воскресенье, 4 августа 2013 г.

Спасение в бухте Спасения




Первая половина мая выдалась в окрестностях полуострова Гамова холодной, ветреной и сырой. Море нередко штормило, что осложняло работу инспекторов охраны Дальневосточного морского биосферного заповедника ДВО РАН. Впрочем, плохая погода привычна для работы инспекторов, ведь такие метеоусловия для проникновения браконьеров на заповедную акваторию наиболее благоприятны. Именно поэтому в плохую погоду волнующееся море привлекает внимание охраны не в меньшей, а, пожалуй, в большей степени, чем в штиль. Однако ветер в тридцать с лишним метров в секунду был слишком сильным даже для браконьеров. 

Вечером, когда начало смеркаться, на кордон в бухте Спасения позвонили пограничники с пункта наблюдения на вершине сопки Туманной и сообщили, что к границам Восточного участка заповедника приближается плавсредство, вероятно, баркас северокорейских рыбаков. Случается, что налетевший с юга шторм захватывает в Северной Корее утлые рыбацкие посудины с маломощными двигателями и гонит их на север, через государственную границу России в заповедные воды. Обычно пограничники или инспектора охраны заповедника перехватывают нарушителей границы и заповедного режима еще на акватории Южного участка заповедника. Но иногда, под покровом темноты или гонимые штормом, северокорейские рыбаки, невольно ставшие нарушителями границы и браконьерами, достигают полуострова Гамова и даже границ Восточного участка. 

Выходить в бушующее море на небольшой, в полтора раза меньшей корейского баркаса лодке, инспектора не имели права, а потому решили ждать утра. Утром ветер заметно поутих, но двухметровые волны упрямо мчались в сторону Владивостока. Инспекторы Владимир Андреевич Пономарев и Анатолий Анатольевич Тицкий спустили на воду свою лодку и осторожно вдоль берега внимательно осматривая бухточки на предмет возможного укрытия баркаса, пошли в сторону бухты Теляковского, к южной границе Восточного участка. Море было пустынным, холодным и неприветливым. Дойдя до Теляковского и никого не обнаружив, инспектора отправились в обратный путь. 

В нескольких километрах от берега, напротив бухты Орлинка, запоздавший клин уток летел на север. Анатолий Тилицкий проводил птиц взглядом и обратил внимание на черный предмет время от времени то появлявшийся на вершинах волн, то скрывавшийся в промежутках между ними. Позвонив на кордон и доложив старшему инспектору Виктору Александровичу Бочарину о возможном обнаружении перевернувшейся лодки, инспектора отправились к ней. 

Действительно, приблизившись, инспекторы обнаружили перевернутый баркас с двумя вцепившимися в днище незадачливыми корейскими рыбаками. Они находились на пределе истощившихся сил и, вероятно, уже попрощались со своими родными, близкими, да и с самой жизнью, поскольку низкая температура воды просто не оставляла шансов продержаться ещё сколько-нибудь значительное время. 

Уже на берегу выяснилось, что первоначально северокорейских рыбаков было трое, но один из них не выдержал более чем полусуточного переохлаждения в ледяной воде и погиб. Спасенные рыбаки представляли жалкое зрелище. Один с трудом, но смог передвигаться самостоятельно, а вот второго, с распухшими ногами, который даже стоять не мог, пришлось нести на руках в помещение кордона в бухте Спасения.

Незадачливых нарушителей заповедного режима напоили, отогрели, покормили и передали в руки пограничников. В штатном режиме инспекторы должны охранять границы заповедника, действуя решительно, при необходимости – жёстко. Но не редки ситуации, когда они, рискуя собственными жизнями, работают как служба спасения.

 А.А. Тицкий и В.А. Пономарев

Примерно неделю спустя пограничники оказали инспекторам ответную «любезность». В тот день, патрулируя акваторию Восточного участка, при движении к острову Большой Пелис, инспекторы заметили сначала один, а затем еще два катера нарушителей границ заповедника. Сблизившись до визуального контакта, стало ясно, что перед ними браконьеры, занимавшиеся изъятием гидробионтов. Сообщив по телефону в правоохранительные органы и в Приморскую государственную морскую инспекцию Краснознаменного Тихоокеанского регионального управления Федеральной пограничной службы Российской федерации (ПГМИ), инспекторы начали преследование. Но каково моторной лодке с двигателем в сорок лошадиных сил преследовать браконьерский катер, оснащенный трехсотсильным мотором? Браконьеры «выскочили» за пределы границы заповедника и легли в дрейф, поджидая лодку инспекторов. Инспекторы продолжили преследование, а браконьеры сделали ещё один стремительный бросок и снова остановились. Вот такая получилась несмешная «игра в догонялки». К счастью, подоспела мощная поддержка в виде вертолета ПГМИ, который «сдул» нарушителей с акватории. Никакой браконьер не решится играть с пограничниками в «кошки-мышки», от этого  «сухой» гидрокостюм вмиг может стать мокрым!

Вот так проходят будни охраны Дальневосточного морского биосферного заповедника ДВО РАН. Работа у инспекторов нелёгкая, вдали от насёленных пунктов и собственных семей, сопряжённая с риском утраты здоровья, а в редких случаях – даже жизни. Специфические условия работы инспекторов, да и собственно жизни на удаленных кордонах накладывают отпечаток на характер, их восприятие жизни, других людей, да и самих себя. 

P.S. На моё предложение написать заметку в «Дальневосточный ученый» инспектора охраны заповедника искренне удивились, ведь их работа так непохожа на занятия наукой, для чего, собственно, существует РАН. 

Александр КУЛИКОВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий