вторник, 28 июня 2011 г.

Пуля – дура


Опубликовано с любезного разрешения автора Геннадия Ботрякова 

 
Г.В. Ботряков 

Эта печальная история произошла в середине семидесятых годов прошлого столетия в геологической экспедиции на Камчатке. Всех ее участников я знал лично, – с двумя из них, Геннадием Николаевичем Старковым, сорокапятилетним, уже опытным геологом, был близко знаком, а с Витей Савватеевым, лаборантом, работал в одной лаборатории ДВГИ и даже жил в одной комнате общежития; с третьим, также своим ровесником, Сергеем Высоцким, ежедневно встречался в коридорах того же института, он тоже был его сотрудником; с четвертым же, студентом-практикантом Юрой Моисеенко, познакомился на поминках Старкова (там же мы выяснили, – мир же тесен, – что тремя годами раньше плыли на одном теплоходе на Кунашир, он студентом ДВПИ на свою первую геологическую практику, а я студентом МГУ – на преддипломную). 

Вместе они были полевым отрядом, работая на восточном побережье полуострова севернее Усть-Камчатска. Поставили лагерь в устье небольшой речки, расходящимися веером радиальными маршрутами, исследуя доступную территорию. Обычно один, кто-то из молодых, оставался в лагере, а трое шли в маршрут, иногда на два-три дня. С собой брали надувную лодку для переправ через бурные речки, то и дело попадающиеся на пути, небольшие ручьи переходили вброд. 

Прежде Геннадий Николаевич был на Камчатке много раз, он и диссертацию написал по здешним геологическим объектам, и даже жену здесь нашел – ительменку по национальности, с этим суровым краем был хорошо знаком не понаслышке.

В тот трагический день, в маршрут по берегу моря, не считая Старкова, ушли Сергей и Юра, Витя остался на хозяйстве. Вот путь геологам преградила довольно большая речка – не перебродишь, пришлось накачивать лодку. Переправлялись чуть выше устья, сразу все трое. Когда до берега оставалось совсем немного, лодка вдруг перевернулась, – то ли волна захлестнула, то ли они неправильно сели, только все они оказались в бурном потоке. На берег выбрались только Сергей и Юра, Геннадия Николаевича нигде не было. Потом они увидели его тело, вынесенное в море, – прибой, из-за которого они не стали обходить реку по морю, что при штиле было бы гораздо безопаснее, чем по реке, не дал ему уплыть далеко от берега.

Ребята зашли – по грудь – в морскую воду и вытащили его на берег. Пытались сделать искусственное дыхание, но слишком поздно, – Старков был мертв. Потом они увидели рваную рану чуть выше одной из ключиц, подумали, – натолкнулся в воде на корягу, из-за чего потом и захлебнулся, не сумев выплыть с таким ранением.

Сергей остался рядом с телом, ведь в этой местности было полно медведей, надо было его охранять, а Юра побежал в лагерь с печальным известием, – требовалось сообщить властям о происшествии. И вот тут Сергей сделал страшное для себя открытие, – передернув затвор карабина, и увидев вылетевшую при этом стреляную гильзу, он понял, что при выпадении из лодки, в воде, надетый через голову и закинутый за спину, его карабин выстрелил, ударившись, очевидно, обо что-то прикладом, и рана у Старкова на самом деле огнестрельная. Услышать выстрела в такой ситуации, к тому же заглушенного водой, было нельзя.

Здесь следует пояснить, что даже если патрон находится в стволе, поставленный на предохранитель затвор карабина, – для этого он оттягивается назад и поворачивается вправо с последующим зацеплением за глубокую выемку в казенной части ствола, – полностью исключает самопроизвольный выстрел. Многим вспомнится здесь, наверное, как в культовом фильме «Белое солнце пустыни», после двух осечек, с криком: «Всю жизнь, что ли, мне по этой проклятой пустыне скитаться?!» (пишу по памяти, могу в деталях ошибиться), товарищ Сухов в ярости ударяет оземь Петрухиной трехлинейкой, – это тот же карабин, только с удлиненным стволом, – и она вдруг выстреливает.

Здесь случилось абсолютно то же самое. Дело в том, что Старков привык сам и приучил своих младших товарищей не ставить затвор карабина на предохранитель, а при спущенном курке другой рукой осторожно спускать боек, упирая его в капсюль заряженного патрона, – для экономии времени, каких-то долей секунды, которые требуются для снятия затвора с предохранительного положения. Здесь же достаточно потянуть затвор на себя, без поворота, и сразу нажимать на курок, поймав цель на мушку. Сомнительная, конечно, экономия времени! Так или иначе, но своей наукой Геннадий Николаевич подписал себе смертный приговор, совершенно нелепо погибнув во цвете лет! 

Старкова похоронили на Лесном кладбище во Владивостоке, откуда видно всю акваторию Амурского залива. На памятнике написано только: «Геолог Геннадий Николаевич Старков», и даты жизни.

Происшествию было присвоена квалификация «несчастный случай», поскольку состава преступления не было. Сергея Высоцкого, правда, на какой-то срок лишили после этого права ношения оружия. Он и сейчас работает в том же институте, давно доктор геолого-минералогических наук. Витя Савватеев вскоре переехал жить в Новосибирск и следы его затерялись, знаю только, из его же письма, что задолго до своих сорока лет он стал инвалидом. Юра Моисеенко спустя двадцать один год, тоже находясь в экспедиции, умер от сердечного приступа на прииске Октябрьский в Амурской области и тоже похоронен во Владивостоке, на том же кладбище.

Геннадий БОТРЯКОВ,
кандидат геолого-минералогических наук,
город Миасс


вторник, 21 июня 2011 г.

На пути к «умным» сооружениям

О.Б. Витрик 

Олег Борисович ВИТРИК, главный научный сотрудник Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, профессор, доктор физико-математических наук, заместитель заведующего лабораторией прецизионных оптических измерений, которой руководит директор Института автоматики и процессов управления ДВО РАН член-корреспондент РАН Юрий Николаевич Кульчин. 

Олег Борисович, недавно вернувшийся из зарубежной командировки, рассказывает:

– Что касается наших международных научных связей с Китаем, то они активно развиваются с 2002 года, когда к нам на Азиатско-Тихоокеанскую конференцию по фундаментальным основам опто- и микроэлектроники приехал Джоу Джи – молодой китайский доктор философии по естественным наукам (PhD по принятой за рубежом классификации, а по-нашему, – кандидат физико-математических наук). Он принял участие в работе конференции, а затем от лица своего руководителя, профессора Оу, бывшего в то время проректором Харбинского политехнического института, пригласил наших ведущих ученых прочитать лекции в Харбинском политехническом институте и познакомиться с работами китайских коллег, с которыми в будущем могло бы завязаться научное сотрудничество. Мы приняли приглашение. Как оказалось, в Харбине нам рады и готовы к сотрудничеству. При знакомстве профессор Оу с благодарностью отметил, что Харбинский политехнический институт был организован русскими гражданами. Потом были взаимные регулярные поездки, впоследствии такие контакты вылились в организацию совместного научного журнала, проведение совместных конференций. А также – создание совместной китайско-российской лаборатории. 

Вы удивитесь, но с китайской стороны с нами сотрудничают не физики, а строители-инноваторы. Для окружающей нас реальности такой термин чаще всего вызывает удивление, поскольку в обыденном понимании слово строитель проще ассоциируется с выражением «срубить бабок». Не забывайте, что эти строители – ученые и педагоги – работают в вузе и готовят тех, кто будет воплощать в жизнь, в постройки самые смелые идеи, нигде еще не реализованные.

Они занимаются применением последних достижений физической науки, материаловедения для того, чтобы реализовать свои инновации в «smart structures» – в «умных структурах». Речь идет о том, чтобы построить здание или сооружение в стенах, полах, перекрытиях, строительных конструкциях которого будут размещены датчики состояния, соединенные с мониторирующим ситуацию процессором. В некотором смысле подобно живому организму, у которого рецепторы соединены нервными волокнами с мозгом. Таким образом, дом получает возможность «чувствовать», что с ним происходит. То есть если происходит напряжение, деформация, локальное разрушение – информация об этом сразу же поступит в центр обработки. Находясь за тысячи километров, вы можете в реальном времени, через линии связи отслеживать параметры состояния интересующего вас сооружения.

– Значит, можно следить за тем, как повлияло землетрясение на состояние опор моста через пролив или, допустим, кто проник в жилище и выломал из стены сейф?

– Разумеется. Сейчас, конечно, такие системы – большая редкость, но у строителей есть цель – сделать «умными конструкциями» в первую очередь сооружения повышенной опасности, такие как, например, мосты, плотины, тоннели. Эти сооружения в обязательном порядке будут снабжены необходимыми датчиками, камерами наблюдения, соединены с управляющими центрами волоконнооптическими линиями связи. 

– Почему именно волоконнооптическими? 

– Потому что оптоволокно химически инертно и, будучи внедрено в бетон, «живет» многие десятилетия. К примеру, металлические провода выходят из строя через несколько лет из-за коррозии и по ряду других причин, а волокно в течение десятилетий может «работать» внутри конструкции.

Понятно, что в таком сложном деле нужно сотрудничество разнопрофильных высокопрофессиональных специалистов. Но этого не достаточно. Для того чтобы построить «живое» здание, помимо традиционных строительных нужно решить ряд не менее сложных задач: создать датчики состояния, объединить их в сеть с управляющим компьютером, разработать программное обеспечение и, разумеется, отладить всю систему, после чего можно говорить о передаче эксплуатационникам. 

Мы, например, умеем создавать сети и управлять ими, но внедрять их в производство – отдельная и не свойственная нам задача. 

Часто полагают, что тот, кто придумал принцип, должен внедрить устройство, реализованное на его основе. Но это не так. Майкл Фарадей, который понял, почему двигается стрелка гальванометра при вращении рамочки в магнитном поле, не создавал электромоторы или турбины, вырабатывающие электроэнергию. Задача ученого – увидеть закономерность и понять ее, вывести формулу, описывающую закон, а сделать на этом бизнес – это уже совсем другая, инженерная задача. 

Для ее решения нужны другие знания, прежде всего, инженерных дисциплин, совсем другое мастерство. Так вот наши зарубежные коллеги как раз занимаются решением подобных прикладных задач. Сложно сделать хороший датчик, но внедрить его – не менее сложная работа. Нужно придумать технологию, чтобы при застывании бетона датчик не сломался, научить строителей работать с хрупкой техникой так, чтобы во время монтажа она не вышла из строя. А еще – уметь собирать информацию, грамотно обслуживать оборудование. Этими задачами занимается китайская сторона.

Китайские коллеги работают не только с нами, но также с американцами. В США такие программы есть, они поддерживаются государством и частным бизнесом. Есть «научные парки», в которых изобретения превращаются в готовый к применению продукт. К сожалению, у нас подобная инфраструктура по продвижению прикладных разработок не развита, но, тем не менее, мы с зарубежными коллегами работаем с 2003 года и будем продолжать наше сотрудничество дальше. Совместная лаборатория была создана у нас в ИАПУ совместно с Харбинским политехом, но, сегодня, в связи с тем, что один из ее главных инициаторов профессор Оу переехал в Далянь и возглавил там политехнический университет, наша совместная лаборатория тоже перебазировалась, а также переформатировалась в совместную с университетом. 


 
С китайскими коллегами в Харбине в 2004 году. В нижнем ряду второй слева – доктор (сегодня уже профессор) Джоу Джи, затем профессор (сегодня президент) Оу, далее – О.Б. Витрик и Ю.Н. Кульчин. В этом же ряду второй справа – Антон Владимирович Дышлюк – в то время аспирант Олега Борисовича, который работал в Харбине. Сейчас он уже кандидат физико-математических наук, один из основных исполнителей совместных работ с китайской стороной.
– Вы сотрудничаете с китайскими коллегами уже несколько лет, можно уже говорить об итогах. Кроме организации совместной лаборатории, есть еще чем гордиться?

