пятница, 13 сентября 2013 г.

В поисках нестриженых овец. Заметки по поводу «реформы и реорганизации» РАН



 В.И. Голов
Когда речь заходит о реформах в нашей стране, невольно вспоминается выражение В.С. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда (плохо)». Это в равной степени можно отнести к законопроекту № 305828-6 «О Российской АН, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Заметьте, что наряду с реформой РАН возникла необходимость корректировать законы, что само по себе свидетельствует о противозаконных действиях правительства. Попытки реформирования РАН предпринимались многократно, особенно после «перестроечного» кризиса и развала СССР. И вот, наконец, свершилось и уже принято во втором чтении.

Этот разрушительный процесс, постигший РАН, на самом деле произошел из-за резкого сокращения бюджетного финансирования науки, отсутствия средств на современное оборудование, на экспедиционные исследования. Но самое главное, по причине резкого сокращения притока талантливой молодёжи в науку, где аспирантам платили всего 1,5 тысячи рублей (с сентября 2011 года 2,5 тысячи и только с 2013 года 6 тыс.) в месяц при среднем прожиточном минимуме 7-10 тысяч. Разве можно прожить на такие средства? По-видимому, наши «благодетели от науки» упустили из виду, что молодые люди становятся аспирантами уже в том возрасте, когда создается семья и рождаются дети, а посему запросы у них несколько выше, чем у студентов, у которых стипендия, как не странно, выше, чем у аспирантов. Теперь, когда отнимут у нас больницу и два детских сада, в академию молодёжь уже действительно нечем будет привлекать. Поэтому, талантливая молодёжь ищет возможности продуктивно заниматься наукой за рубежом, либо работают вне сферы науки, где платят достойную зарплату. 

Уместно напомнить, что в развивающихся странах тропической Африки научным сотрудникам, и в том числе кандидатам наук, защитившимся в России, платят в 4-5 раз больше [Богатов, 2005]. В разгар экономического кризиса президент США Барак Обама, выступая в апреле 2009 года на 46-ом ежегодном собрании Национальной Академии Наук США, сказал следующее: «...Наука сегодня является самым главным приоритетом, от её достойного финансирования зависит благополучие и прогресс государства, поэтому средства на содержание фундаментальной науки из федерального бюджета необходимо увеличить как минимум в 2 раза...». Но самое примечательное заключается в том, что он призвал к поддержке молодых людей, стремящихся в науку, к увеличению средств на образование. Президент сказал, что доля финансирования на поддержку аспирантских стипендий увеличивается в 3 раза! (из выступления академика Н.В. Соболева на общем собрании РАН 29.05.2009 г.). Это позиция человека и гражданина, искренне озабоченного судьбой своей страны. Причем такая позиция была свойственна и его предшественникам. 

Вот, например, что прозвучало из уст бывшего президента Б. Клинтона в речи перед журналистами 03.08.1994 году: «...Будущее наших детей определяется тем, будем ли мы вкладывать средства в фундаментальную науку... Для сохранения высокого уровня исследований, их необходимо вести широким фронтом. Ибо прогресс в одной области часто приносит непредсказуемые результаты в совсем других областях». В выступлении Б. Клинтона, на наш взгляд, кроме глубокого осознания роли науки в процветании государства, особенно ценным является замечание о том, что нельзя развивать только одну или несколько отдельных отраслей знания. 

Поэтому нам сейчас необходимо по мере сил сохранять все то – ценное, что уже было накоплено предшествующими поколениями учёных, и чем могла гордиться Россия. И мы вполне разделяем позицию академика Ю.Д. Третьякова и члена-корреспондента Е.А. Гудилина, которые считают, что «попытки детерминировать научный поиск, загнать его в прокрустово ложе, неминуемо обречены на неудачу»(2009). Об этом же говорили в своих выступлениях академик А.Д. Некипелов и академик В.А. Макаров в беседе за круглым столом в 2010 году. Так уже было в СССР с приоритетными исследованиями в угоду военно-промышленного комплекса (причём в мирное время) при И.В. Сталине и Л.И. Брежневе, с «кукурузной эпопеей» при Н.С. Хрущеве и так же будет с «нанобумом» при современном руководстве. Или, как остроумно назвал это модное увлечение советник по нанотехнологиям национального научного фонда США Дэвид Берубе – «нанопурга» в своей книге «Правда о технологическом буме»(2007). 

К сожалению, начиная с 90-х годов, у руководства нашей страны неподдельный интерес, как к фундаментальной, так и к прикладной науке чаще всего возникает только меркантильный, то есть когда появляется надежда, на фоне слабой законодательной базы и недостаточного бюджета, заполучить занимаемые земли, недвижимость и другие ценности, находящиеся под патронажем науки. Эту позицию очень ясно, без лицемерия и демагогии выразил в своем выступлении бывший глава правительства М. Касьянов: «Пытаться получить деньги с академии – это все равно, что пытаться настричь шерсти со свиньи: шерсти мало, а визгу много!».
 
