вторник, 16 ноября 2010 г.

Дизайн спасет этническую идентичность?!


Опубликовано с любезного разрешения автора, Татьяны Кравцовой 

Татьяна Кравцова 

В последнее время, на фоне доминирования массовой культуры, глобализации и тотальной унификации человеческой индивидуальности, особенно ярко проявляется угасание этнических форм русской культуры. С разных позиций учеными, деятелями культуры исследуется этот феномен. Как ни печально, средства официальной коммуникации не выражают сожаления по поводу утраты национальной специфики. Мало того, ради ее сохранения признается нецелесообразным отказываться от благ цивилизации. Сам русский народ или коренной субэтнос, как его определил Л.Н. Гумилев, сейчас решает эту проблему независимо от официально озвученной позиции. Во многих регионах России образовались русские национально-культурные центры и общества, авторские фольклорные центры, школы народных ремесел. Нет сомнения: развитие традиционной культуры обеспечит преодоление многих проблем и аномалий, возникших и прогрессирующих в общественной жизни на протяжении многих десятилетий. 

Известно, что 80% информации человек воспринимает визуально, поэтому среда существования, наполненная материальными предметами, оказывает значительное влияние на психические процессы. Особенностью народной культуры является насыщенность архетипическими смыслами универсально актуальными в жизни человека. Ее произведения дают ощущение укорененности, покоя, естественности, уверенности. Благоприятное воздействие на психику человека производят предметы быта этнического характера – домашняя утварь, текстиль, украшенный традиционными символами, народный костюм, одежда в этническом стиле. К сожалению, среда нашего обитания практически не содержит визуальных образцов этнической идентичности, тем более выполненных на высоком профессиональном уровне. Так, на встрече с японскими коллегами, мне довелось услышать такую реплику: «Невозможно постичь русскую душу, если не видишь, как применяется в быту народный костюм». В целом, исключение этнического костюма с его благопожелательными знаками из живого культурного оборота делает среду обитания коренных народов психологически несовершенной, неравновесной, вызывает чувство досады и недоверия.

 

Чем большей унификации подвержено общество, чем в большей степени людей сближают одинаковые взгляды на жизнь и моду, тем больше они пекутся о своих традициях, связанных с происхождением и культурной ориентацией. Кризис в экономике стимулировал большее внимание общества к национальным корням, в попытках обрести утраченную сопричастность к собственному народу и его истории. Возрастание роли этничности в современных условиях является естественной реакцией на так называемый эффект неопределенности. Это мнение высказывают многие исследователи, отмечающие факт «этнического ренессанса». Осознавая последствия состояния деидентификации, правительства западных стран пытаются погасить эту напряженность посредством принятия законов об охране национально-этнической культуры – традиционных знаний; методов традиционной медицины; элементов народной живописи и орнамента. Инцидент с нашими фигуристами, использовавшими на сценических костюмах рисунки с этнической одежды австралийских аборигенов, показывает, насколько далеки наши граждане от понимания сакральных смыслов этнической культуры. Причины этой проблемы связаны не только с современным кризисом культуры, но и утратами последних ста лет, когда проходило безрассудное уничтожение народной одежды с солярными символами как русского, так и других этносов России. 

Озабоченность в сохранении русского костюма высказывает в своих публикациях и интервью заслуженный деятель искусств РФ, Лауреат Государственной премии В.М. Зайцев. «В сознание русских людей десятилетиями внедрялось ошибочное представление, будто традиционная русская одежда – это костюмы народных и псевдонародных ансамблей. Расписанные какими-то красными петухами, изуродованные каким-то нелепым «золотым» декором. Наличие мощного лобби, готового любой ценой остановить проникновение элементов традиционной русской одежды на наши прилавки я ощущал всегда. Меня всегда привлекало производство готовой одежды, как это прекрасно – видеть вокруг русских людей одетых по-русски! Так вот, сколько я не бился, мне не дали этого сделать. Меня с моим национальным подходом к одежде просто выдавили в «от кутюр». Вопрос о том, что русские люди будут носить, стоит очень остро. И цена этого вопроса – многие миллиарды долларов. И дело не только в деньгах. Нас стремятся любой ценой отлучить от традиционного костюма, заставить носить одежду с чужого плеча, одежду, которая программирует у нас антинациональные, антипатриотические реакции. Делает нас легкой добычей зловещих сил, царящих в современном мире».