– Совместными статьями, совместными аспирантами, подготовкой специалистов высшей квалификации. 

– Вы сказали о создании совместного журнала. Как он называется?

– «Pacific science review». Вообще этот журнал не двусторонний, а международный. Среди его учредителей наши коллеги из Японии и Республики Корея. Но мы объединены не только совместной издательской деятельностью, у нас объемный формат сотрудничества, например, придуманная более пятнадцати лет назад членом-корреспондентом РАН Юрием Николаевичем Кульчиным Азиатско-Тихоокеанская конференция по фундаментальным вопросам опто- и микроэлектроники сегодня стала совместной и последовательно проводится в России, Китае, Японии и Корее.

– Лаборатория прецизионных оптических измерений сотрудничает только со странами АТР?

– Не только. Например, у нас хорошие контакты с Финляндией. 

– Почему именно с далекой от нас Финляндией?

– Как возникает научное сотрудничество? Ученые встречаются на конференции, общаются, возникают общие интересы, которые нередко перерастают в совместные работы. Так что географическая удаленность компенсируется близостью научных интересов. 

Знаете, у нас в России есть большая проблема – отсутствие системы превращения научных достижений в продукт. Я учился работе исследователя, зачем я буду браться за то, чего не могу сделать хорошо? В прежние годы эту работу выполняли отраслевые НИИ. Там работали хорошие инженеры, конструкторы, технологи, которые воплощали научные разработки в чертежи, макеты, опытные установки и так далее, до массового производства. 

При несомненных достоинствах академических ученых, во многих практических вопросах они ориентируются недостаточно хорошо. Например, какова морозоустойчивость конструкций, материалов, оборудования? Как скажется на работе приборов морской климат? Будут ли крысы грызть наши датчики и оптоволокно? От каких параметров будет зависеть стабильность работы датчиков? И еще множество самых различных вопросов. 

Потребуется решить ряд технологических вопросов. Много работы достанется материаловедам. Сейчас я совсем не касаюсь вопросов исследования рынка, маркетинга, бизнес-планирования и многих других. 

Получается вот такая цепочка, от идеи до продажи, воспроизвести которую академической науке не под силу. Думаю, это не наша задача, каждый должен заниматься на своем этапе тем, что он умеет делать лучше других. 

– Олег Борисович, нет ли подобных заказов для лаборатории от отечественных строителей?

– Понимаете, в чем дело. Заказчик, если удается его найти, говорит: «Дайте нам то, что можно установить прямо сейчас». Но чтобы установить продукт, нужно, чтобы сработала вся цепочка, о которой мы говорили выше. А «пройти» ее сегодня можно только за границей.
В строительной отрасли разрушена прежняя система продвижения научно-технических разработок, а нынешняя как система не функционирует. Те строительные НИИ, которым удалось выжить, консультируют стройки, а наукой не занимаются, потому что денег на эти цели не выделяется, а исследовательский интерес не поддерживается. 

Нас за границей спрашивают: «Тяжело ли в России доводить разработку до конечного продукта?» На наш утвердительный ответ, говорят: «Да, мы это понимаем. Нам тоже очень, очень тяжело». Все познается в сравнении. Если принять за точку отсчета утверждение, что им совсем не просто заниматься продвижением перспективных разработок, то можно сказать, что у нас это просто решительно невозможно. 

Необходимо заниматься восстановлением отраслевых НИИ. Я говорю не только о финансировании. За постперестроечный период утрачено самое ценное – потеряны кадры, отраслевая наука лишилась большинства специалистов высшей квалификации. Беда еще и в том, что в вузах очень мало преподавателей, которые могли бы подготовить инженеров мирового уровня.

– Олег Борисович, вы – профессор Дальневосточного федерального университета. Можно ли надеяться, что ваши студенты примут участие в возрождении отраслевой науки?

– Я более двадцати лет занимаюсь подготовкой студентов. Некоторые из моих учеников прошли аспирантуру, защитили диссертации, стали учеными. Результаты их работы в статьях, диссертациях, совместных проектах. 

 

С китайскими коллегами мы регулярно обмениваемся аспирантами. Мы надеемся, что вместе научим наших и китайских аспирантов реализации на практике наших научных разработок. Китайские коллеги хотели бы «поднатаскать» своих учеников в фундаментальных науках. Нашим – полезно познакомиться с опытом продвижения перспективных разработок в строительной практике. Ну, а в результате такой взаимной работы – совместные статьи, защита диссертаций, научное сотрудничество, а в будущем – создание новой научной школы «инноваторов» строительной отрасли. 

Система, «выращивающая» инноваторов не может быть построена быстро, «кавалерийским наскоком». Путь к ней долог, он потребует от всех нас много терпения, усилий на протяжении долгих лет, упорства в достижении поставленной цели и ясного видения перспектив. Но ждать, когда система «заработает» – не будем. Мы построим ее сами!



суббота, 18 июня 2011 г.

Ангел-хранитель, облегчающий боль и спасающий жизни


Как-то даже сразу и не верится, что такая красивая, милая, приветливая, спокойная, удивительно женственная Галина Александровна СТАНОНИС – медицинская сестра-анестезист и работает в отделении реанимации, анестезиологии и интенсивной терапии Медицинского объединения ДВО РАН. А она, сколько себя помнит, всегда хотела стать медсестрой реанимации. Это не спонтанное решение. С медициной она была знакома с детства: здесь, в Медобъединении работает мама Галины. Она – ветеран ДВО РАН, фельдшер-лаборант Ольга Алексеевна Таран. Тетя – Нина Алексеевна Сычева – врач, психотерапевт, работала в Спасской городской больнице.

Г.А. Станонис 

В 1987 году, после окончания школы Галя пришла в Больницу с поликлиникой ДВНЦ АН СССР. Поступила на вечернее отделение Владивостокского базового медицинского училища. Училась и одновременно работала в стоматологическом кабинете поликлиники. Так прошло три года. 

– А Валентина Григорьевна Станонис кем вам приходится? – Спрашиваю Галину.

– Свекровью, – улыбается она, – причем я познакомилась с Валентиной Григорьевной задолго до моего замужества.

После окончания училища, как и было задумано, перешла в анестезиологию, в реанимационное отделение. 

– Пользуясь случаем, хочу поздравить с профессиональным праздником – Днем медицинского работника и передать самые теплые слова благодарности всем-всем сотрудникам, кто был рядом все эти годы и поддерживал меня. Это – главный врач Медицинского объединения ДВО РАН кандидат медицинских наук Сергей Петрович Крыжановский, заместитель главного врача по медицинской части Галина Григорьевна Павлова, главная медицинская сестра Наталья Васильевна Кочергина, все врачи, медсестры, санитарки, вообще все, с кем вместе работаем. Хочу пожелать коллективу Медицинского объединения здоровья и счастья, успехов в нашей гуманной работе, любви близких, домашнего тепла.

Очень благодарна заведующему отделением реаниматологии, анестезиологии и интенсивной терапии Виктору Ивановичу Чабале, другим коллегам, которые очень доброжелательно приняли, помогли освоиться, научили секретам профессии. 

Работает здесь Галина Александровна с 1993 года, и за это время всякого понасмотрелась. Ведь одно только слово реанимация заставляет сердце биться чаще, а у тех, кто не понаслышке с нею знаком, порой и дыхание перехватывает. По существу реанимация означает оживление организма в период агонии и клинической смерти, а также комплекс мер, направленных на поддержание жизнедеятельности. И рано или поздно почти перед всеми нами возникает вопрос: как вести себя, если родные или близкие попали в реанимацию?

– Главное – спокойствие и доброжелательный настрой. Довериться врачам и полагаться на их знания и опыт. Они все сделают как надо, – отвечает Галина Александровна. – Своим душевным теплом согреть заболевшего родственника, своей уверенностью в его выздоровлении поддержать его. «Правильный» настрой больного – это первый и верный шаг на пути к выздоровлению. 

Альбом: Медики


– А что же делать, если выздоровления не предвидится? – задаю грустный, но, в общем-то, жизненный вопрос. – Где лучше прожить последние дни: в хосписе, среди таких же обреченных пациентов, или – дома, в кругу семьи, среди дорогих тебе людей?

– Здесь нет однозначного ответа. Каждый сам выбирает свой путь… 

Расскажу запомнившийся мне случай. Галина Павловна Сухаренко, ветеран ДВО РАН, лет тридцать проработавшая в нашей системе, была неизлечимо больна. Она выбрала больницу. Галине Павловне было легче среди своих коллег, с которыми она проработала долгие годы. И ушла со светлой печалью и благодарностью «девочкам» за помощь, облегчившую ее последние дни… 

Нашу реанимацию не сравнишь с любой другой, где есть ночные дежурства по городу, и куда больных со всего Владивостока привозит скорая помощь. В этом тоже большая разница между медучреждениями. Нашему пациенту морально легче, чем другим жителям города. Он, как и его коллеги по ДВО РАН, поступает в свою ведомственную клинику в согласованное с лечащим врачом время, да и обстановка здесь приближена к домашней. 

День Галины Александровны и ее коллег начинается с подготовки операционной. Они проверяют аппаратуру, подготавливают наркозы, операционные столы и приступают к плановым операциям. А их бывает от трех до пяти в день. 

В чисто практическом смысле анестезиология решает две основные задачи: обеспечение необходимого уровня обезболивания и миорелаксации во время хирургических операций, травматичных и болезненных манипуляций, и обеспечение безопасности пациента на операционном столе, а также контроль процедур, требующих дополнительного анализа состояния пациента. Таких, как переливание крови, введение контрастных веществ при компьютерной томографии и прочих. Поэтому считается, что медицинская сестра-анестезист должна быть самой высококвалифицированной из всех медсестер в клинике, ведь во многом именно от ее точных и своевременных действий зависит успешное проведение операции, а иногда даже жизнь пациента. При возникновении экстренной ситуации, медсестра-анестезист с полуслова, с полужеста понимает и незамедлительно выполняет то, что необходимо в нужный момент, когда промедление в буквальном смысле смерти подобно. 

Охарактеризовать работу медсестры лучше всего смогут ее коллеги, которые вместе с ней трудятся в операционной, как говорится, «в одной связке». От правильно выполненных действий каждого участника зависит общая работа и результат, а это, ни много – ни мало – еще одна спасенная жизнь… Хорошие слова о Галине Александровне сказал врач анестезиолог-реаниматолог Андрей Валентинович Никонов: «Она мыслит аналитически, очень многое знает и умеет, будь то массаж сердца или искусственная вентиляция легких, а делает внутривенные уколы лучше многих. Уместна такая аналогия. Если врач-анестезиолог – это «голова», то медсестра – «руки», «глаза», и все остальные органы чувств. Неудивительно, что медсестра-анестезист – всегда хорошая или отличная; «так себе» – в анестезиологии не встречаются!»
Анестезиологи наряду с реаниматологами, хирургами считаются врачебной элитой. Вот только живут они на 15-20 лет меньше обычных людей. Почему? Раньше, когда для анестезии использовали закись азота, они получали такие профессиональные заболевания как цирроз печени, сердечно-сосудистые заболевания. Сейчас в целях анестезии применяют внутривенные инъекции и поступление вредных веществ в организм медперсонала ограничено, но куда деться от постоянного, круглосуточного стресса?

Во многих странах медсестра-анестезист – самая высокооплачиваемая среди медицинских сестер. Там она имеет большой годовой доход, а у нас невысокая зарплата дополняется доверием и безмерной благодарностью спасенных пациентов. 

