Ну, тебя же к мосту вызывали?

‒ Сказали, думать будут, ‒ ответил озадаченный Иван, автоматически прожёвывая блин.


Прошла неделя. Зоолог Грознов производил в восточной части заповедника плановый сбор экскрементов барсуков с целью последующего анализа их осеннего питания. У очередного барсучьего туалета перед ним явился пришелец из Нижнего мира, пригласил присесть на поваленное дерево.

‒ В общем, передать велели, что твои аналитические выкладки учтут при планировании переселения между мирами на следующую пятилетку. Говорят, теперь будут внушать потребление лишь каждой третьей воплощаемой в Среднем мире душе, тем самым растягивая процесс приближения кризиса в Нижнем мире. Короче, на твой век тайги хватит, можешь спокойно подсчитывать барсучьи какашки, ‒ с этими словами пришелец хлопнул зоолога по плечу и шагнул в яму под корневищем.


Больше Грознов никогда пришельца не встречал. Но стал примечать в знакомых охотниках и рыбаках уменьшение стремления всё добыть. Поймают немного – и ладно, и тому рады. Пропал у людей азарт всю тайгу в дом снести. Наверно, всё-таки, в подземном министерстве внесли коррективы.

И слава Богам!

Виктор КВАШИН
15 июля 2016 год
Другие рассказы Виктора Георгиевича можно прочесть здесь




Комментариев нет:

Отправить комментарий