 

Реакцией на стихию технологической революции и усредненный «интернациональный стиль» в культуре и искусстве стал возникший уже в 70-е годы «экологический подход» в дизайне, который, к сожалению, практически не замечается ни средствами информации, ни официальной властью. Экологизация дизайна выражается не только в максимальной экономии ресурсов, но и в осознании морально-этической ответственности дизайнера перед обществом. Предметный мир должен стать носителем новой функции, понимаемой как символические свойства предметов, проявляющиеся в психологическом и социальном контексте их потребления. Поиск знаково-символического аспекта формы сближает экологический подход в дизайне с культурологическим.

Обращение к этнокультурной проблематике становится важным компонентом гуманитарной ценностной ориентации дизайн-образования. Большинство гениальных инноваций известных европейских дизайнеров возникли в драматическом столкновении традиционного и модернистского. Для проектной культуры дизайна методологически важна ориентация на этнокультурную идентичность, поскольку корни и ветви дизайна находятся как в истории, так и в пространственной вещной и образной среде в целом, а не только в сфере, отведенной для промышленного производства. При этом этнос понимается как обитатель среды и носитель культурных традиций, а культура, наряду с предметной средой, как один из антропогенных ландшафтов его обитания. Создание в рамках проектной идеологии определенных условий и форм сохранения ремесленных и кустарных промыслов составляет существенную особенность культурно-экологически ориентированного дизайна.

Давнишний спор о месте народной художественной культуры в нашей жизни должен решаться практическими средствами: непосредственно созданием образцов материальной культуры; не консервированием традиционных технологий, а продолжением развития ремесел, как это делается в Европе, в странах Азии. Активное включение подрастающего поколения в сферу восстановления народной художественной культуры позволяет осознать принадлежность к собственной этнической культуре, укрепить у детей и юношества национальный иммунитет, сохранить психическое и физическое здоровье. Народная художественная культура непосредственно связана с материальным производством, с природной средой, с общественным и семейным бытом, с обычаями, со всем укладом жизни народа. Органичное единство материального и духовного в традиционных культурах является мощным педагогическим средством в воспитании новых поколений. Особенно этот опыт важен в подготовке специалистов в области художественной и дизайнерской деятельности. 

 

В настоящее время искусство ручного ткачества, этнический костюм переживают новый подъем и находятся под пристальным вниманием со стороны искусствоведов, арт-дилеров, коллекционеров, владельцев коммерческих галерей, а также любителей современного искусства разных стран. В Приморском крае, где основное население представлено переселенцами западных регионов бывшего СССР, а также в значительно меньшей мере коренными народами, отсутствует историческая школа народных ремесел и декоративно-прикладного искусства, которая могла бы способствовать развитию соответствующей культурной среды и удовлетворению потребительского спроса на предметы, отражающие духовную культуру народа. Во Владивостоке официальная власть довольствуется отношением к народной художественной культуре как самодеятельному творчеству, как примитивному наивному искусство, китчу. Отсутствует центр народной культуры, авторские мастерские и группы любителей ютятся по случайным углам. 

Определенный вклад в сохранение региональной культуры вносится преподавателями и студентами ВГУЭС: в ходе научных исследований, в процессе выполнения курсовых и дипломных проектов студентами выполняется реконструкция этнического костюма народов Дальнего Востока, разрабатываются коллекции современной одежды по мотивам народного костюма. Практический опыт освоения студентами подлинных ремесел представляется недостаточным. Стандартная программа образования дизайнера костюма исключает заимствование этого опыта учащимися. Тем самым, мы лишаем студентов возможности приобщения к мастерству, к получению опыта успешной деятельности через отработанные технологии с применением вполне доступного оборудования – ручных ткацкие станков, приспособлений для плетения и вышивки. Обращаясь к народным ремеслам, студенты осваивают коллективную память, своеобразную «неписаную литературу», составляющую значительную часть этнокультурной идентичности, которая лежит в основе своеобразия культур. Это своего рода «археология» чувств и навыков, источник эмоциональных ресурсов. В идеале, осваивая проектирование костюма, студент должен получить возможность прикоснуться к двум полюсам живого знания: исходного ремесленного и современного, основанного на информационных технологиях. В историческом временном промежутке между этими полюсами лежит колоссальный творческий опыт, который становится источником личного знания и смысла образования дизайнера костюма.

 

В славянской традиционной культуре костюм раскрывает содержание социального устройства общества. Семантика его убранства отражает ментальность общества. Костюм как визуальный комплекс постоянно сопровождал своего владельца, наглядно отражая те понятия и ценности, которые нельзя было выражать столь же эквивалентно и перманентно другим способом. К числу таких «невыразимых» идей относится круг представлений о «чужом» и понятия, в которых сконцентрированы представления о высших жизненных ценностях, таких как судьба, благополучие, плодородие, продление потомства и так далее. 