Современная работа анестезиолога – не просто укол в вену, после которого наступает забытье, она включает в себя обеспечение доступа к сосудистому руслу, выбор средств восполнения объема циркулирующей крови, выбор и использование протоколов премедикации и многие другие аспекты медицинской деятельности, обеспечивающие максимальные удобства и комфорт для работы хирурга. Применяются мощные анальгетики, проводится нейровегетативная блокада, выключение сознания, удерживаются в норме все электролиты, водные балансы, контролируется свертывающая-антисвертывающая система крови, вся гемодинамика, работа сердца, легких, все параметры жизнедеятельности не должны выходить за допустимые пределы. После операции пациента переводят в реанимационную палату, в первые два часа у него может быть остановка дыхания или другие нежелательные последствия. А потом, в течение определенного времени чаще всего именно анестезиолог-реаниматолог и выхаживает этого больного. 

– Только, больные нас практически не видят, – улыбается Галина Александровна. – Уснули – проснулись, и все хорошо. Кто знает – тот понимает, что за поддержание жизни больного отвечает не хирург, а анестезиолог. 

Конечно, все пациенты беспокоятся, нервничают перед операцией, это нормально. Иные плачут. Каждый переживает по-своему. Медперсонал реанимации до операции «лечит душу» человека – находит с пациентом контакт, успокаивает его, пытается отвлечь, переключить мысли больного с тягостных дум на другую тему. Во время операции – лечит его тело, незримо для спящего больного находится рядом. Как будто на время взял на себя обязанности его ангела-хранителя.

Течет время, день за днем... А наша героиня занимается тем делом, которое выбрала сама, и которым ей интересно заниматься. Галина Александровна – состоявшийся человек, она востребована в своей профессии, а потому – счастлива. 

На мой вопрос, – «где бы вы не смогли работать?», Галина Александровна ответила: «Думаю, в детской реанимации. Страдания детей тяжело пропускать через сердце…»
А что же остается для себя? Дом, семья и дети. Ее дочери, любимые, понимающие, как бывает трудно маме, поддерживающие ее. Старшей – Юлии – 20 лет, она выбрала экономическую специальность, изучает «финансы и кредит» в Дальневосточном федеральном университете, заканчивает четвертый курс. Младшей – Насте – 11 лет, она успешно учится в той же средней школе №12, которую окончила и старшая сестра. Занимается пением. Кем будет, – пока не определилась, но наверняка – хорошим человеком. Как мама. 

Что любит наша героиня? Выезжать с семьей на природу. Читать. Смотреть фильмы, в том числе, и про врачей. Что не любит Галина Александровна? Как ни странно, – лечиться.
Что пожелать коллегам и себе? – Укомплектование реанимации необходимой новой аппаратурой, которая помогает сохранять жизнь пациентов. Достойной зарплаты адекватной вложенному труду. Для себя и детей – уверенности в завтрашнем дне. И, конечно, любви и здоровья! От себя добавлю – долгих вам лет, хранители наших жизней!

пятница, 17 июня 2011 г.

Жить в гармонии


«Знаете, уже не мыслишь своей жизни без медицины. Даже дома, в будни и в выходные мысли о больных не выходят из головы. За долгие годы они уже стали частью образа жизни». – Эти слова принадлежат человеку, знающему свою профессию, деятельному, энергичному, смелому, с одной стороны, и с другой – очень современной, стильной, обаятельной женщине. К этому доктору невольно чувствуешь доверие, а если это так, то ты уже на полпути к выздоровлению. Знакомьтесь: врач высшей квалификации, заведующая терапевтическим отделением поликлиники Медобъединения ДВО РАН Лариса Анатольевна ОГАЙ. 

Л.А. Огай 

С детства она была уверена в том, что когда вырастет, станет врачом. Лариса росла в «медицинской атмосфере»: ее папа работал врачом-хирургом, мама – фельдшером, а бабушку, которая жила в пригороде Владивостока, все знали как народную целительницу, знахарку. Поэтому, как говорится «сам Бог велел» Ларисе продолжить семейную традицию. 
Неудивительно, что после средней школы, Лариса поступила на лечебный факультет Владивостокского государственного медицинского института, который окончила в 1978 году с красным дипломом. 
Такому успеху не помешало раннее, на третьем курсе замужество (муж – Леонид Николаевич Огай – моряк судоводитель) и появление сына-первенца Игоря. Потом была учеба в интернатуре, работа во Владивостокской поликлинике №4. В 1984-м, в возрасте всего 28 лет, она была переведена на должность заведующего терапевтическим отделением в поликлинику №3, и – ничего, справилась. На этой должности проработала почти двадцать лет. Но в 2003 году … пришлось уйти. «Почему?» – Спрашиваю у Ларисы Анатольевны. «Родила третьего сына – Романа», – отвечает она. «Позвольте, а как же средний? Как-то он выпал у нас из повествования…» «Второй – Илья – появился между первым и третьим», – смеется Лариса Анатольевна. 

Только десять месяцев смогла поработать дома женой и мамой. Ей было 48 лет – замечательный возраст, самый «пик»: силы есть, опыта не занимать, только что защитила высшую категорию, получила сертификат на пять лет. Люди, нуждавшиеся в ее помощи, ждали ее, а сердце врача – почувствовало. Как можно оставаться в стороне, когда она сможет им помочь! Вот тут, кстати, и оказия случилась: в Медобъединение ДВО РАН требовался врач-терапевт. С тех пор, с 2004 года, прикипела Лариса Анатольевна к Дальневосточному отделению РАН. 

– Это было ваше знакомство с Медобъединением?

– Нет. В 1991 году я проходила здесь специализацию по иглорефлексотерапии. Тогда и познакомилась с этим учреждением. Познакомилась и подружилась с коллегами, вжилась в коллектив и ощущаю себя так, как будто давно здесь работаю.

Я благодарна Медобъединению. Здесь совсем другая атмосфера, чем в медицинских учреждениях города, свои особые отношения.

– А чем они отличаются, на ваш взгляд? Может быть, меньшей суетностью?

– Конечно, жизнь и работа в нашем учреждении спокойнее. У нас совсем другие пациенты, чем в среднестатистической городской клинике – люди науки. Их образовательный, культурный уровень высок, поэтому и нам, персоналу, нужно соответствовать. Как правило, они слушают рекомендации доктора и стараются им следовать. Но случается, что вступают в споры, отстаивают свой вариант лечения. Сегодня, например, минут сорок вела прием одного научного сотрудника. Мне потребовались не только знания врача-терапевта, но и психолога, и оратора, и немалая эрудиция. Знаете, мне работа с такими пациентами нравится, с ними не заскучаешь, нужно постоянно «быть в хорошей форме». 

В советские времена учреждение Больница с поликлиникой ДВНЦ АН СССР было элитным, в которое вневедомственному пациенту попасть было очень непросто. Так и сейчас мы, как правило, принимаем только своих. Сторонние пациенты могут пройти обследование и лечение в нашем Медобъединении только платно. 

– Лариса Анатольевна, у вас многолетний опыт работы заведующим отделением городской поликлиники. С какого времени вы выполняете обязанности заведующего терапевтическим отделением поликлиники Медообъединения?

– Сравнительно недавно, с января 2010 года. Вообще я всегда считала себя терапевтом, как я говорю – лекарем. Есть и категория по терапии. 

Знаете, мне всегда нравилась эта специальность. Когда окончила институт, была на распутье: в гинекологию идти или в терапию? Но так сложились обстоятельства, что в гинекологи брали незамужних специалистов, что и решило мою судьбу. 

– Почему не наоборот? 

– В городе все места были заняты, гинекологи нужны были на периферии. Я была замужем и шла четвертой по распределению, в общем, получила свободный диплом. Так была решена моя профессиональная судьба, о чем я совсем не жалею.
Когда прошла обучение по иглорефлексотерапии, нужно было получить сертификат, лицензию. Тогда тоже была возможность уйти из терапии, но я не смогла. Еще года три совмещала эти две специальности, но было физически тяжело. Так и победила терапия.

– В связи с этим – следующий вопрос. Каково ваше отношение к традиционной и не традиционной медицине?

– Я придерживаюсь традиционной, доказательной медицины. Сегодня встречаются ситуации, когда лечением занимаются люди, не имеющие даже базового медицинского образования, но знакомые с псевдонаучной терминологией, выпускается масса БАДов, действие которых не доказано специальными исследованиями. Агрессивная реклама препаратов, порой направленная на подсознание, отнимает у населения деньги, способствует появлению шарлатанов, спекулирующих на желании людей быть здоровыми. 

Настоящая медицина строится только на доказательной базе, а пациенты зачастую хотят верить в чудо, бессознательно надеясь или думая примерно так: «Я куплю эту чудодейственную таблетку, о которой сказаны такие замечательные слова, выпью ее и буду здоров и красив как рекламирующий ее человек». 

Иногда приходят возрастные пациенты и говорят, что занимаются «самоздравом» и спрашивают: «Как вы, доктор, к этому относитесь?» Конечно, неплохо, если человек начинает беспокоиться о состоянии своего здоровья, соблюдает режим дня, питания, ведет правильный образ жизни, «дружит» со здравым смыслом. Все это помогает как в профилактике заболеваний, так и в лечении болезней. Но эти меры ни в коем случае не должны заменить все остальное, а вернее – основное лечение. 

Cейчас в институтах ДВО РАН совместно с Медобъединением и ВГМУ ведется большая научно-исследовательская работа по изучению и созданию препаратов из продуктов морской флоры и фауны, я думаю, что у них большое будущее.

Можно сказать, что здоровье человека определяется уровнем развития медицины в меньшей степени, а в большей степени – суперпозицией факторов, среди которых образ жизни, наследственность, состояние окружающей среды. Наследственность мы получили от своих родителей, и изменить ее невозможно, улучшить состояние окружающей среды нам в одиночку не удастся. А что удастся в одиночку? Без всяких усилий удается объедаться, идти на поводу у своих вредных привычек, хотеть быть здоровыми неопределенно долгое время. Сложнее заниматься разными видами спорта, участвовать в соревнованиях, совместно с семьей или коллегами выезжать за город, к берегу моря, просто культивировать активный отдых. Но при этом незаметно поднимается настроение, мобилизуются защитные силы организма, растет иммунитет. 
Года два тому назад на День медицинского работника мы с коллегами выезжали на остров Русский. Тот день выдался прохладным, но мы открыли купальный сезон. Я сама от себя не ожидала, что пойду в море. Выкупались все, и никто не заболел. Вот что значит – правильный настрой!
– Вы немного рассказали о том, что делать, чтобы не заболеть. Что делать, чтобы быстрее поправиться?

– Прежде всего – не заниматься самолечением. Люди науки имеют ненормированный рабочий день, часто работают, находясь не только в институте, но и дома. Случается, занимаются самолечением или запускают болезнь, надеясь на то, что она сама пройдет. Иногда болезнь проходит, но, если у человека есть хронические заболевания, и он не в молодом возрасте, то бывает хуже. Запустил простуду, прошло две-три недели, и вирусная инфекция перешла в бронхит, а там недалеко и до пневмонии. 

С годами становится видно, что многие наши научные сотрудники всерьез настроены сохранять свое здоровье. Недавно проходил медосмотр один немолодой уже доктор наук, так он и плавает, и на лыжах ходит. Человек находится в хорошей спортивной форме, неудивительно, что он ничем не болеет. Здоровый образ жизни, ежегодные профилактические медосмотры, диспансеризация хорошо помогают сотрудникам ДВО РАН на протяжении многих лет сохранять высокую работоспособность и крепкое здоровье! 

Медобъединение Дальневосточного отделения, наверное, единственный островок в городе, где успешно действует цеховая медицинская служба. И в этом, конечно, заслуга главного врача и администрации Медобъединения. Очень жаль, что цеховая служба не сохранена не только в нашем городе, но и в целом по стране. С развалом СССР разрушились прежняя система здравоохранения, а вместе с ней и цеховые службы. 

В том, что Медобъединение – ведомственное учреждение, есть и свои минусы. В муниципальных поликлиниках зарплата участковых врачей несколько выше, чем у цеховых терапевтов. Но нет таких задач, которые не поддаются решению. Должна сказать слова благодарности в адрес администрации МО ДВО РАН, которая старается находить внебюджетное финансирование, изыскивает средства для поощрения своих сотрудников!