Или вот еще одно «компетентное» мнение о роли науки в современном обществе другого бывшего члена правительства, Г. Грефа: «Я не понимаю, что такое Академия наук!». Эти деятели хотя бы искренне признавались в поисках нестриженых овец, что они не знают, что такое Академия и можно ли её постричь. О нынешних – этого не скажешь. Ибо они глубоко уверены в своей правоте, не утруждая себя вникать в проблемы для них чуждые и непонятные.
Во все времена в России при авторитарных режимах, а у нас он до сих пор является таковым, несмотря на существование парламента (Думы) и бутафорской оппозиции, за исключением КПРФ, постепенно «власть предержащие» её узурпируют, считая, что они достигли совершенства и что они могут всё. Тому свидетельства – отмена выборов губернаторов, продление срока пребывания в президентском кресле до 6 лет и изменение и отмена статьи Конституции, запрещающей избираться на второй срок. Истории малоизвестны подобные прецеденты. Франклин Рузвельт был президентом три срока подряд, но он смог справиться с «великой депрессией» и помочь нашей стране выиграть войну. Наши реформаторы тоже «успешно справились» с сельским хозяйством, с образованием, которое позволяет выпускать специалистов, не умеющих грамотно писать и выражать свои мысли и поэтому среди них процент безработицы в два раза выше, чем в среднем по стране (соответственно 10 и 5%). То же можно сказать о реформировании силовых структур и вооруженных сил. 

К услугам науки наши вожди прибегают только в экстремальных или безвыходных ситуациях (война, стихийное бедствие и другие катаклизмы). Так было во время Великой Отечественной войны, когда «вождь всех народов» И.В. Сталин, когда немцы подошли к Москве, решил выпустить из заключения и создать условия для учёных, работавших в оборонной промышленности (С. Королев, А. Туполев, Б. Стечкин, Л. Ландау, В. Глушко и др.).
Кстати, в 60-е годы, только коллектив, возглавляемый С.П. Королевым, работающий над созданием и производством космических кораблей и ракет по численности был соизмерим с количеством всех научных сотрудников (53 тыс.), ныне работающих в системе РАН. А по затратам картина ещё более впечатляющая: нынешний бюджет РАН составляет всего 64 млрд. руб. в год, что сопоставимо с бюджетом обычного, среднего университета США. Так что стричь ВАМ, господин Ливанов, особенно нечего.

О пагубных последствиях проводимой реформы РАН очень хорошо и подробно изложено на официальных сайтах ДВО РАН в интервью и статьях В.В. Богатова, главного учёного секретаря ДВО РАН члена-корреспондента РАН («Манкурты») и В.И. Сергиенко, председателя Президиума ДВО РАН, академика РАН.

А мне бы в конце хотелось подчеркнуть еще одно немаловажное обстоятельство, которое повлияло на положение науки в России. Известно, что любая централизация власти влечёт за собой увеличение численности бюрократического аппарата, без которого власть не может проводить свою политику в стране (часто непопулярную). А увеличение численности чиновничьего сословия неминуемо приводит к коррупции, что уже не раз доказывала история развития человеческого общества. В истории России было несколько периодов, когда коррупция становилась национальной проблемой. Так было при Петре 1, в эпоху Николая 1, при Сталине. Но в настоящее время коррупция в России достигла чудовищных размеров, «она пропитала Россию насквозь и является колоссальной общегосударственной проблемой». 

Так по сведениям, собранным в замечательной книге В. Мединского «Мифы о России – 3» приведены следующие цифры: при Николае 1 (в 1847 году) их было 61548 человек, по переписи 1897 года около 170 тысяч, а на сегодня чиновников в России (по самым минимальным подсчётам) более 1700000. То есть при том же населении (140 млн.) и меньшей территории в 1,5 раза их расплодилось в 10 раз больше. Причем 100 лет назад не было компьютеров, электронной почты, факсов, ксероксов и мобильников и передвигались, в лучшем случае, на лошадях. Общеизвестно, что чиновничество – самое коррумпированное сословие, к тому же пользующееся исключительными льготами (высокая зарплата, высокая пенсия, у многих государственные машины и дачи). Так может дефицитный бюджет напрямую зависит от успешной борьбы с коррупцией и не на словах, а на деле? 

О том, как чиновники вмешиваются в процесс обучения в школах и вузах, а также в научную деятельность, где они совершенно некомпетентны, написано уже немало. Дело доходит до парализации учебного процесса. Каждый год меняются правила отчётности, составления планов, программ, комплексов и все это на фоне увеличивающейся нагрузки, которая в 4-5 раз больше чем у профессуры в США. Название институтов меняется чуть не ежегодно. Поэтому в вузах России и даже в федеральных университетах только каждый шестой преподаватель может заняться наукой, и основной объём публикаций, особенно в престижных журналах, поставляет РАН, которое у чиновников сейчас как бельмо на глазу.

Всё это нам уже давно знакомо. Поэтому усилия по реорганизации и реформированию нужно проводить в стране, а не только в РАН. Надеемся, что здравый смысл возобладает, и Россия еще не сгинула как великая держава, и что она не станет сырьевым придатком преуспевающих стран.

В заключение процитирую некоторые рекомендации В. Мединского по борьбе с коррупцией:

1. Самоуправление. В первую очередь – местное самоуправление.

2. Более широкое участие общественности в принятии государственных решений, в контроле над проектами национального масштаба. В этом отношении очень показательна была ситуация с протаскиванием проекта реорганизации РАН, выполненная в типичных традициях КГБ и других репрессивных органов.

3. Свободная пресса и сильная оппозиция.

4. Независимый суд.
 И 
5. Самое главное – уменьшение роли государства и соответственно чиновничества в регулировании всех сторон нашей жизни: экономической, научно-исследовательской, социальной, общественной и культурной.

Владимир ГОЛОВ,
главный научный сотрудник сектора биогеохимии Биолого-почвенного института ДВО РАН, доктор биологических наук

Комментариев нет:

Отправить комментарий