Изучение этнического костюма следует рассматривать в контексте междисциплинарного подхода к образованию, поскольку этот процесс наполнен теоретическими знаниями дисциплин гуманитарного характера: философии, семиотики, мифологии, этнографии, истории материальной культуры, искусствоведения, а также практическим опытом декоративно-прикладного искусства и ремесел. Именно гуманитарное познание в течение длительной истории своего развития сформулировало теорию и принципы анализа смысловых процессов, переживаний, которые не согласуются с объективистскими методами естествознания и одновременно отвечают запросам постмодернистской культуры. Исследование этнического костюма позволяет постичь механизм восприятия, построенный на мифологическом сознании и освоить явления культуры в семиотическом ключе. Так может быть найден ответ на главный вопрос методологии дизайна: как и за счет чего становится возможным процесс формирования утилитарного материального окружения как мира знаков?

В современной философии и теории проектирования одежда рассматривается как многомерный пространственно-временной элемент средового дизайна. Чтобы понять его особенности, необходимо обратиться к современным моделям мироустройства. В эпоху модернизма доминировало рациональное начало, постулировалась возможность уничтожения отживших форм ради замены их новыми, несущими миру обновление. Идеология постмодернизма раскрывает несостоятельность сугубо рациональных подходов, бесперспективность регулирования социальных процессов, активизирует внимательное и уважительное отношение к традиции и интуитивному началу в творчестве. Этот подход впитал в себя системные, вероятностные и экологические представления, отразил новое знание о бессознательном, о роли мифологических структур в мышлении современного человека. 

Проектирование элементов предметно-пространственной среды основано на эмоциональном переживании ситуации, на чувственном освоении среды, на учете исторических особенностей, местных традиций, экологических показателей. Освоение – важнейшая проблема средового дизайна: это преодоление фундаментальной для культуры оппозиции «свое-чужое», выделение в изначальном хаосе пригодных островков космоса и порядка. В сознании человека «свое» – синоним добра, порядка, уверенности. «Чужое» воспринимается как опасность, зло, порождает недоверие и страх. В осваивающей деятельности дизайнера стратегия преодоления этой оппозиции содержится в мифе, являющем собой исключительно емкую и экономичную моделирующую систему. 



Реконструкция этнического костюма и проектирование современного по его мотивам необходимы не только для восстановления архаической культуры, но, прежде всего, для осмысления современного состояния культуры этноса. Пытаясь проникнуть в тайны архаического сознания, мы заглядываем не столько в свое далекое прошлое, сколько в самую сокровенную глубь самих себя сегодняшних. Миф, баллада, народная песня, пословицы и поговорки являются образцами метафорического мышления, использующего такие приемы, как аналогии, сопоставления, переносы, символизация, превращения, неожиданные сочетания свойств, метаморфозы. Смысл мифов определяется не отдельными элементами, а теми способами, которыми эти элементы комбинируются (повторение-аналогия, преображение-метафора) Мифологемы – исходные модели отдельных событий, повторяющиеся в мифах. К. Леви-Стросс структурные единицы смысла мифов называет «мифемами». Мышление дизайнера сходно с построением мифопоэтической модели мира, строящейся из комбинации мифем. При совмещении в восприятии прямого и переносного значений слова или изображения происходит обогащение смыслов. Механизм смыслообразования является средством выявления изобразительного значения (образного восприятия) проектируемого предмета и понимания (интеллектуально-эмоциональной оценки) его выразительного значения. Новизна как необходимое проектное качество возникает в том случае, когда найден, понят или прочувствован и сформулирован этот двойственный смысл. Такие смысловые приемы как ирония, гротеск, пародия, смысловая динамика деконструктивизма активно используются в создании образов современного костюма: как в графическом изображении, так и в материальном воплощении. Опыт показывает, что непосредственное общение с этнической культурой является существенным вкладом в формирование художественного мышления, отвечающего эстетике постмодернизма. 

Этнический костюм, как средство межкультурной коммуникации, является синтезом общезначимых качеств, транслирует и актуализирует универсальные ценности и идеалы. В этническом костюме содержатся одновременно дискурсивное и образное сообщение, что приводит к накоплению и знаний, и ценностей. В системе профессионального образования дизайнера изучение этнического костюма и его реконструкция позволяют осуществить междисциплинарный подход в обучении, освоить концептуальное проектирование, создать визуальные объекты, способствующие этнической идентификации представителей сообщества. 

 

Татьяна КРАВЦОВА,
член союза дизайнеров России,
кандидат педагогических наук,
доцент кафедры Сервиса и моды ВГУЭС


На фото: Авторские работы выполнены Татьяной Кравцовой

Комментариев нет:

Отправить комментарий