– Лариса Анатольевна, средний возраст сотрудников в ДВО вырос. Какие с возрастом пришли болезни?

– Действительно, с возрастом болезни приходят чаще. Наиболее распространенные из них – сердечно-сосудистые заболевания, среди которых лидирует артериальная гипертония. Выражаясь немедицинским языком, ее причиной является повышенная активность биологических механизмов, которые вызывают сужение артериальных сосудов. У мужчин, в сравнении с женщинами, она проявляется в более раннем возрасте. По статистике после пятидесяти лет она встречается почти у каждого второго жителя России. Сама по себе гипертония может начинаться незаметно. Случается, что только на медкомиссии люди узнают о том, что больны ею. Вроде бы и особенного ухудшения состояния пациент у себя не наблюдает, но значительно возрастает риск различных осложнений. Например, возникла стрессовая ситуация, а в результате сосуд не выдержал и лопнул. Может развиться инсульт или инфаркт.
Итак, среди причин смерти на первом месте – сердечно-сосудистые болезни. На втором – онкология. Риск этого заболевания увеличивают стрессы, плохая экология, наследственность.
Говорят, что новое – это хорошо забытое старое. Так и у нас, в Приморском крае высокий уровень заболевания туберкулезом. 

– Наверное, мигранты привозят к нам туберкулез?

– Привозят мигранты, лица, освобожденные из мест заключения, чаще стали болеть обычные приморцы. «Открыт закрытый порт Владивосток», теперь он широкодоступен для людей и, соответственно, сопровождающих их болезней. Чего только не приходится наблюдать! Даже полиомиелит. 

– А ведь считалось, что мы победили полиомиелит…

– Мы полагали, что много чего победили! Корь, дифтерию, оспу… Перестали прививаться, ведь у многих прививки вызывают аллергии! Cнизившийся охват профилактическими прививками явился одной из причин повышения заболеваемости корью, коклюшем, дифтерией и другими болезнями. Вакцинация – один из самых эффективных методов профилактики управляемых инфекций.

Вспомните, слово «иммунитет» означает освобождение, невосприимчивость, сопротивляемость организма к инфекционным агентам. Иммунная система, таким образом, это защитный механизм нашего организма, который поддерживает постоянство внутренней среды, уничтожая все чуждое. Только вот «чуждого» в наши дни становится, к сожалению, все больше. Ухудшающееся состояние окружающей среды, техногенные катастрофы, стрессы и многое, многое другое, привели к тому, что замечательная система, созданная эволюцией, подвергается все большим испытаниям. И ей обязательно нужно помочь! Следовательно, задача профилактики здоровья человека – помочь нашей иммунной системе быть дееспособной и повышать ее защитные свойства.

Существует много болезней, которые считаются вакциноуправляемыми. Болезни, против которых сделал прививку и не заболел. Таких заболеваний все больше и больше. 

Предмет нашего постоянного внимания – клещевой энцефалит – вирусная инфекция, характеризующаяся лихорадкой, интоксикацией и поражением серого вещества головного (энцефалит) или оболочек головного и спинного мозга (менингит и менингоэнцефалит). Заболевание может привести к стойким неврологическим и психическим осложнениям и даже к смерти больного. 

Сотрудники ДВО РАН: геологи, биологи, археологи, выезжающие в экспедиции, обязаны привиться не только от клещевого энцефалита, но и от столбняка. Столбняк – бактериальное острое инфекционное заболевание, характеризующееся поражением нервной системы и проявляющееся тоническим напряжением скелетной мускулатуры и генерализованными судорогами. Возбудитель образует столбнячный экзотоксин – один из сильнейших бактериальных ядов, уступающий по силе лишь ботулиническому токсину. Летальность при заболевании столбняком очень высока (выше только у бешенства и у легочной чумы). Там, где отсутствуют профилактические прививки и квалифицированная медпомощь, смертность превышает 80%.

Значит, прививки нужно делать?

– Конечно. Статистика свидетельствует, что привитое население заболевает реже. А если болеет, то более легкими формами, без смертельного исхода. Должна отметить, что выросла заболеваемость гепатитом-В. Это опасная и тяжелая болезнь, но от нее можно и нужно прививаться. Страшен гепатит-С, – от него привиться невозможно.

– Недавно по ТВ показывали сюжет о том, как нескольким детям сделали прививку Манту, после которой они попали в больницу. Что нужно делать, чтобы не было таких побочных действий?

– «После» – не обязательно означает «вследствие». Могут быть совпадения, ослабленное состояние организма, обострение других хронических инфекций. В общем, причинно-следственные связи «привился – заболел» здесь не срабатывают.
Разумеется, нужно использовать качественную вакцину. 

– Лариса Анатольевна, как-то в СМИ выступал директор Института геронтологии РАМН. По его убеждению, люди могут жить 95-100 лет. Насколько это, реально, по вашему мнению?

– Есть оценки, что ресурсы человеческого организма позволяют жить до 150 лет. Во многом продолжительность определяется образом жизни человека. Тем, как он жил и как себя вел. Очень грустно и тревожно смотреть на молодых девушек и парней, которые гуляют с бутылками алкогольных напитков в руках. Я очень расстраиваюсь, когда вижу пьющую и курящую молодежь. Тяжело на душе от бесконечной рекламы пива, которая «зомбирует» молодежь. Нашему обществу, правительству нужно принимать меры по освобождению сознания от алкогольной зависимости как можно быстрее. 

Семья должна сформировать у ребенка правильные жизненные ценности, вот что самое главное! А государство должно обеспечить детям и молодежи возможность получить образование и пропагандировать здоровый образ жизни. Дети должны не пиво пить по подворотням, а заниматься в спортивных секциях, и чтобы оплата занятий не была накладной для родителей. Жаль, что нельзя взять все хорошее из прошлой жизни нашей страны и перенести в настоящее. Но очень хочется надеяться на изменения к лучшему.

– Каким сейчас должен быть молодой доктор, как специалист и человек?

– В первую очередь, – профессионалом своего дела. А доктор еще – добрым, ответственным, должен сострадать и сочувствовать пациенту. 

Хорошим врачом можно стать, имея надежный тыл. Чтобы не думать о добывании хлеба насущного для себя и своей семьи. Голодный врач, разрывающийся между совмещениями и дежурствами, долго не продержится. И сейчас молодые люди не идут в медицину: работа тяжелая, а обществом адекватно не оцениваемая. В итоге затрачиваются деньги на подготовку специалистов, которые после получения диплома не работают врачами. 

Но Лариса Анатольевна не теряет оптимизма и надежды на лучшее. Она много работает и заслуженно отмечена благодарностями и поощрениями, грамотами Приморского краевого управления здравоохранения, Главного врача МО ДВО РАН, Президиума ДВО РАН. Она очень растрогалась, когда в прошлом году получила грамоту, подписанную Министром здравоохранения и социального развития России Татьяной Алексеевной Голиковой. А еще недавно Лариса Анатольевна Огай стала ветераном труда. 

Ей повезло: у нее крепкий тыл. Сегодня муж Леонид Николаевич продолжает работать в море, но не уходит далеко от Приморья. Все трое сыновей учились в средней школе №9 – «китайской», что на улице Пушкинской. Старший сын пошел по пути папы, он помощник капитана. Средний – китаист, окончил Восточный институт ДВГУ, жил, работал в Китае. А третьего сына мама уговорила пойти по ее стопам: он уже три года учится в медицинском лицее при Владивостокском государственном медицинском университете. В этом году он оканчивает лицей и будет поступать в ВГМУ. Мама надеется, что вырастет ей смена, будет, кому передать свои знания и опыт. 

Лариса Анатольевна счастлива трижды в квадрате: помимо трех сыновей у нее трое внуков, два мальчика и девочка. Но как бабушка, она себя проявила пока еще не в полной мере, поскольку много времени и сил забирает работа. 

Еще она – мудрая свекровь. Иной раз старший сын говорит: «Мама, ты как будто теща для нас», потому что она всегда берет сторону невесток. Она всегда примеряет ситуацию на себя: какого бы отношения мужа хотела сама? 

Пожелаю нашему доктору того, что хотела бы она сама: здоровья, энергии и оптимизма. Чтобы находилась в гармонии с собой, чувство удовлетворения сопровождало результаты ее дел, совесть была спокойна, а вместе с ней – и душа.

Будущее России - в Сколково?


Статья любезно предоставлена автором, Олегом Львовичем Фиговским


О.Л. Фиговский    Альбом: Инновации и инноваторы

 Именно сегодня России необходимо совершить технологический и инновационный прорыв; если этого не будет, то возможно, что и России не будет.

  Располагая 30% всех природных богатств мира, Россия производит немногим больше 1% мирового валового продукта. При таком положении дел и в условиях беспощадной схватки за ресурсы, которой грозит обернуться XXI век, шансов на длительное благополучное существование у нашей страны нет. 

  Ставка на нанотехнологии, а многих успокаивает факт создания «Роснано», не решает многих проблем, т.к. нанотехнологии выступают как приправа к основному блюду – к таким отраслям, как биотехнологии, устройства хранения данных, полупроводники. Новые полимерные и неорганические материалы. Но этих отраслей сегодня в России практически нет. Мировой же опыт показывает, что бессистемные инновации обычно не приводят к значительным результатам в реальные сроки.

  О подготовке инновационных инженерных кадров, которым предстоит воплотить в жизнь возможности шестого технологического уклада, мы уже писали в этом журнале в августе сего года. Так, если к 2015 году рынок нанотехнологической продукции должен превысить 1 триллион долларов (большая часть приходится на США), то, по американским оценкам, потребуется подготовка около 800 тысяч соответствующих специалистов. В России начали готовить специалистов достаточно высокого уровня, правда, в основном по нанонауке; например, МГУ им. Ломоносова готовит по 25 человек в год. А ведь нужны специалисты инженерного профиля и достаточно высокого уровня. Не надо забывать и о подготовке“нано»-инженеров для оборонных отраслей. Их надо прежде всего научить инновационному инженерному мышлению, так, например, как создать такие условия, чтобы процессы самоорганизации, самоформирования, самосборки проходили в желаемом направлении (здесь имеется пример с тутовым шелкопрядом, который «производит» высокопрочную шелковую нить методом безошибочной «компьютерной» наносборки нитей из отдельных наноблоков)ю Но если в природе компьютерная химия реальна и много веков работает, то работами в науке этого направления мало кто занимается в России.

  В то же время массированная кампания по дискредитации РАН увенчалась ожидаемым успехом: в текущем году существенно сокращено финансирование Академии наук, урезаны научные фонды РФФИ и РГНФ, обеспечивающие конкурсную поддержку исследовательских групп. Сокращена на треть даже образцовая конкурсная программа академика Георгия Георгиева «Молекулярная и клеточная биология», что уже привело к очередному всплеску «утечки умов» среди молодых биологов. Ученые возмущены, но что 500, что 2000 достойных подписей под письмами протеста не вызывают никакой реакции властей. Если, конечно, не считать таковой фирменную шутку премьер-министра про Гришу Перельмана, которому деньги вообще не нужны, а научные результаты он выдает ого-го какие. Строго говоря, с точки зрения чиновников научный бюджет не уменьшился, он просто перераспределяется в пользу новых реалий – иннограда Сколково (вот уж образец концептуальности, прозрачности и конкурсности!), исследовательских университетов, новых федеральных научных центров, патриотического актива российской научной диаспоры. То есть происходит реформа российской науки, как представляется одним наблюдателям, или ее подмена бессмысленной имитационной деятельностью – как видится многим другим. Самое принципиальное предложение по модернизации науки упорно вносит лидер реформаторов, ректор негосударственной Российской экономической школы Сергей Маратович Гуриев. В своих статьях и выступлениях он без конца задает один и тот же вопрос: «Сегодняшняя РАН неконкурентоспособна: ее финансирование в расчете на сотрудника в разы меньше конкурентов в других странах. При этом увеличение финансирования в разы не предвидится. Как же выходить из этой ситуации?» И сам на него отвечает: «Может быть, стоит подумать о том, как с такими вызовами справляются в бизнесе? Ведь в прошлом году почти все российские компании попали в такую же ситуацию, как и РАН.

Что они стали делать? Некоторые из них обанкротились, некоторые выклянчили деньги у государства или госбанков, остальные пошли на сокращение издержек или реструктуризацию (оставив ключевые активы и распродав все остальное). … стало понятно, что на масштабные сокращения или реструктуризацию РАН не пойдет – Академия даже и не думает о том, кого именно сокращать и по какому принципу».

  Как пишет Ирина Самахова «научные деньги распределяют все те же „придворные“ эксперты и, видимо, куда более компетентные, чем наши академики, заграничные специалисты». Однако и в заграницах – тоже наши академики! Вот, скажем, представитель российской научной эмиграции академик Максим Франк-Каменецкий недавно заявил на страницах «Полит.ру»: «…речь идет не о возрождении, а о создании вновь российской науки, так как, в силу ряда хорошо известных причин, сильная и современная биомедицина так никогда и не возникла ни в СССР, ни тем более в России». Очень радикальное суждение! Но относится оно скорее к системе управления наукой, чем к отдельным ученым, поскольку Франк-Каменецкий утверждает: «Российская научная система вся прогнила, ее невозможно реформировать, нужна коренная ломка!». Что на это могут возразить российские академики, которые несмотря на отсутствие поддержки все еще пытаются заниматься биомедицинскими исследованиями в России? (Игорь Федорович Жимулев, имеющий, кстати говоря, заоблачный индекс цитирования, на днях возглавил новый Институт клеточной и молекулярной биологии СО РАН). Однако прожив большую часть жизни в России Максим Давидович Франк-Каменецкий должен понимать, что критикуемая им система управления еще жива – и потому его предлагаемые ему крупные средства фактически будут отобраны у его российских коллег – по принципу если нет биомедицины – нет и ученых которые ей занимаются! 

  В тоже время крупные ученые из диаспоры работать в Россию не поедут. Один из них, просивший не называть свою фамилию, доходчиво объяснил мне, почему: «На родину тянет, устал от чужого языка и обычаев. Но я настоящий изменник с точки зрения ваших спецслужб: сумел реализовать на Западе одну из критических технологий, разработанную мной и моими учениками еще в СССР. Вины за собой не признаю, но по российским законам она гораздо более весомая, чем у бедняги Данилова, который отсиживает 15 лет за мнимую измену Родине. Между прочим, этот человек создал для России важнейшую технологию по защите спутников на геостационарной орбите, но чекистам плевать на научные заслуги. Вы уж там разберитесь, кто для России враг, а кто друг – потом и зовите на родину уехавших ученых».

  Проблема ещё в том, что уважаемая Ирина Самахова, опираясь на опыт СО АН России, говорит об академической, фундаментальной науке; а ведь реальные достижения создаются специалистами инженерных, «прикладных» наук.

  Надежды на инновационный прорыв российской науки, скорее всего, бессмысленны — уж слишком значительный научный потенциал мы растеряли и в «лихие девяностые», и в «глухие нулевые». Свидетельством тому не только снижение численности ученых, но и уменьшение количества научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, а также деградация российской науки в целом. С такой интеллектуальной базой инновационной каши не сваришь. В сопоставлении с 1991-м, последним годом существования советской науки, картина вырисовывается поистине катастрофическая: с 1991 г. численность работников научных организаций снизилась в 2,2 раза! Одни уехали за границу, другие забросили некогда любимый интеллектуальный труд, третьи вышли на пенсию, так и не воспитав себе смену. Констатируем: в ближайшие годы дефицит научных кадров будет усиливаться, поскольку никаких предпосылок для его сокращения нет. 

  Да и квалификация научных кадров России неуклонно скользит вниз. В России по итогам 2007 г. отношение числа статей в научных журналах к числу исследователей в публичном секторе составило всего 0,18, тогда как в Бразилии – 0,21, в Китае – 0,44, в Индии – 0,45. В лидерах здесь США, Израиль и Канада (соответственно, 1,14; 1,13 и 1,11), но куда нам до них, нам бы своих собратьев по БРИК догнать. Добавим, что качество публикаций также ниже среднего – даже специалисты РАН публикуются в журналах более низкого уровня, чем, например, их коллеги из Польской или Китайской академий наук. 

  И как результат, доля российских компаний, заглядывающих в технологическое будущее, не превышает 10%. По итогам 2009 г. доля высокотехнологичной продукции в совокупном экспорте не превысила 2,0% (причем собственно научные исследования и разработки – всего 0,4%), тогда как в Израиле данный показатель составляет около 36%, в США – стабильно порядка 28%, во Франции – 20%, в Китае – 17%, в Германии – 16%.

  Здесь уместно на примере Израиля рассмотреть пути реалистичного и успешного перехода на инновационные рельсы, ибо страна (при населении 7,5 млн.) сделала невероятный рывок в своём развитии и заняла достойное место в ряду высокоразвитых стран мира:

* 2-е место в мире (после США) по количеству технологических компаний,
* 3-е место (после США и Канады) по количеству компаний NASDAQ
  (специализирующихся на hi-tech),
* «Израильская Силиконовая долина» находится на втором месте в мире, уступая
  только самой Силиконовой долине США,
* 4-е место в мире по объёму экспорта вооружения,
* по темпам экономического роста Израиль входит в первую пятерку самых
  быстрорастущих стран мира,
* по объему ВВП среди трех десятков государств Ближнего, Среднего Востока и
  Центральной Азии занимает почётное 3-е место (после Саудовской Аравии и Турции
  – стран значительно более крупных и богатых природными ресурсами).

  Превращению Израиля в синоним hi-tech конца XX века способствовала
целенаправленная государственная политика:

— создано 24 «технологических инкубатора» (наукограда);
— в крошечном Израиле функционируют около 3 тысяч компаний технологического
  сектора;
— по количеству венчурного капитала (долгосрочного) в относительных цифрах  

  Израиль превосходит Европу в 33 раза, в абсолютных цифрах он примерно равен
  капиталу Франции и Германии вместе взятых. По количеству компаний start-up
  (недавно созданная небольшая компания, строящая свой бизнес на основе инновации)
  — первое место в мире на душу населения. Накануне 2001 года, каждые 36 часов, в
  Израиле появлялась новая start-up компания (может быть речь идет о 2010 годе?;
— самое большое в мире количество компьютеров на душу населения. Более 3
  миллионов пользователей интернета, 50% из них — высокоскоростного;
— занимает 2-е место в мире (после США), по числу людей с высшим образованием (20
  % населения) и 1-е место в мире, по числу инженеров (от общего количества
  жителей);
— Израиль является вторым в мире по выпуску и продаже новой литературы, там до сих
  пор читают книги;
— на 10 тыс. работающих приходится 135 ученых и инженеров (в США – 70, в
  Германии — 48).

Как результат, сегодня у Израиля:

— 1-е место в мире по количеству научных работ, опубликованных в мировых изданиях, — 1549 статей на миллион жителей страны. Для сравнения: в США — 900 научных
  статей, во всех странах ЕС – 729;
— самое большое количество патентов на душу населения;
— IBM, Motorola, Microsoft и Intel открыли в Израиле свои исследовательские центры.  

  Можно сказать, что все лучшие продукты Intel были разработаны и произведены в Израиле. Компания Intel стала крупнейшим израильским экспортером. Вклад Intel в израильскую экономику за последнее десятилетие оценивается суммой в $4,6 млрд.

Подобный качественный скачок в сфере hi-tech, позволил Израилю войти в число 12 государств — научной суперэлиты мира. Местная индустрия высоких технологий уже сейчас занимает 51% израильского экспорта, судите сами, 15 лет назад было 36%.

  Основными источниками инвестиций в экономику Израиля стали транснациональные компании. Так, только в Израиле Microsoft и Cisco (мировой лидер в области сетевых технологий) имеют свои единственные R&D (исследования и разработки) вне США. В 90-е годы по числу зарубежных компаний, мобилизовавших капитал в США, Израиль вышел на второе место, уступив лишь Канаде. Израиль как магнит притягивал зарубежных инвесторов — Google, Samsung, Motorola, Microsoft и Intel и т.д. Если в 1992 году иностранные инвестиции составляли $500 млн., то в 1997 году – уже $3,8 млрд. Кроме того, Израиль это единственная страна в мире, имеющая соглашения о свободной торговле одновременно с США и ЕС (а ещё с Канадой, Турцией, Чехией, Польшей, Иорданией и т.д.).

  Несмотря на устойчивость израильской экономики, последствия мирового кризиса нашли своё отражение и в Израиле. Ведь основные экономические связи Израиля приходятся на ЕС и США, серьёзно охваченных кризисом.

  И всё же, Израиль, на удивление быстро оправился от кризиса. Сами израильтяне считают, что главный урок кризиса состоит в том, что всем надо жить по средствам. Тот, кто нарушает это золотое правило, рано или поздно дорого платит. Израильтяне, в отличие от американцев, по крайней мере, старались жить по средствам. В Израиле сумма кредита составляет лишь 50% от доходов заёмщика, тогда как в США — 150%. В стране не было такого массового потребительского помешательства, как в США. В очередной раз получила подтверждение разумность экономии средств и продуманность инвестиций (правда, некоторые аналитик считают, что экономике страны позволяют держаться на плаву солидные военные заказы). Как считает глава израильского Центробанка Стенли Фишер, «консервативная и тщательно контролируемая банковская система Израиля, которая отказывалась спекулировать активами, связанными с кредитом на жильё, отчасти защитила страну от всемирного финансового кризиса».

  И эти успехи Израильской экономики не в малой степени обусловлены огромнейшим финансированием науки. Расходы Израиля на науку составляют 4,5% от валового национального продукта (в Финляндии — 3,4%, в Южной Корее — 3,2%, в Германии –
2,5%, в СЩА – 2%, во Франции – 2%, в Китае – 1,4%, в России – 1%). На 10.000 работающих число учёных и инженеров в Израиле составляет 140 человек (в США – 83, Японии – 80, Германии – 60).

  При этом интересный вывод сделал китайский учёный Лю Даоюй. Лю привёл пример двух стран, которые больше всего уделяют внимания домашнему воспитанию – Израиль и Китай. В Израиле детей учат самостоятельно учиться, как жить, без опёки родителей, а в Китае существует две крайности, либо родители чересчур балуют и опекают своих детей, либо слишком суровы к ним. В результате, среди обладателей Нобелевской премии есть около 10 израильтян и нет ни одного китайца, отмечает учёный. Он также указал на то, что даже само стремительное развитие китайской экономики, о котором говорят во всём мире, опирается, в основном, на грубый физический труд, с помощью которого производится большое количество товаров, отправляемых на экспорт. Технических открытий в Китае практически нет. Китайцы известны во всём мире своей способностью копировать чужое и красть технологии у других стран. Всё это непосредственно связано с серьёзными проблемами в системе образования, а ещё больше, с политическим строем в стране.

  Весьма примечателен вывод профессора Дэниэла Изенберга, который подвергает сомнению эффективность ускоренной модернизации России и, в частности, сколковског проекта. Он рекомендует широко использовать русскую диаспору: «Сформируйте группу лучших специалистов, живущих в США, Европе и Израиле. Они будут заинтригованы, а то и откровенно горды, что вы с ними консультируетесь. Вспомните страницу тайваньской истории, когда только что избранный премьер Сан создал „прозападных китайцев“ – консультационную группу по науке и технологиям (STAG). STAG оказала колоссальное влияние, и была одной из первопричин притока мозгов: 40 тыс. инициативных руководителей и специалистов в области высоких технологий, подготовленных в США, хлынули в 1990-е в Тайвань. В течение трех десятилетий, хваленая Главная Научная программа Израиля решительно избегает продвижения каких-либо приоритетных секторов. Отраслевой агностицизм (агностицизм — принципиальная неточность любого знания, в данном случае – знания о наиболее перспективной отрасли) несет мощный посыл – стимулирует предпринимателей определять и претворять в жизнь то, что они считают перспективным. Это как раз о той самой «тысяче цветов“, о разнообразии и поиске своих путей. Помните, что предпринимательство по сути инакомыслие: вы должны выпустить гончих и дать им разнюхать новые маршруты».

  Аналогичное мнение высказывает и проректор Букингемского университета Теренс Кили, он считает, что инвестирование российским правительством более 110 миллиардов рублей в сколковский проект это очень, очень плохие инвестиции. Кремниевая долина – типичный продукт рыночных механизмов. Она была создана молодыми предпринимателями – сегодня это уже клише, – работавшими в гаражах, у себя дома или в небольших компаниях, спонсировавшихся венчурными капиталистами. Конечно, сама долина разрослась вокруг таких университетов, как Стэнфорд или Беркли силами исследователей, имевших к ним прямое отношение. И можно было бы утверждать, что правительство, поддерживая исследования в университетах (а Беркли – полностью государственный университет), способствовало созданию Кремниевой долины. Но сама долина была в действительности продуктом рынка. В США сегодня около 7% вложений промышленных компаний идет на фундаментальную науку, при том что речь идет о компаниях, ориентированных на прибыль. Большим компаниям ученые необходимы для того, чтобы читать научные журналы, участвовать в конференциях и импортировать идеи других ученых. Никто не делает это лучше самих ученых. Но если не давать им заниматься фундаментальной наукой, они быстро теряют эти навыки. Так что в любом случае опыт показывает, что в условиях свободного рынка компании или филантропы делают огромные вложения в чистую науку. Классический пример последних это, конечно, Билл Гейтс, чей фонд сегодня тратит миллиарды долларов на исследования, в том числе связанные с так называемыми orphan diseases, т.е. с заболеваниями, на лекарства от которых отсутствует экономический спрос. Но то же самое можно сказать об английском Wellcome Trust или французском Institut Pasteur – все это частные фонды, которые делают для чистой науки больше, чем некоторые обеспеченные государства.

  Российский «олигархический бизнес» этого, увы, не делает практически. Далее Теренс Кили отмечает, что российские миллиардеры тратят свои деньги очень, очень плохо; и проблема в данном случае состоит именно в том, что нет навыка создания ничего нового в экономике, тогда как имеющиеся состояния созданы скорее некомпетентностью ельцинского режима, позволившего небольшой группе людей, манипулируя недоразвитым рынком, буквально завладеть огромной частью России.

  Такие мнения характерны для большинства экспертов западных стран, хотя могут оказаться столь же поверхностными, как и суждения российских реформаторов 90-х годов, когда реформы делались по западным клише и либеральная экономика буквально насильно насаждалась на российской почве. Плоды этого внедрения западные эксперты и называют некомпетентностью правительства Ельцина.
 
  Примеры развития новых технологий, а их число множится в геометрической прогрессии, подтверждает ранее сделанный вывод, что мы близки к началу коммерческой реализации шестого технологического уклада. Поэтому многие, кто работает в технологическом бизнесе и в сфере венчурного капитала уверены в завтрашнем дне как никогда.

  Джефф Бассгэнг (Flybridge Capital Partners) считает, что мы входим в золотой век технологии и инновации, несмотря на кратковременную непогоду в области экономики: «Массачусетс и инновационная экономика находятся в выгодном положении для того, чтобы воспользоваться грядущими возможностями. Я бы сказал, что это относится в равной степени к Нью-Йорк-Сити и Кремниевой долине, и к другим центрам инновации».

  Иная ситуация в Сколково. Проф. Аркадий Бондаревский, в частности, пишет:
«А станет ли инкубатором идей Сколково? Ну, пригласят туда пару, тройку, или, допустим, даже, четверых Нобелевских лауреатов. Если денег хватит, конечно. Второй Нобелевской премии им уже не положено, да и не нужна она им, потому что, как это у М. Зощенко, прогресс делают люди голодные, злые и неудовлетворённые. А этим ничего не надо – у них всё есть, да и в годах они, и если поедут в Сколково, то лишь отдыхать за деньги наши. И действующим академикам российским по тем же причинам тоже ничего не надо. Набирать следует молодых, талантливых, дерзких и ищущих. А как вызнать именно таких? Ведь истинные или уехали или, как Перельман, сидят по углам где-то . Рваться же первыми в Сколково, разумеется, станут не самые талантливые, а самые пробивные. А ещё реалии российские: блат, жёны, дети и внуки всякие. Вот и придётся, если, конечно, всерьёз всё это задумано, забрасывать сеть с мелкими ячейками. Придётся брать многих, чтобы в куче этой попалось и “зерно алмазное».

  Приходится с этим согласиться и только надеяться, что ещё остались в России неравнодушные и талантливые люди. К счастью, я встречал немало таких — в основном в российской провинции.


Олег Фиговский, доктор технических наук, почетный профессор КТТУ им. Туполева и ВГАСУ, академик Европейской Академии наук, директор INRC Polymate (Израиль) и Nanotech Industries, Inc. (США).


четверг, 16 июня 2011 г.

Что может дать наука медицине?


Недавно состоялась очередная VI Научно-практическая конференция «Фундаментальная наука – медицине», во время работы которой обсуждались последние достижения медико-биологических исследований на Дальнем Востоке по следующим направлениям – «Новые медицинские технологии», «Диагностические направления в медицине и биологии», «Аппаратные методы диагностики и лечения», «Новые биологически активные вещества и добавки к пище» и «Функциональные продукты питания».

 

Председатель конференции – академик РАН, доктор химических наук В.А. Стоник, директор Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН, председатель Межведомственного Совета ДВО РАН по проблемам медицины. Сопредседатели конференции: академик РАМН, доктор медицинских наук, Н.Н. Беседнова, главный научный консультант НИИ эпидемиологии и микробиологии Сибирского отделения РАМН; член-корреспондент РАН, доктор биологических наук В.Е. Васьковский, председатель Научного совета МО ДВО РАН; Заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук С.П. Крыжановский, главный врач Медицинского объединения ДВО РАН. 

С.П. Крыжановский 

Перед началом конференции с приветственным словом выступил Сергей Петрович Крыжановский. Он поздравил участников с началом работы и пожелал творческих успехов. 

В.А. Стоник 

Заседание открыл Валентин Аронович Стоник. Он сообщил, что на Дальнем Востоке за последнее время активизировалась работа по внедрению достижений науки не только институтов Дальневосточного отделения РАН, но и научных медицинских учреждений. Медики и ученые все чаще встречаются, растет число совместных проектов, появилось много новых интересных для обсуждения тем, поэтому конференции, такие, как нынешняя, безусловно, очень полезны. В стране наблюдается активизация работ медицинской направленности. Это работы в области фармакологии, создания новых медицинских препаратов, это разработка материалов для медицины, поиск новых технологий и так далее. 

Особый интерес представляет новая форма сотрудничества, возникшая в последнее время – Технологическая платформа «Медицина будущего». Цель ее создания – развитие сегмента медицины будущего, базирующегося на совокупности «прорывных» технологий, определяющих возможность появления новых рынков высокотехнологичной продукции и услуг, а также быстрого распространения передовых технологий в медицинской и фармацевтической отраслях. Эта платформа представляет собой консорциум из огромного числа организаций. Их более двухсот, а ведущей является Сибирский медицинский университет. Среди ее участников исследовательские центры, Государственные организации Минобрнауки, Минздравсоцразвитие, Минпромторг, Минэкономразвития, Госкорпорации: «РОСТЕХНОЛОГИИ», «РОСАТОМ», другие бизнес-партнеры. Активное участие принимает Московский государственный университет, в частности, факультет фундаментальной медицины, возглавляемый академиком РАН Всеволодом Арсеньевичем Ткачуком. К платформе присоединились ТИБОХ ДВО РАН, Дальневосточный федеральный университет, ряд учебных и научно-исследовательских институтов Дальнего Востока. 

Среди задач, которые решает платформа, – концентрация ресурсов на разработке и коммерциализации конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынке медицинских технологий, продуктов и услуг, формирование единых приоритетов развития медицины для создания долгосрочных научных, инновационных и производственных стратегических программ, оптимизация научных и инновационных процессов, стандартизация технологических регламентов и процедур, изменение таможенного регулирования в области медицины и фармации в целях ускорения выведения продуктов на рынок. Участники платформы будут создавать условия и формат для эффективного взаимодействия медицинского и фармацевтического секторов экономики, в том числе, бизнеса, науки и государства, способствовать достижению положительной динамики демографических показателей за счет снижения смертности, заболеваемости, увеличения продолжительности и качества жизни, роста численности населения России, гармонизировать процессы ТП «Медицина будущего» с ТП Евросоюза, стран СНГ для реализации стратегии продвижения технологий и продуктов на внешние рынки, модернизировать врачебную среду и обеспечивать потребность в специалистах для новых производственных мощностей. 

С ТП «Медицина будущего» необходимо сотрудничать уже потому, что вне ее будет невозможно продвигать проекты, требующие значительной государственной и коммерческой поддержки. Сегодня на Дальнем Востоке нет таких проектов, но они должны появиться в будущем. Формат конференции позволяет еще раз обсудить направления, заслуживающие привлечения максимальной поддержки, – это одна из ее целей. 

Валентин Аронович пожелал участникам конференции успехов, плодотворного обсуждения, новых идей, новых импульсов для развития контактов между фундаментальной наукой и практической медициной. 

В.Е. Васьковский 

Сопредседатель конференции Виктор Евгеньевич Васьковский подчеркнул активную роль, которую играет Медицинское объединение в развитии перспективных исследований и продвижении их результатов в практику. Благодаря этой деятельности институты РАН и два университета – ВГМУ и ДВФУ крепко связаны совместными работами по медицинской тематике. Виктор Евгеньевич завершил свое краткое выступление шуткой, указав, что большинство сидящих в президиуме объединены не только совместными работами, но еще и статусом пациентов Медобъединения, который не в меньшей степени, чем сотрудничество укрепляет взаимоотношения с МО ДВО РАН. 

Н.Н. Беседнова 

Наталья Николаевна Беседнова высоко оценила новое направление работ, возникшее в Медобъединении ДВО РАН, как практическое применение результатов исследований Санкт-Петербургского Института биорегуляции и геронтологии, который много лет занимается проблемами продления жизни, восстановления здоровья у пожилых людей, используя для этого природные биологически активные вещества, получаемые из растений и наземных животных. Индивидуальность подхода МО заключается в использовании биологически-активных веществ из океана в сочетании с физиотерапией, другими технологиями воздействия на организм. Результаты этой работы помогут людям жить дольше, сохраняя высокое качество жизни.
Затем работа конференции перешла к основной части – заслушиванию докладов. 

В.А. Стоник 

Первый доклад «Исследования ТИБОХ ДВО РАН в области биомедицины» прочитал В.А. Стоник. 
Дальний Восток России располагает богатейшими и уникальными сырьевыми ресурсами для создания в регионе промышленного производства биологически активных веществ. Использование современных наукоемких технологий переработки биологических ресурсов в хозяйственном комплексе региона, ориентированном сегодня преимущественно на вывоз сырья, позволит более рационально и экономически целесообразно использовать природные богатства России. 

В Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН на протяжении многих лет разрабатываются новые препараты для медицинского использования. Особенностью этих разработок является то, что все они созданы на основе фундаментальных исследований строения и свойств природных соединений из морского и наземного биологического сырья. Несколько тысяч публикаций института, в том числе в высокорейтинговых научных журналах, отражают эту, самую главную сторону деятельности института. Хорошая научная основа делает возможным и развитие прикладных проектов. 

Так, долговременные исследования метаболитов иглокожих позволили создать два лекарственных препарата серии «Гистохром», а работы в области энзимологии – медицинский препарат «Коллагеназа КК». Изучение физиологически активных веществ из наземных растений ведется в институте уже около 50 лет. Некоторые из растительных метаболитов стали активными субстанциями нового лекарственного препарата «Максар». В своем сообщении В.А. Стоник рассказал о новых разработках института, в том числе, способах диагностики опасных заболеваний, биологически активных добавках к пище и лечебно-профилактических средствах.
 
Доктор медицинских наук Любовь Михайловна Сомова выступила с докладом «Вклад НИИЭиМ СО РАМН в здравоохранение Приморского края». В докладе представлены основные достижения института, которые внедрены в практику здравоохранения: диагностические и профилактические мероприятия и средства, методические документы, патенты на изобретения, охарактеризованные БАД к пище, используемые в комплексе базовой терапии при различных заболеваниях. С 2008 года на базе Медобъединения ДВО РАН во вновь открытом Центре геронтологии и биорегуляции проводится апробация БАД к пище, разработанных совместно НИИЭМ СО РАМН, ТИБОХ ДВО РАН, ТИНРО-центром и выпускаемых ООО «Биополимер», для включения в схему базовой терапии больных пожилого возраста при различных заболеваниях.

Доктор медицинских наук Вера Афанасьевна Невзорова доложила о фундаментальных исследованиях в реализации развития научного потенциала ВГМУ. В докладе проанализирована эффективность совместных разработок университета с организациями СО РАМН И ДВО РАН. Кроме того, рассказано о заседании, посвященном реализации Технологической платформы «Медицина будущего». Докладчик предложила активнее участвовать в уже созданной ТП, а также инициировать создание Дальневосточной ТП на базе университетов и институтов города с привлечением ресурсов малого и крупного бизнеса.

Н.Н. Ковалев 

Доктор биологических наук Николай Николаевич Ковалев в своем выступлении рассказал о разработках ТИНРО в интересах медицины. Из сырья морского происхождения были выделены биологически активные вещества (БАВ), получены биологически активные добавки к пище (БАД), ветеринарные и медицинские препараты, функциональные продукты питания (ФПП). Первоначально исследования БАВ гидробионтов развивались как предпосылки создания морской фармакологии. Был выполнен значительный объем работ по исследованию состава и свойств ферментов гидробионтов различных таксономических групп, разработаны пакеты документов на сырье и ферментный препарат «Пилорин». 

Интересен в практическом плане комплекс работ по изучению свойств цитохрома С. Широкие биохимические и медико-биологические исследования позволили обосновать использование в качестве сырья сердец ластоногих и рыб лососевых пород и получить данные, подтверждающие фармакологическую эффективность цитохрома С из морского сырья. Однако отсутствие стабильности поставок сырья привело к приостановлению работ.

Проведенные исследования более 20 видов двустворчатых моллюсков показали, что отходы переработки массовых видов моллюсков характеризуются высоким содержанием карнозин содержащих дипептидов и уникальных аминокислот (таурин), что послужило основанием для разработки БАД «Моллюскам». Традиционные объекты промысла часто вовлекаются в процесс переработки с целью получения БАД, в силу особенностей своего химического состава или пищевых предпочтений и применения в традиционной медицине в странах АТР. Это в полной мере относится к икре морских ежей. Разработка технологии, позволяющей сохранить состав и нативные свойства исходного сырья, была реализована в технологии БАД «Маристим». Комплексный подход к использованию сырья был успешно решен при разработке технологий переработки репродуктивных (БАД «ДНКаС», «Репростим») и костно-хрящевых (БАД «Артротин») органов, нервной ткани (БАД «Тинростим») и печени (БАД «Гепатокортин», БАД «Магистр-ойл») гидробионтов.

Создана технология получения экстракта каротиноидов из асцидии пурпурной (БАД «Масляный экстракт асцидии») и двустворчатого моллюска корбикулы. 

Список разработанных в ТИНРО-Центре биологически активных субстанций из растительного и морского сырья и БАД на их основе насчитывает более 50 наименований.

Для апробации и внедрения вновь создаваемых технологий БАД в ТИНРО-Центре создано экспериментальное производство. При участии ТИНРО-Центра организовано производство готовых форм БАД на площадях ООО «Биополимеры» в г. Партизанск. Такое объединение с промышленным предприятием способствует более масштабному выпуску готовой продукции, ее позиционированию на всей территории страны.

Д.Л. Аминин 

Кандидат биологических наук Дмитрий Львович Аминин рассказал о новом иммуномодулирующем лекарственном средстве «Кумазид». В результате проведенного исследования изучен механизм противоопухолевого действия эффективного иммуномодулятора «Кумазид», созданного на основе тритерпенового гликозида кукумариозида А2-2 из голотурии Cucumaria japonica. Установлено, что противоопухолевые свойства кукумариозида А2-2 могут быть обусловлены его непосредственным взаимодействием с опухолевыми клетками. В наномолярных концентрациях кукумариозид А2-2 проявляет цитостатический эффект, блокируя пролиферацию клеток в синтетической фазе S и ингибируя биосинтез ДНК. В этом же концентрационном диапазоне гликозид индуцирует в опухолевых клетках апоптоз, который протекает по «каспазозависимому» пути, минуя активацию «р53-зависимой стадии». Показано, что у гликозида отсутствует эстрогенная активность. В то же время кукумариозид А2-2 блокирует мультилекарственную устойчивость опухолевых клеток, чем, вероятно, обусловлен синергизм сочетанного действия с цитостатиками «in vivo».

С.В. Гнеденков 

Доктор химических наук Сергей Васильевич Гнеденков доложил результаты исследований, нацеленных на формирование биоактивных и биоинертных поверхностных слоев, перспективных для имплантационной хирургии. Представлены результаты направленного плазменно-электролитического синтеза поверхностных композиционных структур, формируемых на поверхности, как крупнокристаллического, так и наноразмерного титана, а также нитинола с использованием современных наноразмерных материалов. Изучены состав, морфология, электрохимические и механические характеристики кальций-фосфатных покрытий, содержащих гидроксиапатит, являющийся естественным компонентом костной ткани. Поверхностные слои, формируемые на титановых имплантатах, изучены в условиях «in vitro» и «in vivo». Установлены причины, обуславливающие биологическую активность покрытий.

Сергей Петрович Крыжановский сделал доклад о гиполипидемическом действии БАД из икры морских ежей в монотерапии и в комбинации с аторвастатином. На основании обследования 45 пациентов с диагнозом ИБС: стабильной стенокардией напряжения 2-3 ф.к. и сопутствующей гиперхолестеринемией было изучено влияние биологически активной добавки к пище «Маристим» – натурального продукта из икры морских ежей, на показатели липидного обмена крови. Установлена способность «Маристима» снижать уровень общего холестерина (ОХ), липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) и триглицеридов (ТГ), а так же увеличивать относительное содержание липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), как в монотерапии, так и в сочетании с уменьшенной вдвое рабочей дозой аторвастатина. Столь высокий аддитивный эффект комбинированного лечения привлекает внимание и будет изучаться дальше.
 
Н.В. Сергеева 

Наталья Владимировна Сергеева рассказала о клинико-лабораторной оценке эффективности использования БАД на основе альгината натрия у больных с аллергическими заболеваниями. Было изучено «in vitro» влияние альгината натрия на спонтанную и индуцированную продукцию цитокинов ИЛ-2, ИЛ-6 и ФНОα. Показано, что альгинат натрия обладает концентрационно-зависимой цитокин-индуцирующей активностью, в отношении ИЛ-2, но слабой в активации синтеза ИЛ-6 и ФНО-α. Произведена оценка эффективности биологически активной добавки на основе альгината кальция у пациентов с различными проявлениями аллергического дерматита и атопической бронхиальной астмы. Показано, что альгинат кальция способствует постепенной нормализации механизмов регуляции иммунитета, с вовлечением клеток с фенотипом CD22+ и CD16+, нормализацией поглотительной и фагоцитарной активности нейтрофилов, цитокинового статуса, снижению концентрации общего иммуноглобулина Е, сокращению сроков выздоровления.

Виктор Евгеньевич Васьковский сделал сообщение о применении в медицине омега-3 жирных кислот (О-3 ЖК), препараты из которых в последние годы стали одними из самых популярных БАД в мире. Среди них препарат – «Омакор» разрешен к применению как лекарство. Использование О-3 ЖК началась со сферы сердечно-сосудистых заболеваний. Затем был показан их положительный эффект в онкологии, а в последние годы важной сферой применения О-3 ЖК являются неврологические и психические заболевания. Анализ липидного состава и состава жирных кислот (ЖК) 15 препаратов показал, что по химическим характеристикам лучшими являются «Омакор» и «Атероблок», однако, с учетом соотношения цена/качество последний предпочтительнее.

Пониженный уровень О-3 ЖК в тканях человека является риск-фактором сердечно-сосудистых, неврологических, онкологических и ряда других заболеваний. Поэтому был разработан экспресс-метод анализа ЖК в цельной крови, который позволил провести анализ около 200 проб крови 180 пациентов. Начат анализ влияния различных факторов на состав ЖК крови при помощи специальной программы на основе данных медкарт и сведений, полученных при анкетировании пациентов.

На добровольцах проведены несколько исследований, которые показали, что α-линоленовая кислота не может заменить для человека препараты высших О-3 ЖК. При приеме двумя испытуемыми с исходно низким уровнем О-3 ЖК крови препарата «Атероблок» были получены существенно различные результаты. У первого пациента содержание ЭПК, составляющее примерно 0.4% от суммы ЖК, не изменилось после первой недели приема препарата, а к концу второй недели увеличилось до 0.75%. У второго пациента уровень ЭПК (примерно 0.5%) не изменился в течение 70 дней приема препарата.

По мнению авторов доклада, правильное использование препаратов О-3 ЖК относится к сфере персонализированной медицины, когда препараты назначают с учетом результатов биохимических и генетических исследований пациентов, на фоне тщательно контролируемой диеты.

 

Яна Феликсовна Пестрякова рассказала об изучении диффузной биоэлектрической активности головного мозга при глаукоме. С помощью индукционной магнитной энцефалографии изучаются закономерности изменений суммарной биоэлектрической активности головного мозга при первичной открытоугольной глаукоме. Диффузную ритмическую активность мозга регистрировали с помощью комплекса «Магнитоэнцефалограф индукционный МЭГИ-01», предназначенного для функционально-топической диагностики дисфункций и заболеваний внутренних органов человека, определения частотных координат очагов патологической активности в центральной нервной системе.

Определены частотные характеристики вегетативных рефлексов глаза в спектре индукционной магнитоэнцефалографии. Выявлены специфичные для первичной открытоугольной глаукомы изменения диффузной биоэлектрической активности головного мозга. Они проявляются нарушением работы адренорецепторных структур глаза, ослаблением парасимпатического влияния ЦНС на нервно-рецепторный аппарат, отличающийся богатством и разнообразием форм рецепторных элементов, сконцентрированных на границе цилиарного тела и дренажной зоны глаза. На основе полученных данных возможно создание корригирующей матрицы для нормализации вегетативного тонуса структур глаза при начальных стадиях глаукомы.

Доктор химических наук Ирина Михайловна Ермак раскрыла в своем докладе влияние БАД на основе полисахаридов красной водоросли на липидный обмен пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Исследовалось влияние БАД «Каррагинан-ДВ» на показатели липидного обмена и маркеры хронического воспаления пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ). В МО ДВО РАН проведен сравнительный анализ параметров липидного обмена (до и после приема БАД «Каррагинан-ДВ» в виде капсул по 250 мг в течение 20 суток) пациентов с ССЗ, находящихся на поддерживающей терапии в течение длительного времени. 

После приема БАД «Каррагинан-ДВ» в группе пациентов наблюдалось достоверное снижение содержания общего ХС и ХС-ЛПНП до уровня нормативных показателей и коэффициента атерогенности, который до приема БАД был достаточно высоким. Применение БАД «Каррагинан-ДВ» приводило к статистически достоверному снижению количества маркеров воспаления: С-реактивного белка, общего количества белых кровяных клеток и фибриногена. Результаты данного исследования демонстрируют, что использование БАД «Каррагинан-ДВ» в качестве дополнительного источника пищевых волокон в комплексной терапии пациентов с сердечно-сосудистыми нарушениями способствует нормализации параметров липидного обмена и воспалительного хронического процесса.

Кандидат медицинских наук Мария Петровна Исаева сделала доклад «Иммунные и генетические механизмы реализации аллергического воспаления у детей Приморского края: вклад полиморфизма генов интерлейкинов (IL4 и IL13), рецепторов (IL4R и IL13R) и глутатионтрансфераз (GSTM1).

Доклад доктора медицинских наук Татьяны Станиславовны Запорожец был посвящен оценке системной воспалительной реакции пациентов с облитерирующим атеросклерозом нижних конечностей.

П.А. Лукьянов (слева)

Доктор химических наук Павел Александрович Лукьянов рассказал о нарушениях гликозилирования белков острой фазы при различных патологиях. Изменение гликозилирования белков-маркеров различных социально-значимых заболеваний развивается на самых ранних этапах патологического состояния. На примере альфа-1-кислого гликопротеина и С-реактивного белка рассматривается возможность выявления их различных гликоформ с использованием панели углевод-связывающих белков-лектинов морских беспозвоночных в ранней и дифференциальной диагностике астмы и острого бронхита, неспецифического язвенного колита и других заболеваний желудочно-кишечного тракта. Показана диагностическая значимость таких маркеров при инфаркте миокарда.

Кандидат биологических наук Ольга Юрьевна Портнягина посвятила сообщение верификации и клинико-иммунологической характеристике поражения периферической нервной системы иерсиниозной этиологии. Иерсиниозные инфекции отличаются от других острых кишечных инфекций возможностью развития вторично-очаговых форм заболевания, которые рассматриваются как иммунопатологии, вследствие того, что иерсинии обладают общими антигенами, сходными с антигенами тканей органов человека, что создает предпосылки для развития в организме аутоиммунного процесса.

В исследовании апробировалась разработанная ранее авторами ИФА тест-система на основе различных молекулярных форм (тримерной и мономерной) порина НМ из Yersinia enterocolitica для выявления иммунопатологий, обусловленных перенесенной иерсиниозной инфекцией и оценки показателей гуморального и клеточного иммунного ответа у больных с поражениями периферической нервной системы.

Показано, что диагностика поражений периферической нервной системы иерсиниозной этиологии может осуществляться с помощью двух молекулярных форм порина НМ Y. enterocolitica, которые обладают различной эффективностью в ИФА при выявлении особенностей специфического гуморального иммунного ответа пациентов на разных стадиях заболевания.
Кандидат медицинских наук Екатерина Павловна Турмова сделала сообщение о роли нарушений цитокинового статуса и общей антиоксидантной активности в развитии эндотелиальной дисфункции при экспериментальной гиперлипидемии.

 

Кандидат медицинских наук Илона Дамировна Макаренкова сделала доклад об изучении противовирусной активности сульфатированных полисахаридов из морских водорослей двух структурных типов – каппа и лямбда, полученных из водорослей Chondrus armatus, в опытах «in vitro» при экспериментальной хантавирусной инфекции. Авторами обнаружено выраженное вирусингибирующее действие при использовании высоких концентраций каррагинанов: 1000 – 2000 мкг/мл. Установлено, что при использовании более низких концентраций каррагинанов (500 мкг/мл) для обработки вируса наблюдалась заметная разница в проявлении их противовирусного действия. Отмечено, что даже в достаточно высоких концентрациях каррагинаны обладают низкой эффективностью подавления вирусной репродукции при предварительной обработке препаратами клеток Vero E6.

Кандидат биологических наук Геннадий Алексеевич Шабанов сообщил о функционально-топической диагностике заболеваний внутренних органов на основе анализа ритмической активности головного мозга. Авторами предлагается концепция матрицы функциональных состояний «multiple arousal», образованной ретикулярными образованиями мозга. На этой основе впервые разработана методика спектрального анализа диффузной биоэлектрической активности головного мозга, и обоснована частотно-топическая система координат для отображения и анализа полученной информации. Разработаны основные принципы функционально-топической диагностики заболеваний внутренних органов – выделение очага патологически усиленного возбуждения, стадий воспалительного и опухолевого процессов, получены индексы интегральной оценки здоровья человека.

Заслушанные пленарные доклады вызвали большой интерес у всех присутствующих. Заседание завершилось открытой дискуссией по наиболее интересным темам, с оценками результатов конференции, ее потенциала и перспектив. 

Основная часть используемых фармацевтических препаратов и методов лечения человека создана в рамках развития классической медицины, без учета индивидуальных особенностей человека и молекулярных особенностей формирования патологического процесса. Современная медицина переносит свое внимание на выявление молекулярных, клеточных и тканевых мишеней болезней. Укрепление связей с академической и вузовской наукой, развитие междисциплинарных технологий позволяет создавать новые эффективные высокоспецифичные средства профилактики, диагностики и лечения человека. Новые проекты должны предусматривать согласование научных результатов по выявленным биомедицинским мишеням и способов воздействия на них с помощью лекарств, композитных медицинских материалов, приборов и диагностических систем. Формирование и продвижение таких проектов станет предпосылкой и основой развития новой медицины. 

Участниками принято решение о продолжении встреч подобного формата и проведении следующей конференции через два года. Для публикации в Тихоокеанском медицинском журнале отобрано 30 статей, 28 статей включены в электронный сборник.
 
Академик РАН, доктор химических наук В.А. СТОНИК:
– Научно-практическая конференция «Фундаментальная наука – медицине» проводится уже шестой раз. Конференции были очень разные. На одних заслушивались только сообщения руководителей грантов, полученных в рамках Программы Президиума РАН «Фундаментальные науки медицине», на других, например, на последней конференции, выступали не только представители институтов ДВО РАН и Медицинского объединения ДВО РАН, но и ученые Сибирского отделения Российской академии медицинских наук, сотрудники неакадемических учреждений: Владивостокского медицинского государственного университета, Дальневосточного федерального университета, ТИНРО-центра и других. 

Кстати, материалы последней конференции, которая отличалась более активным участием молодых ученых и сотрудников, будут в ближайшее время выставлены на сайте ТИБОХ ДВО РАН, а затем опубликованы в Тихоокеанском медицинском журнале. Одной из основных целей работы по организации конференций является координация усилий и установление более тесных научных и деловых контактов между теми коллективами, которые работают на Дальнем Востоке России в области биомедицинских исследований. Считаю, что такая координация за последние годы заметно усилилась. Тем не менее, межведомственные проекты с участием академических и неакадемических организаций, по моему мнению, финансируются недостаточно. Кроме государственных контрактов, в которых иногда участвуют ученые-дальневосточники, другие пути финансирования таких проектов практически не работают. 

Если попытаться отметить наиболее перспективные направления, проекты сотрудничества ученых и медиков, то в первую очередь следует назвать актуальные для нашего региона работы, связанные с использованием уникальных биологических ресурсов: от морских микроорганизмов до высших растений – для целей биомедицины. Очень плодотворными могут оказаться также проекты, в которых будут использованы фундаментальные достижения физической и инженерной науки – для разработки новых методов диагностики, доставки лекарств, новых подходов к лечению различных болезней. 

Огорчает, что работы в этих направлениях сдерживаются медлительностью и излишней забюрократизованностью органов государственного управления, дающих всевозможные разрешения, лицензии и регистрирующих новые препараты и методики, а также трудностями приобретения в приемлемые сроки реактивов, лабораторных животных, оборудования. И, конечно, ученым и медикам, работающим, над теми или иными проектами, всегда не хватает финансовых средств. 
 
В.Е. Васьковский 

Член-корреспондент РАН, доктор биологических наук В.Е. ВАСЬКОВСКИЙ
– Прошедшая научно-прикладная конференция по актуальным проблемам медицины, «Фундаментальная наука – медицине», показала, что в регионе, в первую очередь, в Приморье исследования в интересах медицины ведутся широко и на хорошем уровне. Было заслушано 18 докладов, представленных четырьмя институтами ДВО РАН, НИИ эпидемиологии и микробиологии СО РАМН, ВГМУ, ТИНРО-Центром и Медицинским объединением ДВО РАН. На роли нашего Медобъединения в проведении конференции и успешной работе по проблеме я и хочу остановиться. 

Конференция, как и все предыдущие, прошла на его территории, коллектив МО был главным организатором. Те, кому приходилось организовывать хотя бы одну конференцию, могут оценить трудности проделанной работы. И при этом, МО – не институт, где любую работу можно остановить на время. Вот незаметный, но многозачительный эпизод. Одного из сопредседателей конференции – главврача МО С.П. Крыжановского во время заседания вызвали к больному в отделение реанимации. 

Медобъединение стало не только прекрасным хозяином, но и самым активным участником конференции. Большинство докладов было представлено сразу от нескольких учреждений. В восьми из них соавторами были сотрудники МО, в нескольких – докладчиками. Но даже эти цифры не дают полного представления о роли Медобъединения в тех исследованиях, результаты которых докладывались на конференции. Медобъединение, во главе с С.П. Крыжановским, сыграло и играет важную роль в сотрудничестве институтов ДВО РАН с институтами СО РАМН и вузами при проведении медицинских исследований, при передаче результатов фундаментальной науки в практику. Эти заслуги МО были единодушно отмечены участниками в решении конференции. 
  
В.А. Невзорова 
  
Доктор биологических наук В.А. НЕВЗОРОВА
– Говоря о последних тенденциях в вузовской подготовке врачей, развитии научного потенциала ВГМУ, интеграции вузовской, академической науки и МО ДВО РАН, хотелось бы отметить следующее. Среди приоритетных целей университета – разработка и реализация программ подготовки научно-педагогических кадров и повышения научного потенциала вуза. Они основаны на принципах вертикальной подготовки кадров; подготовки лучших кадров; активизации научно-исследовательской и инновационно-проектной деятельности молодежи, которая должна служить широким базисом отбора и ранней подготовки кадров. Часть научных исследований ВГМУ финансируется Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере через такие программы как «У.М.Н.И.К.».

Активно ведутся исследования по основным направлениям НИР ВГМУ. Это гистофизиология мозга и нейроэндокринная регуляции висцеральных систем человека в норме и патологии, разработка методов лекарственной и клеточной терапии, молекулярная эпидемиология, микробиология и иммунология в медицинской патологии, разработка современных технологий профилактики, диагностики и лечения неинфекционных заболеваний человека.
Создание и активное функционирование объединенного Научно-образовательного центра на базе ВГМУ, ИБМ ДВО РАН, ДВФУ «Фундаментальная медицина и фармакология» способствовало повышению уровня подготовки молодых специалистов в области фундаментальных исследований и их привлечению к творческой научной работе.
 
Успешно выполняются совместные работы ВГМУ и научно-исследовательских институтов ДВО РАН по направлениям: Молекулярная эпидемиология (ТИБОХ, ИБМ, Институт химии), Молекулярная биология (ТИБОХ, ИБМ), Экспериментальная и клиническая фармакология (ТИБОХ, ИБМ), Методы компьютерной диагностики в медицине (Тихоокеанский океанологический институт, Институт автоматики и процессов управления).

Впереди – перспектива создания технологической платформы «Биомедицинские технологии и ресурсы Дальнего Востока», стратегическая цель которой – организация объединенного сегмента медицины, фармации, образования и экономики, способных сформировать новые рынки высокотехнологичной продукции и услуг с привлечением уникальных ресурсов Дальнего Востока.